Роковая итальянская cтрасть (Fateful Italian Passion) (Русская версия)

  • от
  • Рейтинг:
  • Опубликовано: 6 апр 2015
  • Обновленные: 7 янв 2016
  • Статус: В Процессе
Эротический, психологический, любовный роман. *****В раннем детстве Веронику Ледянову удочерила ее тетя Генриетта. Вероника не знает своих настоящих родителей и живет только ради своей любимой тети. Заканчивая четвертый курс университета по профилю дизайн одежды, девушка мечтает отдохнуть и хотя бы на неделю уехать от своего каждодневного окружения - сокурсников, которые постоянно издеваются над ней, вследствие ее происхождения. Генриетта решает подарить Веронике тур по Италии, который сможет сможет отвлечь ее от проблем. Вскоре Вероника едет в Италию и встречает в Риме молодого мужчину по имени Милано Венециани, который кажется ей очень хорошим человеком. Но Вероника не знает ни его прошлого, ни настоящего, как и не знает, что принесет ей будущее. Вступая в эти отношения, Вероника чувствует, что влюбляется в Милано. Но убьет ли ее это? Или заставит девушку почувствовать себя как никогда живой? А может Вероника просто упадет на дно этой губительной страсти и никто не поможет ей?

41Likes
39Комментарии
4332Просмотры
AA

9. ГЛАВА 9


 

***

«Демоны Внутри».

 

     А тем временем Милано вернулся с работы домой очень усталым. Но устал он не от объема дел, а от душевной тоски. Ему было невыносимо думать, что Вероника так далеко и при всем желании он не может прикоснуться к ней.

     Позвонив после обеда экскурсоводу Кларе, Милано распорядился перекинуть деньги на ее счет, чтобы она все утрясла по поводу ваучеров, украденных у Вероники. Клара охотно согласилась помочь, но больше ничего не могла обещать. Маршрут поездки гид описала в общих чертах, так как по правилам фирмы она не имела права разглашать подробности.

     «Что ж! Видно не судьба снова увидеть Веронику. Но если бы я ее увидел – точно бы не отпустил!» – убеждал себя итальянец. Умом он понимал, что Веронику может отпугнуть его прошлое, но сердце упорно не желало признавать этого. Милано не мог позволить себе сломать девушке судьбу. Он лишь хотел открыть новую главу своей жизни.

     А мог ли? Милано был слишком избалованным сексом плейбоем – тем, кого больше всего ненавидела Вероника.

***

     Медленно поднимаясь по лестнице, Милано тяжело поднял голову, когда увидел нахмуренное лицо Лученцо.

     – Мы тебя ждали к ужину, а ты опоздал на три с половиной часа! Не дождавшись тебя, родители уже улетели в Австралию! – Лученцо порицал старшего брата, думая, что тот опять начнет врать и скажет, что сегодня у него было полно работы и совсем не было свободного времени. Лученцо злило, что Милано так относился к собственным родителям. Хотя с одной стороны его можно было понять. Ведь когда Милано был подростком, родители не беспокоились о его жизни. Почему теперь он должен интересоваться ими?

     Долго ждал Лученцо объяснений от старшего брата, но так и не дождался. Внимательно посмотрев на лицо Милано, он все понял.

     Либо мужчина устал, либо…

     – Что с тобой, Милано? Ты выглядишь расстроенным... – затаив дыхание, спросил Лученцо, настраиваясь на то, что брат в любую минуту пошлет его ко всем чертям.

     – Сегодня не успел к ней. Опоздал на какие-то десять минут!!!

     – Не успел к девушке? Не надо расстраиваться! – Лученцо подбадривал Милано, сжимая его плечи в братском объятии. – Вы снова встретитесь. Я убежден в этом.

     – Она уехала и, возможно, больше не приедет. Гид Клара не сказала, каков маршрут их поездки, но я рад, что помог девушке хотя бы с ваучерами, переслав деньги на счет Клары. Гид все сделает, девушка спокойно будет заселяться в отелях, а меня больше не станет мучить совесть. Хоть одно благородное дело я сделал в своей жизни, – апатично ответил Милано, открывая дверь в свою комнату и плюхаясь в большое и мягкое кресло, обитое бархатом цвета темной вишни.

     – Девушка потеряла деньги?

     – Нет. У нее украли сумочку. Найти бы этого гада! Сразу бы перестал красть деньги у добропорядочных людей!

     – Я уверен, ты бы смог его убедить, – рассмеялся Лученцо, но потом осознал, что брат был не в том настроении, чтобы понимать его шутки. – Да ладно, вы еще увидитесь!

     Милано сжал кулаки так сильно, словно родной брат ни в чем не мог его убедить. Это было бесполезно.

     – Увидимся? Ни хрена! – ругнулся он, до такой степени натянув ткань подлокотника кресла, что та готова была порваться. – Я даже не знаю, какой следующий город будет в ее туре. Экскурсовод сказала, что они поедут в Помпеи. А потом, скорее всего, в Милан, в Сполетто, во Флоренцию или Вольтерру. Я же не буду искать ее по всей Италии!

     – Мог поискать, если бы захотел! – Лученцо призывал брата к отчаянным подвигам, намекая на его харизматичную натуру. – Ты ни разу не совершал безумных поступков, а давно пора! Только не таких поступков, которые присутствовали в твоей жизни и, возможно, присутствуют до сих пор.

     – Ты имеешь в виду секс? – заулыбался Милано, понимая запутанную речь брата.

     – Да, он самый, – кивал Лученцо. – Но если ты хочешь, чтобы эта девушка была с тобой, то должен завязать с развратом раз и навсегда: разорвать все связи со своими старыми и новыми любовницами!

     – Ты офигел?! – взревел Милано. – Я не пойду на это. Жить без секса – это все равно, что жить без воздуха!

     – Я имел в виду твоих любовниц! А не секс! – с жаром отвечал ему Лученцо.

     – Ничего не могу обещать, – пробормотал мужчина себе под нос, не слушая речь брата, а смотря куда-то в пол. Видимо, Милано снова уходил в свой таинственный и скрытый от всех мир.

     – Ну, тогда забудь о своей незнакомке и живи дальше. Уважающая себя девушка никогда не станет делить мужчину с другими бабами. Уж поверь мне!

     – Подожди! – вдруг засмеялся Милано. – Ты уже стал мужчиной? Когда же это произошло? Только опыт в постели мог тебе подсказать такой остроумный ответ.

     – Для этого не нужен опыт, – уверял Лученцо старшего брата. – Франческа мне говорила, что никогда не будет делить свою постель с мужчиной, кто будет трахаться без разбору. Она сразу же его бросит. Вот откуда мои наблюдения. Да и я сам не изменил бы девушке. Я однолюб и понимаю, что это значит.

     – Я-то думал, что ты побывал в ее постели. Неужели Франческа так и не затащила тебя туда? – расхохотался Милано. – Судя по ее телу, она очень даже опытная.

     – Хватит обсуждать мою девушку и наши отношения в постели либо вне ее. Хоть ты и мой родной брат, но я не позволю говорить тебе о Франческе в таком тоне! – вознегодовал Лученцо, чуть ли не набрасываясь на Милано с кулаками.

     – Тише. Нажми на тормоз! – улыбнулся Милано, перехватывая его кулаки. – Я не хотел тебя оскорбить.

     Лученцо посмотрел на него смелым, решительным взглядом, и Милано сразу понял, что сейчас последует нравоучение. Но решил выслушать и не перебивать брата.

     – Вот что я тебе скажу, Мино. Раньше тебя никто не одергивал в отношении твоих шуточек по поводу сексуального опыта женщин и мужчин, но теперь одергивать буду я. Конечно, я знаю, что в нашем городе женщины в определенных кругах восхваляют тебя и говорят, что ты гигант в сексе, и они с радостью провели бы с тобой одинокие ночи, но это никак тебя не оправдывает! Стоит последить за своим поведением, и впредь быть культурным, да и вообще вести себя тактичнее с людьми. Даже если они тебе совершенно не нравятся. Это относится, и к нашим родителям. Тебе понятно? Я не посмотрю на то, что ты мой брат и когда-нибудь так врежу, что мало не покажется! Говорю совершенно серьезно, Милано, и надеюсь, ты примешь к сведению мой совет и мою просьбу.

     Такой выговор Лученцо резко повлиял на Милано, и тот перестал улыбаться: лицо превратилось в злобную мину, и юноша боялся, что в ход пойдут кулаки. Лученцо не хотел драться со старшим братом, так как знал, что по силе тот намного превосходил его. А биться Милано умел: восемь лет в секции бокса дали ему отличную спортивную подготовку.

     Лученцо нервно сглотнул, догадываясь, что брат встанет с кресла и начнет с ним препираться. Но Милано лишь пытался успокоить своего внутреннего дьявола, стараясь не злиться.

     – Может, ты и прав, Лученцо, – беспристрастно ответил Милано, чувствуя, что гнев проходит и кулаки разжимаются сами собой. – Я грубиян, я знаю. Прости, что оскорбил твои чувства. Франческа, правда, тебе нравится?

     Мягкий тон в голосе старшего брата поразил Лученцо. Неужели юноша достучался до мужчины после стольких лет? Или бронезащита Милано открылась, но потом снова закроется?

     – Я ее люблю, – спокойно ответил Лученцо, садясь в противоположное кресло напротив Милано.

     – Не хочу, чтобы тебе разбили сердце, брат, – сказал Милано с какой-то одинокой печалью в голосе. – Не хочу, чтобы ты страдал.

     – Не волнуйся. Этого не случится, ведь Франческа очень любит меня. Фрэ, что интересно, ей понравилось сокращенное имя, которое ты ей дал, сказала, что переедет к нам, как только закончится ремонт в ее доме. Сейчас она помогает родителям и не может оставить их одних. Франческа не будет торопить меня с сексом, ведь она знает, что я девственник. Она отметила, что свадьба у нас будет очень необычная, потому что в белом будет не только невеста, но и жених. Хотя, в общем, не она невинная, а я. Во будет умора! – усмехнулся Лученцо.

     Милано лишь печально рассмеялся на речь брата. Он не хотел переубеждать Лученцо, потому что видел, что его слова смогут нанести брату душевную рану. Ведь Лученцо влюблен и не поймет его советов, как бы он ни старался. А для Милано не существовало такого чувства, как «любовь». Все, что он наговорил Веронике днем назад, ничего для него не значило. Он не верил в любовь да особо и не хотел верить. В то, во что он верил, он мог назвать словом «страсть», но не более того. В душе Милано что-то умерло за эти годы, и он не пытался это вернуть. Но брата он должен был поддержать. Это было его долгом.

     – Так, значит, ты скоро женишься? И молчишь, плут! – Милано метнулся к Лученцо, чтобы пожать ему руку.

     – В общем, да! – торжественно заявил Лученцо, сразу ответив на жест старшего брата. – Пришлось мне раскрыть наш секрет с Фрэ, хотя я ей обещал, что не буду. Она меня убьет.

     – Убьет, если только в постели, – договорив за брата, хмыкнул Милано. – Но я рад за тебя! Надеюсь, ты будешь счастлив, – завершил он свою речь, крепко обнимая юношу и дав ему пару шлепков по спине.

     – Спасибо, Милано, – улыбнулся Лученцо, также обнимая своего брата. – Уверен, что ты тоже найдешь свое счастье. Бог не зря дал вам сблизиться – тебе и твоей незнакомке!

     – Вряд ли, – грустно произнес Милано. – Кстати, а ты уже сказал родителям?

     – Нет. Только попробуй сказать им, и я тебя побью! – ухмыльнулся Лученцо. – Я еще толком не поговорил с родителями Фрэ. У нас на следующую субботу назначен ужин. Сходишь со мной?

     – Я? Как сват? Нет уж, – ответил с пренебрежением Милано. – Не люблю эти сводни!

     – Сделай одолжение. Соверши для брата хоть что-то!

     – ОК. Просто сегодня мне звонила Бьянка и позвала меня в следующую субботу в клуб. Там будет много моих друзей…

     – Опять твоя Бьянка! Черт подери, она же настоящая проститутка! Как ты можешь увиваться за ней? Она и мизинца твоего не стоит! – осуждал Лученцо старшего брата, так как жизнь Милано вне работы бесила его.

     – Я не увиваюсь. Просто она в постели, как вулкан и ничего не стесняется. Мне нравится с ней трахаться, и это вполне меня устраивает. Какое тебе дело до этого?! – Милано никак не мирился с отчитыванием Лученцо.

     – Не дай бог, что когда-нибудь ты закончишь дни в постели, занимаясь сексом с какой-то прошмандовкой, а не сидя в собственном саду, в плетеном кресле, вместе с любимой женой, любимыми детьми и внуками и читая им книги.

     – Удивительная фантазия, Лученцо! – захохотал Милано, внимательно слушая своего брата. – Хотя мне нравится. Потому что заканчивать жизнь дряхлым стариком я не намерен. Я умру рано.

     – Заткнись! – Лученцо стал выходить из себя. – Если эти слова услышит наша мать – она умрет от сердечного приступа, а у отца будет инсульт! Ты хоть думай, что говоришь!

     – Моя жизнь никак не должна касаться тебя и вообще никого. Доживешь до моего возраста, возраста Христа, и поймешь, что жизнь – дерьмо! И хватит об этом. Уходи из моей комнаты. Я хочу побыть один! – Мужчина пылал неистовством, пока Лученцо с болью смотрел на него. Без любви Милано был самым настоящим куском льда. Снежный Король, одним словом.

     Если бы только Лученцо мог увидеть ту девушку, о которой говорил Милано, он бы столько рассказал ей, убедил бы ее помочь Милано, остаться с ним, несмотря ни на что. Ведь девушка так преобразила старшего брата всего за день, и после встречи с ней он стал совершенно иным. Но как только они расстались, Милано стал неистовым сексоманом, у которого не было никаких принципов, а уж тем более добродетелей. Лученцо становилось страшно подумать, во что превратится жизнь Милано лет так через десять. Ему будет уже сорок три: возраст достаточно зрелый, чтобы иметь детей и внуков. А он не хочет семью, следовательно, будет прожигать жизнь в обществе закоренелых проституток, готовых отдаться ему за любые деньги.

     Он не может этого допустить. Если незнакомка вернется в жизнь Милано, он всеми силами попытается удержать ее возле старшего брата. Лученцо спасет жизнь Милано, даже если понадобится поругаться со всеми любовницами брата. Он протянет руку Милано, чтобы тот выбрался из тягучей трясины и его заблудшая душа нашла приют рядом с прекрасной девушкой.

     Оставшись за дверью, Лученцо услышал, как зазвенел его радиотелефон, и тяжко вздохнув, медленно поплелся в свою комнату. Поднимая трубку, молодой человек улыбнулся, уже зная, кто был на проводе.

     – Лучик мой. Это я. Фрэ! – прощебетала девушка, включая на своей кухне электроплиту.

     – Фрэ. Я думал, ты не позвонишь, – заговорил Лученцо, создавая искусственную радость в своей душе.

     Но итальянка моментально сообразила, что что-то было не так.

     – Что случилось? Опять твой старший брат?! Были разговоры по сексологии? – с презрением к этой теме, возмущалась Франческа.

     – Я беспокоюсь за него, Фрэ. Боюсь, он плохо кончит. Только я это понимаю, и меня это убивает. Мино сегодня наплевал на семейный ужин с родителями, придя позже обычного на три часа, а я ведь специально подгадал под время, когда он возвращается с работы.

     – Твой брат знает, как жить. Ты не сможешь привинтить свою голову на его шею!

     – Я не об этом! Ты не понимаешь!!!

     Лученцо вдруг осознал, что поднял голос на Франческу, хотя он никогда не позволял себе такого. Наверное, юноша действительно боялся за родного брата.

     – Он губит свою молодую жизнь, а ему – всего ничего, тридцать три года!

     – Прости, Лученцо. Наверное, я и вправду эгоистка. У меня на уме только наша свадьба. Но что ты намерен делать?

     – Не знаю, Франческа. Но я бы очень хотел разыскать одну девушку, – настойчиво излагал свою мысль Лученцо.

     – Какую? – Итальянка пребывала в замешательстве.

     – Мой брат вчера познакомился с одной особой, но отрицает, что она ему очень понравилась. Мне кажется, он влюбился в нее, просто сам еще не хочет этого понять. Если незнакомка будет с Милано, он полностью изменится. Если бы ты видела его вчера! Я никогда не замечал такой улыбки на его лице. Он весь светился!

     – Правда?! Но Милано же не верит в любовь! – Франческа шокировано открыла рот, поражаясь тому, о чем говорил Лученцо, пока стояла у плиты, успевая помешивать соус к своей пасте.

     – Я тоже так думал до вчерашнего дня. Просто мне кажется, что Милано еще до сих пор в сомнениях, встречаться ли ему с этой девушкой или нет? Но я уверен, брат скучает по ней и хочет снова ее увидеть. Надеюсь, завтра я найду доказательства своих слов.

     – Интересно, что? Сохраненный презерватив? – захихикала в трубку Франческа.

     – И ты туда же! Да ну вас!!! – буркнул Лученцо.

     – Прости, дорогой, за мой дурной этикет. Надо было сохранить свое тело для тебя, тогда я бы не была такой распущенной! Ах, если бы я встретила тебя раньше… – горестно вздохнула Франческа, пробуя на вкус томатный соус.

     – Не заморачивайся по этому поводу. У тебя есть я, и мне не важно, сколько в твоей жизни было мужчин. Теперь ты моя и после свадьбы тоже.

     – Нет! Это ты будешь моим после свадьбы! – засмеялась итальянка, выливая свое творение в небольшой соусник и смакуя с ложки его густую консистенцию. – Я тебя распробую, как этот соус, который только что приготовила.

     – Ты приготовила соус? Я хочу поесть с твоих пальчиков... – произнес Лученцо, не ожидая от себя такой смелости.

     – Обалдеть, Лу! Оказывается, у тебя есть дар соблазнителя. И я даже знаю в кого. Пока ты мне говорил, – делая голос более тихим, продолжала Франческа, – я возбудилась.

     – Нас могут подслушать! – юноша укорял ее за вольнодумство.

     – Не будь маленьким! Всем плевать о чем, мы говорим. Это частная жизнь, и для некоторых людей совсем неинтересная.

     – Но все же… Лучше скажи это, когда мы встретимся. Лично мне.

     – Если я тебе все скажу, боюсь, придется тебя сделать мужчиной раньше срока.

     – Фрэ! – одернул ее Лученцо. – Ты специально меня дразнишь?

     – Да… – соблазнительным тембром промурлыкала Франческа. – Желаю, чтобы ты хотел меня, даже болтая со мной по телефону.

     – Ты сумасшедшая! – хохотал Лученцо, пытаясь удержать трубку радиотелефона в своей руке.

     – Тогда и ты тоже. Не стоило говорить мне таких вольностей. Ты первый начал! – Франческа в ответ рассмеялась, быстро выключая плиту на кухне. – Мне надо идти, Лу. Я должна покормить младших братьев. Ты придешь на предсвадебный ужин?

     – Обязательно. Хотя я очень переживаю, будто я невеста.

     Франческа довольно захихикала.

     – Не переживай. Ты понравишься родителям. Маме я сказала твою отличительную особенность, и она в приятном шоке.

     – Фрэ, ну, ты даешь! Это же интимное!!! – не понимал ее Лученцо.

     – И что? Зато она знает, какой у нее благочестивый будущий зять. Прямо ангел.

     – М-да… – озадачился Лученцо. – Как я буду смотреть в глаза твоей матери в следующую субботу?

     – Молча, – снова захихикала Франческа.

     – Ты будешь не против, если я возьму с собой Милано?

     – Хмм... – задумалась девушка. – Я не против, но знаешь, что порой твой брат ведет себя чересчур вызывающе! Как бы он чего не сморозил при моих родителях. Он же не знает, что они люди строгих нравов и подмечают все. Если это испортит мнение моей семьи о твоей, мне будет неприятно.

     – Я понимаю, звоночек, поэтому предупрежу об этом Милано, ведь он согласился поддержать меня на ужине, как сват.

     – Сват? – Франческа улыбнулась, удивляясь, что старший брат Лученцо согласился помочь ему. – Окей. Хотя я не хочу, чтобы Милано пришел на ужин либо пьяным, либо с какой-то ветреной девицей.

     – Постараюсь этого избежать.

     – Если твой брат что-то выкинет на нашем предсвадебном ужине – нашему счастью придет конец, и свадьба не состоится…

     Лученцо почувствовал, что голос любимой задрожал, и она всеми силами пытается не заплакать.

     – Я клянусь, что ничего не произойдет! Клянусь честью и своей девственностью!

     – Нашел, чем клясться! – рассмеялась итальянка сквозь слезы. – Смотри, чтобы тебя не лишили последнего раньше времени.

     – Ты будешь моей первой женщиной. Не думай об этом.

     – Жду не дождусь, дорогой! - счастливо пропела Франческа.

     – Ты не злишься, что я проговорился о свадьбе? Просто Милано вынудил меня сказать об этом, так как не верит, что ты меня любишь. Мне пришлось выложить ему, что мы с тобой скоро поженимся. И еще Милано сказал, что как-то видел тебя мельком и сразу определил, что ты опытна. Откуда он знает?!

     – Я не злюсь, но твой брат – настоящий скептик. Он отрицает любовь в любом ее виде. Что можно с него взять? Верь, я действительно люблю тебя, Лученцо. А по поводу моей опытности я бы послала его куда подальше! Это не его ума дело! Но так как Милано – твой брат, я буду уважать его. Хотя если он распустит свои грязные лапы, клянусь, я пригрожу ему судом за домогательство. Я не буду это терпеть. Твой брат порой переходит всякие границы!

     – Он домогался тебя?! – Лученцо окаменел у телефона. – Скажи. Все равно мы в ссоре, и я набью ему рожу!

     – Впервые я увидела твоего брата в гостях у моей подруги. Он был приглашен на вечеринку. Решая поразвлечься, он начал домогаться ее на моих глазах и даже не стеснялся этого. Подруга была просто в шоке.

     – О, боже, – тяжело вздохнул Лученцо. – Мой брат катится по наклонной. Я не могу стоять в стороне и должен помочь ему, Фрэ! Что он еще натворил?

     – Ничего, – тихо ответила девушка. – Не знаю, что он учудит в следующий раз.

     – Давно это было?

     – Неделю назад.

     – Почему ты молчала?

     – Не хотела расстраивать. Ведь в тот день я согласилась стать твоей женой. Забыл? – пролепетала Франческа, придавая своим ямочкам морщинки от улыбки.

     – Ты – самая добрая девушка, которую я когда-либо встречал, – нежно сказал ей Лученцо, мечтательно посылая Франческе воздушный поцелуй. – Слушай, а может, мне не вести с собой Милано? Он меня только высмеет!

     – Решай сам, – невесело ответила итальянка. – Внешне вы чем-то похожи, но в характерах полная противоположность. Я порой не верю, что Милано – твой брат.

     – Я понимаю твое мнение о Милано, но скажу тебе одну вещь. Он всегда опекал меня и заботился обо мне, когда я был маленьким. На нем лежат все грехи жизни, поэтому мне достались лишь благие дела. Ты просто не знаешь всего того, чего знаю я. – Опечаленный Лученцо повествовал о жизни старшего брата. – Я храню его тайну и пока не могу тебе все рассказать. Может, он сам когда-нибудь расскажет. Но такому прошлому не позавидуешь. Я до сих пор поражаюсь, почему он остался добрым? То, что оп испытал, могло абсолютно сломать его. Я знаю, что Милано любит наших родителей, хотя и полностью отрицает этот факт. Но вот к друзьям и товарищам у него полная неприязнь и предубеждение. Но мы перекроем это на свой лад, Франческа. Я верю.

     – Надеюсь, ты прав, мой Лу. Ладно, я кладу трубку. Мне правда пора. Если найдешь эту девушку, которую повстречал Милано, позвони мне. Я сама хочу с ней познакомиться. Интересно, как она выглядит? Думаю, красивая. Милано ловит только таких.

     – Обязательно тебе позвоню. Я тоже кладу трубку. Люблю.

     – И я тебя люблю. До следующих выходных.

     – До выходных...

     Влюбленные одновременно положили трубку на свой базовый блок, мечтая о том, когда же они снова встретятся. Вспомнив о беседе с Франческой, Лученцо улыбнулся сам себе и уже хотел уйти на кухню, как вдруг застыл. В проеме двери стоял Милано, упираясь рукой в дверной косяк и бросая на брата пылающие угольки бешенства.

     – Так вот чем ты занимаешься! – проревел он. – Пилишь меня вместе со своей будущей женой? Так, так, так. О чем вы еще говорили? Как сделать меня импотентом, чтобы я больше не трахался?!

     – Брат, ты сдурел?!

     Увидев в правой руке старшего брата стакан с коньяком десятилетней выдержки, Лученцо понял, что Милано был дико пьян.

     – Сдурел! – голос мужчины пронесся по всей комнате, как грозный рев льва джунглей.

     – Иди в комнату. Проспись. Я не буду говорить с тобой, пока ты не отдохнешь!

     – Ты будешь мне еще указывать, щенок?!

     Идя к брату походкой боксера, Милано медленно вошел в комнату. Лученцо сразу стало ясно, что драки не избежать.

     – Не оскорбляй меня, Милано. Я могу и не сдержаться! Просто я понимаю, что ты сейчас пьян в стельку и не в духе. Но у меня тоже терпения не с целый Рим!

     – Заткнись! – прошипел Милано. – Я не позволю обсуждать мою жизнь ни тебе, ни твоей шлюхе Франческе! Тем более сводить меня с какой-то девицей легкого поведения, которая отдалась мне в первый же день нашей встречи!!!

     Лученцо осознал, что его терпению пришел конец. Слышать обзывания в адрес Франчески, особенно от родного брата, было уже верхом унижения. Юноша быстро шагнул к Милано и резким хуком справа ударил его в скулу. Мужчина мгновенно свалился на пол, постанывая от резкой боли в челюсти.

     Какие бы чувства сейчас ни испытывал Лученцо к брату, все они были далеки от добродетельных. Но понимая, что Милано все-таки близкий ему человек, Лученцо медленно подошел к нему и присел на корточки. Он знал, что старший брат пьянствовал, потому что пытался защитить себя от боли, которая жалила его сердце. Милано отгородился от людей и не желал их пускать в свою душу.

     – Я думал, что ты изменишься, а теперь твоя желчь выливается на меня, – молвил Лученцо, смотря на безысходность положения. – Как ты мог обозвать таким постыдным словом мою любимую женщину? Не ожидал я этого от тебя…

     Но Милано уже не слышал Лученцо, так как полностью отключился от внешнего мира. Приподняв брата за подмышки и положив его руку на свое плечо, Лученцо дотащил Милано по лестнице до его комнаты, помогая брату добраться до постели. Опрокинув мужчину на кровать, Лученцо только покачал головой. «Неужели брат так никогда и не выберет правильный путь?» – горевал он о судьбе Милано. – «С каждым годом будет становиться только хуже?! Неужели нет спасенья?»

     Но спасение могло прийти в образе милой незнакомки, с которой повстречался Милано. А могло и не прийти по воле случая. Таким образом, возникала вероятность того, что мужчина погибнет в аду, который он создал собственными руками.

Вступить в МовелласУзнать о чем вся эта суета. Присоединись сейчас и начни делиться своей креативностью и страстью.
Loading ...