Роковая итальянская cтрасть (Fateful Italian Passion) (Русская версия)

  • от
  • Рейтинг:
  • Опубликовано: 6 апр 2015
  • Обновленные: 7 янв 2016
  • Статус: В Процессе
Эротический, психологический, любовный роман. *****В раннем детстве Веронику Ледянову удочерила ее тетя Генриетта. Вероника не знает своих настоящих родителей и живет только ради своей любимой тети. Заканчивая четвертый курс университета по профилю дизайн одежды, девушка мечтает отдохнуть и хотя бы на неделю уехать от своего каждодневного окружения - сокурсников, которые постоянно издеваются над ней, вследствие ее происхождения. Генриетта решает подарить Веронике тур по Италии, который сможет сможет отвлечь ее от проблем. Вскоре Вероника едет в Италию и встречает в Риме молодого мужчину по имени Милано Венециани, который кажется ей очень хорошим человеком. Но Вероника не знает ни его прошлого, ни настоящего, как и не знает, что принесет ей будущее. Вступая в эти отношения, Вероника чувствует, что влюбляется в Милано. Но убьет ли ее это? Или заставит девушку почувствовать себя как никогда живой? А может Вероника просто упадет на дно этой губительной страсти и никто не поможет ей?

41Likes
39Комментарии
4280Просмотры
AA

8. ГЛАВА 8


 

***

«Зловредная Судьба».

 

     На следующее утро над ухом сладко спавшего Милано пронзительно зазвонил будильник. Мужчина никак не отреагировал, словно в его ушах была вата, и он еще долго бы так спал, если бы в его дверь не постучался родной брат. Лученцо был надзирателем в доме: если Милано не просыпался, то юноша будил его.

     – Милано, проспишь! Вставай! Уже полвосьмого утра. Или тебе никуда не нужно?

     – Че-е-е-рт… – Милано простонал, пытаясь заткнуть уши подушкой. – Так хочется спать… Лу, уйди!

     – Если бы не вел разгульную жизнь, высыпался бы, – неодобрительно выговаривал Лученцо своему брату, пока нетерпеливо ждал его ответа. – Хватит дрыхнуть. Поднимай свой зад и топай на работу!

     Милано еще долго ворчал, не желая подниматься с постели, но вскоре встал, зная, что брат не отстанет от него. Медленно дойдя до ванны, мужчина начал умываться.

     А внизу по всему холлу разносился запах свежезаваренного кофе, чая и жареных тостов с традиционными сырами Италии и вареной клубникой. Учуяв аппетитный запах, Милано пробежал по лестнице, стремительно войдя в кухню.

     – Доброе утро, брат! Спасибо за завтрак.

     – Доброе утро, – улыбнулся Лученцо. – Если бы у тебя была жена, она готовила бы тебе завтрак. Но вижу, что до старости лет буду заниматься этим я.

     Пропустив мимо ушей жалобы брата, Милано откусил кусочек тоста с сыром и вареной клубникой, хваля Лученцо за его талант к готовке.

     – Так и будешь холостяком? – фыркнул Лученцо, допивая свой ароматный зеленый чай.

     – Опять ты за старое! – промычал Милано. – Не будем об этом.

     – Хорошо, не будем.

     – Я должен идти. Встречаюсь сегодня с одним человеком, – просветил своего брата Милано, надеясь, что тот не прочтет его мысли.

     – С ней? Ну, расскажи! Кто она и откуда? Не будь таким врединой!

     – Не скажу.

     – Я рассказал бы тебе о романе с Франческой… – несмело признался Лученцо, пока болтал чайной ложкой в своей небольшой фарфоровой чашке.

     – Да?! – вдруг удивился Милано словам юноши. – А она, ничего. Симпатичная, фигуристая. Да вроде и не дура.

     – Я не спрашивал твоего одобрения, Милано! Кстати, почему ты называешь ее Фрэ? Только не говори, что ты и ее уже соблазнил! – с ужасом отвечал ему Лученцо.

     – Нет, не соблазнял. Я видел ее только однажды. Мельком, – Милано засмеялся. – Я не такой гад, как ты думаешь.

     – Хотелось бы верить, что ты не поступишь со мной так, как поступил со своим другом, – Лученцо строго порицал старшего брата, вспоминая прошлые события его жизни.

     – Стеф идиот! Я же не виноват, что его девушка работала в стриптиз-баре! Просто раскрыл ему глаза. А он оборвал нашу дружбу.

     – Потому что это было не твое дело: решать, подходит она ему или нет?

     – Если так добровольно ложилась со мной в постель, значит, не любила! Какая тут любовь?! – Милано не понимал, почему лучший друг поверил не ему, а своей девушке.

     – Нельзя было спать с подружкой Стефана. Ты унизил его!

     – Вижу, тебе не угомониться со своими нравоучениями! – буркнул Милано, допивая кофе и доедая теплый тост. – Я пошел. Буду поздно.

     – А как же родители, Милано? Они приедут к нам сегодня погостить. Наконец, возвращаются с Рейкьявика! – Лученцо с радостью рассказывал новости, глядя, как Милано ищет ключи от своей машины и словно не слышит его.

     – А мне-то что? – с прохладцей произнес Милано. – Родители приехали к тебе, а не ко мне. Я никогда их не интересовал. Так что пока!

     – Ты – жестокосердный субъект! – обвинял юноша старшего брата, желая снова сблизить его с родителями. Но мужчина не ответил ему, а лишь схватил с тумбочки брелок с ключами от машины и ушел, прикрывая входную дверь.

     – Я знаю! – доносилось с улицы, когда Милано спускался по лестнице.

     – Надеюсь, что боги дадут сил этой девушке, на которую ты положил глаз. Она изменит тебя! Сто процентов! – кричал ему с кухни Лученцо, надеясь, что старший брат услышит его. Милано вскинул руки к небу, прося, чтобы оно смилостивилось над ним и указало брату другой путь занудства.

     Заведя любимую ламборджини, молодой итальянец унесся на ней в сторону центра, настраиваясь разрешить все вопросы по строительству и потом заехать в отель к Веронике, сказать ей, чтобы она не уезжала.

***

     Вероника стояла у автобуса, и ее лицо с каждой минутой становилось все мрачнее. «Ведь Милано обещал, что приедет. Хотя он же не подписывал бумагу о том, что будет принадлежать мне!» – И от этой мысли девушке стало смешно. Она могла предположить, что такие персоны, как Милано не женятся и не заводят семью. Такие, как он, всю жизнь проводят на полную катушку, таскаясь по барам, клубам, дискотекам и ресторанам. Такие, как он, никогда не будут сидеть дома с женой и детьми. – «Как я могла поверить его словам? Неужели я полная дура?! Скорее всего, да, если мечтала о любви, как в сказке «Золушка» или в фильме «Гордость и предубеждение»: бедные девушки выходят замуж за богатых мужчин и живут счастливо. Но это же книги! Вымысел! А в реальности все гораздо сложнее. Отношения людей не просты как в плане построения семьи, так и взглядов на мир, особенно когда один человек не понимает другого».

     Решив, что надо прекратить себя изводить, Вероника направилась к бьющему, как водопад, фонтану, чтобы освежить свое личико, загоревшее за вчерашний день.

     – Ну что, не приедет твой принц на белом коне? – ухмыльнулся Тимофей, замечая, что бойфренда Вероники так и нет, а девушка сидит совершенно одна на каменной плите.

     – Не твое дело, – огрызнулась Вероника, отворачиваясь от него в другую сторону.

     – Опять я слишком навязчив… – пробормотал юноша, доставая красную розу из-за спины и вручая ее Веронике. – Надеюсь, ты меня простишь…

     – Это взятка? – фыркнула девушка, увидев в его руке прекрасный цветок.

     – Нет. Просто хочу извиниться за вчерашнее. Я был сволочью.

     – Это еще мягко сказано!

     – Скотиной и дрянью! Так устраивает?

     – Нет... – не разделяла его мнение Вероника. – Еще предатель и подлец!

     – Да! – хмыкнул Тимофей. – Это тоже подходит.

     – Не пытайся задобрить меня. Ты вчера оскорбил меня, и мне было больно.

     – Ты плакала. – Юноша вздохнул, припоминая события прошлого вечера и зная, как по-скотски себя вел. – Я слышал твои всхлипы, пока долго стоял под дверью и желал извиниться. Думал успокоить тебя, но сдержался, потому что боялся, что ты будешь злиться и снова меня прогонишь…

     – Правильно думал… – безучастно отвечала ему Вероника, все еще надеясь, что машина Милано покажется из-за поворота.

     – Прости меня, пожалуйста. Если я куплю тебе холодный лимонад, это засчитывается как аванс на прощение? – беспокойно расспрашивал ее блондин.

     – Не знаю. Посмотрим на твое поведение.

     – Я постараюсь быть примерным мальчиком.

     – Тебе это редко удается, – усмехнулась ему девушка, все еще смотря на каменный фонтан.

     – Но я буду прилагать максимум усилий. – Тимофей охотно поведал Веронике о своих планах, но их разговор больше не продолжился, когда девушка молча посмотрела на дорогу, ожидая, что ламборджини Милано скоро появится.

     Но машина так и не появилась.

     На сердце Вероники становилось все тяжелее и тяжелее, и девушке хотелось выть от бессилия. Неужели итальянец обманул ее? А она поверила. Поверила, что на самом деле он влюбился в нее. «А если я еще и забеременела?! Ну как я могла быть такой ветреной?» – чуть ли не хныкала Вероника, все еще осыпая себя бранью. Она хотела поколотить не только Милано, но и себя, за то, что позволила ему наплевать в ее, такую открытую, душу. – «Всё! Больше такого не повторится!!!»

     Вставая с каменной плиты и отряхивая свои летние джинсы от дорожной пыли, Вероника поспешила к туристическому автобусу. Тимофей слегка удивился резкой перемене в её настроении, но ничего не стал говорить. Юноша предполагал, что сейчас Вероника переживает бурю эмоций, связанных с отсутствием её «благородного» принца на белом коне, и трогать её не нужно.

     Смахнув слезу, скатившуюся по щеке, Вероника посмотрела на часы и поняла, что уже десять минут десятого и Милано вряд ли приедет. Она забралась в автобус, злясь на итальянца и на саму себя, потому что оказалась такой доверчивой.

     Экскурсовод  Клара продолжала изучать список туристов, которые сейчас находились в автобусе, а также отмечала и опоздавших. Увидев Тимофея, успевшего купить лимонад, гид светло улыбнулась ему и сказала, что для встреч уже нет времени, если они с Вероникой кого-то ждут. Согласившись, Тимофей вместе с Кларой зашел в автобус и, быстро добравшись до места, сел рядом с Вероникой. Отдав девушке лимонад, он понял, что ей было все равно. Она так холодно взяла бутылку, словно ее вообще ничего не волновало. Ни жара, ни жажда. Абсолютно ничего.

     – Не переживай. Если он мужчина, то обязательно приедет. Пусть и в последнюю минуту! – приободрял ее Тимофей.

     – Не приедет. Он опоздал… – грустно ответила Вероника, смотря через окно на зеленую городскую аллею. – Может, ты и прав, что назвал меня шлюхой. Если бы ты знал, что я отдала ему...

     – Говори тише, а то нас не так поймут, – шепотом произнес он. – Подожди, что ты имела в виду?!

     – Ничего, – прошептала Вероника, понимая, что не должна была посвящать друга в свою личную жизнь.

     – Не скрывай. Он тебя изнасиловал?! – Тимофей слегка изменил тон своего голоса, не желая говорить громче.

     – Нет, – тихо ответила Вероника. – Я сама хотела секса и была полной дурой, когда согласилась на это. Я была его игрушкой, несмотря на то, что еще была и девственницей!

     Лицо Тимофея словно окаменело: «Да как итальянец посмел воспользоваться наивностью Вероники?! Подлец! Ну, если увижу его, то точно разберусь с ним. Таких негодяев надо кастрировать или хотя бы избивать до полусмерти! Почему мне приходится вставать на защиту слабых? Это моя карма?» – Тимофей негодовал. Негодовал и по поводу поведения Вероники. – «Как она могла довериться ему? Ведь именно я был достоин стать ее первым мужчиной!»

     Хотя вчера юноша так оскорбил Веронику. Был ли он лучше итальянца? Определенно был. Он же не затащил ее в постель при первом удобном случае!

     Вероника почувствовала, что Тимофей летает не здесь, а где-то в своем замке фантазий, и, замечая его напряженность, в момент поинтересовалась:

     – О чем твои мысли?

     – Как найти того урода и выбить из него всю дурь! – разъярился Тимофей, ударив кулаком в противоположное сиденье и забывая, что он в автобусе не один. Мужчина, сидящий впереди, резко развернулся.

     – Молодой человек, держите себя в руках, – посоветовал он. – Не бейте сиденье!

     – Извините, – процедил сквозь зубы Тимофей, пытаясь сдержать раздражение.

     – Что на тебя нашло? – спросила Вероника, одергивая его за край футболки.

     – Этот итальянец должен ответить за то, что сделал с тобой!

     – Забудь, – Вероника удерживала своего друга от совершения поступков, которые могли навредить как ему, так и ей. – Не порть себе настроение. У нас впереди много экскурсий, и ты должен наслаждаться отдыхом. Я рассказала Кларе про свою проблему с ваучерами и надеюсь, она все устроит.

     – Устроит. Ведь она – профессионал своего дела. Не волнуйся, – молодой парень успокаивал Веронику, гладя ее по руке. – Извини... – одернул он себя, вспомнив, что для девушки сейчас нежелательно его внимание.

     – Все нормально, – с дрожью в голосе пролепетала Вероника, не желая думать о каких-либо отношениях вообще. Она хотела просто отключить память на некоторое время, особенно те мгновения, проведенные с Милано. – «Чертов лжец!» – У Вероники начался резкий спад настроения, и слезы вновь дали о себе знать.

     Замечая ее покрасневшее лицо, Тимофей подал Веронике носовой платок:

     – Возьми.

     – Спасибо. – Вероника быстро высморкнулась в темно-голубой платок Тимофея, обратно отдавая его юноше.

     – Как не красиво! – с иронией пожурил ее Тимофей, поднимая девушке настроение.

     – Отвали! – улыбнулась она, толкая его своим локтем.

     – Это не в моей компетенции, дорогая. Я должен охранять тебя от домогательств всяких подонков! – напыщенно заявил Тимофей, сидящий рядом с Вероникой.

     – Защитник, блин! – слегка ругнулась девушка, отмечая, что тоже улыбается.

     – А то, – засмеялся Тимофей, обнимая ее за плечо и радуясь тому, что Вероника повеселела. Вдруг их разговор прервался, когда они услышали шум мотора автобуса, и это означало, что они скоро отправятся в путь.

     – Итак… – Встав у сидения водителя и держась рукой за спинку, чтобы не упасть во время поездки, Клара включила микрофон, чтобы туристы услышали ее звонкий голос. – Мы поедем с вами в Помпеи, город трагических событий, которые произошли с ним много веков назад. Также мы будем проезжать вулкан Везувий, который стал причиной гибели древнего города Римской Империи. Вы готовы?

     Все дружно в автобусе сказали: «Да!», и Клара, улыбнувшись на унисон голосов, что-то сказала водителю по-итальянски, и автобус медленно поехал по дороге, ведущей в сторону города Помпеи. Вероника все еще смотрела в окно, но никого не видела. Точнее, не увидела Милано Венециани. Она была так сердита на итальянца, что ей хотелось плакать, не останавливаясь, пока ее слезы не напоют всю землю.

     Почему Милано Венециани так поступил с Вероникой? Неужели мужчина забыл о девушке или, может, какой-то рок разлучил молодых людей? Вероника доверяла Милано и в итоге сама оказалась виновной в собственной глупости.

     В следующий раз такого не будет. Она себе пообещала.

***

     Милано несся со всех ног к отелю Вероники, надеясь, что она еще его ждет. Прибежав на большую площадь с букетом цветов, он понял, что опоздал. «Черт! Каких-то десять минут! Десять!» – ругался он, когда увидел, как туристический автобус отъезжал от гостиницы и двигался на большой скорости в сторону области Кампания.

     Милано горестно вздохнул, опираясь на стену жилого дома. Неужели, судьба помешала ему? Зловредная судьба!

     Но мужчина не мог так просто сдаться, полагая, что должен найти свою амазонку! Хотя смекая, что дорога, по которой ехал автобус, показывала направление в сторону города Помпеи, Милано осознал, что Вероника не вернется. И где справедливость?!

***

     Автобус мчался по длинному большому шоссе, а за его окном проплывали горные пейзажи и равнины, притягивающие взгляды туристов. Вдалеке, в утренней дымке, показался спящий вулкан Везувий. День обещал быть жарким, и Тимофей подумал, что Веронике, несомненно, пригодится головной убор, ведь девушка не взяла его с собой.

     – Когда мы выйдем из автобуса, ты наденешь эту панамку, и без возражений! – с угрозой во взгляде приказал ей Тимофей, подавая головной убор и поправляя свою белую бейсболку.

     – Ты мне отец что ли? – фыркнула девушка, отдавая ему головной убор. – Я не хочу уродовать себя этой панамкой!

     – А зачем тебе быть красивой? – засмеялся Тимофей. – Неужели хочешь мне сегодня понравиться?

     Тут он замолчал, понимая, что сморозил глупость. Ведь Тимофей не знал, как поведет себя Вероника в данном случае. Но в ответ ему она лишь рассмеялась, чуть-чуть наклонив голову набок и смотря на его лицо.

      Замечая полную раскованность Вероники и слушая ее звонкий девичий смех, Тимофей облегченно выдохнул. Реакция девушки была прямо противоположна той, которую он от нее ожидал. 

     – Нет, Тим. Просто мне не нравится этот фасон, – мягко произнесла Вероника.

     – Ты что, модельер? – с иронией спрашивал он ее.

     – Вообще-то, будущий. Я учусь на него! – прошипела Вероника, с укором посмотрев на Тимофея. Дизайн одежды скоро станет ее профессией, и не стоит над ней смеяться.

     – Пардон, – с широко распахнутыми глазами, извинился Тимофей. – Я глупец, что смеюсь над тобой.

     – Не извиняйся. У меня нрав похуже.

     – А мне нравится, как ты зовешь меня. Тим звучит благороднее, – горделиво произнес юноша, переключаясь на другую тему беседы.

     – Ты должен помнить о своих корнях. Тимофей – прекрасное имя. Просто тебе надо привыкнуть.

     – Я не привыкну, это точно! – недовольно ответил он. – Мне по душе больше Тим.

     – Как хочешь.

     Потом они замолчали и долго не говорили друг с другом, не то из-за настроения Вероники, не то из-за зноя, мучающего Италию и ее туристов. Замечая, что девушке душно в автобусе, а окна открывать не разрешалось, Тимофей предложил Веронике выпить прохладного лимонада.

     – Не надо. Пей сам, Тим. Я дотерплю до Помпеи, – отказывалась Вероника.

     – Боюсь, что поблизости не будет воды, – предупреждал он ее.

     – Ты все знаешь, как я погляжу! – Девушка поражалась эрудиции своего нового друга, восторженно хваля его про себя.

     – Я не первый раз в Италии.

     – Ладно. Поглядим по обстоятельствам, понадобится ли мне вода?

     Вскоре они подъехали к городу Помпеи и, выйдя из автобуса, туристы ощутили на себе палящий зной средиземноморского солнца. Камни сооружений хранили историю, надолго застывшую в стенах этого необычного города.

     Чтобы привлечь внимание группы, экскурсовод Клара помахала рукой своим туристам, и они отправились вслед за ней в древний город, окутанный тайнами и легендами.

     Вероника была поражена увиденным зрелищем! Она словно окунулась в ту жизнь, когда по улицам города ходили люди, носившие тоги, а по каменным дорожкам бежали ручейки, помогая жителям своей каждодневной прохладой выживать в таком диком пекле. Из повествования Клары девушка узнавала, как выглядели бани, как готовили пищу жители Помпеи, какая утварь стояла на их столах, какие произведения искусств они создавали. Единственное, что особо поразило Веронику, – это то, что люди были заживо погребены под слоем пепла, который покрывал целый город. При раскопках города Помпеи были обнаружены разные пустоты, в том числе пустоты людей, а также животных, задохнувшихся от раскалённых отравляющих газов извергающегося вулкана. Чтобы воссоздать погибших, археологи заливали пустоты гипсом, который принимал формы тел умерших, что сильнее раскрывало трагедию города.

     Когда Вероника смотрела на фигуры, а это были женщина и мальчик, ей живо представлялась вся картина гибели Помпеи, словно она перенеслась на многие века назад, в тот ужасный день. У девушки мимолётно возникали чувства страха и отчаяния перед неизбежным, чувства сострадания и скорби, слабость перед всесильной мощью природы.

     Желая сконцентрироваться на лекции Клары, Вероника пошла за группой, которая уже стояла под палящим солнцем, продолжая слушать экскурсовода. Многие люди изнывали, стоя на такой жаре, и быстро садились на камни, находящиеся в тени каменных построек.

     Спустя время девушка встала под дерево, пытаясь прийти в себя.

     – Ты хорошо себя чувствуешь? – насторожился Тимофей, подойдя к Веронике и отмечая, что она плохо выглядит.

     – Не очень… – пролепетала девушка.

     – Ты бледна… – забеспокоился Тимофей, осторожно прикладывая руку к ее щеке и ощущая, какая она горячая.

     – Ничего. Потерплю, – улыбнулась Вероника, убирая его ладонь от своего лица.

     – Смотри. Если тебе будет хуже, скажи. Я отведу тебя в более прохладное место.

     Пока Тимофей и Вероника беседовали между собой, экскурсия продолжалась. Гид Клара дополняла свою лекцию другими интересными фактами об истории города и судьбе людей, которых настигло извержение вулкана Везувий. Но, как назло, нигде не было свободного местечка, куда Вероника могла бы присесть и отдохнуть.

     Чувствуя, что голова кружится, Вероника стала медленно двигаться в тень, чтобы скрыться от солнца. Но тут ее ноги подкосились и она стала быстро оседать на землю. Кто-то из туристов вскрикнул, увидев, что ей стало плохо, и Тимофей стремглав подлетел к Веронике, подхватив её слабеющее тело.

     Широко раскрыв глаза, Клара с испугом посмотрела на девушку, боясь за ее самочувствие. Но Тимофей подал ей знак рукой, что все будет нормально и гид может говорить дальше. Он поднял Веронику на руки, унося ее прочь от жаркого места, когда экскурсовод Клара кивнула ему головой в знак одобрения его действия, продолжая свое долгое повествование.

     Отнеся Веронику в густую зеленую рощу, где было прохладнее, Тимофей уселся с ней на мягкой траве. Держа Веронику на своих коленях, он пытался привести ее в сознание. «Какая она хрупкая, как хрустальный бокал!» – подумал он. – «За ней нужен глаз да глаз!»

     Пока Вероника пребывала в дневной дреме, она напоминала Тимофею Сильфиду – прекрасную фею воздуха, которая не по своей воле осталась на земле. Юноша иногда улыбался, смотря, что Вероника что-то бормочет, но начиная догадываться об истинной причине ее состояния, становился мрачнее тучи: «Не может быть! Хотя, впрочем, еще же рано», – забеспокоившись, подумал Тимофей. – «Неужели, она в положении? Если увижу итальянца, разорву его в клочья! Ему придется ответить за свои злодеяния!!!»

     И вдруг Вероника стала потихоньку приходить в сознание, слыша пение птиц и завывание ветерка в своем маленьком ухе.

     – Как состояние? – ласково спросил ее Тимофей, скользя пальцем по ее щеке.

     – Вроде полегче, – сверкнув улыбкой, прошептала Вероника, чувствуя, как мышцы тела потихоньку начинают работать.

     – Это хорошо. Теперь выпей лимонада. Я оставил для тебя половину, – предложил Веронике Тимофей, вложив банку в ее руку. – А потом пойдем. Куплю тебе что-нибудь похолоднее.

     – Нет, не стоит, Тим. Мне, право, лучше, – утверждала девушка, жестом отвергая предложенный ей напиток.

     – Конечно, это не мое дело… но… – Тимофей вдруг замолчал на полуслове.

     – Говори, что тебя беспокоит?

     – Может, ты беременна?

     Слова Тимофея ошарашили Веронику. Она совсем потеряла связь с действительностью. Она не особо хотела ребенка и не могла его иметь от человека, который обманул ее. «Хотя, чего можно было ожидать от Милано? Он ясно давал мне понять, что хочет предохраняться, а я не желала его слушать. Вот же придурошная девка! И как я теперь выпутаюсь из этой ситуации?!» – говорила себе Вероника.

     – Думаю, нет, Тим! – она гордо вздернула свой подбородок и величественно поднялась с мощных колен юноши, больше не желая никакой помощи от мужчин.

     – Ты так в этом уверена?

     – Да. И не хочу даже думать об этом!

     Тимофей грубо про себя выразился. Ведь он понимал, что если девушка беременна и любит отца своего ребенка, у него никогда не будет возможности стать ее мужем: «Едрена мать! Для меня неприемлема мысль, что итальянец завоевал ее сердце быстрее, чем я. Да и через постель! Куда смотрела Вероника? Или у нее в тот момент просто не работали мозги?!»

     Будто читая его мысли, Вероника произнесла:

     – Я была полоумной, решив, что если полюблю его и лягу с ним в постель, он влюбится в меня и женится! Может, я чокнулась?

     – Нет. Ты просто жаждала любви, а теперь ее нет. И ты одна… да еще с ребенком, – в меланхоличном настроении ответил ей Тимофей.

     – Не будет ребенка. Я лучше сделаю аборт! – набравшись духу, выпалила она.

     – Ты ненормальная? Тебе нельзя делать аборт. Это же первый ребенок!

     – Да пошло все куда подальше! Я не хочу иметь с этим лжецом ничего общего!

     – Не кричи. Это твоему делу не поможет. – Тимофей настаивал, чтобы девушка наконец успокоилась и перестала нервничать.

     – А ты кто? Полиция нравов?

     – Не иронизируй, Вероника, ведь я прав. Тебе придется родить, а я помогу тебе, чем смогу. А по возвращении в Россию я женюсь на тебе.

     – Кукукнулся?! – Вероника не чаяла услышать такое предложение от своего друга.

     – Я совершенно серьезен! – четко говорил Тимофей, убеждая Веронику в своих твердых намерениях. Девушка не ожидала такого поворота событий, сразу думая про себя: «О чем он толкует?»

     – Если это шутка, Тим, то не вполне подходит к моему теперешнему состоянию, – сконфузившись, отвечала она.

     – Это не шутка. Я ясно дал тебе понять, что не сдамся! – признавался Веронике Тимофей, стоя на своем.

     – Мне кажется, ты перегрелся на солнце! – девушка хихикнула, все еще не веря в его искренность.

     – Я не получил солнечный удар в отличие от тебя и мыслю достаточно трезво. Я долго думал, пока ты лежала на моих руках, и понял, что только ты сможешь стать моей супругой в законе.

     – Ты хоть представляешь, о чем говоришь?!

     – Конечно, представляю. Я влюбился в тебя, – откровенничал Тимофей. – Мне хватило одного раза, когда я увидел тебя тогда, у здания аэропорта, пока ты стояла одна и о чем-то думала.

     – Ты не мог так быстро влюбиться. – Вероника не доверяла ему, вспоминая горький опыт общения с Милано. Он соврал ей, и теперь она была сыта мужчинами по горло.

     – Мог. Я думал, ты поняла это, по моим поцелуям и по моему отношению к тебе.

     – Но мы едва знаем друг друга! – Девушка не поддавалась его уговорам.

     – А ты едва знала итальянца и все же стала его. Почему?

     Вопрос-ответ Тимофея был полностью исчерпывающим. Действительно, а почему Вероника доверилась Милано и не удостоила внимания признание Тимофея? Может, потому что до сих пор к нему ничего не чувствовала? Тот поцелуй в отеле ничего не значил. Но видимо, что для Тимофея значил. Ведь поцелуй запал ему в душу.

     – Я сбрендила, вот и все объяснение. Тим, давай оставим этот разговор. Я не хочу сейчас говорить о любви…

     – Хорошо. Тогда поедем в отель.

     – На чем? Автобус ждет всю группу, – удивилась Вероника, когда юноша, взяв ее за руку, повел ее к дороге.

     – На попутке!

     Недолго они ждали машину, пока Тимофей ловил автостоп. Вскоре к ним подъехало такси белого цвета. Услышав их адрес, водитель без оговорок согласился подвести молодых людей, и Вероника с Тимофеем достаточно быстро доехали до отеля, без особых пробок.

     – Откуда ты узнал адрес? – Девушка поражалась находчивости Тимофея, когда они оба вышли из такси.

     – Спросил у Клары, – улыбнулся юноша. – Она чудо!

     – Да. Она молодец… – спокойно ответила Вероника, словно больше ни о чем не тревожилась.

     – Ты ревнуешь?

     – Ни чуточку не ревную!

     – У тебя изменилась мимика, Вероника, когда я тебе сказал, что Клара – чудо.

     – Фантазируй, Тим! Я разрешаю, – Вероника щелкнула язычком, серьезно наблюдая за его реакцией.

     – А мне кажется, ревнуешь! – рассмеялся Тимофей, когда они входили в гостиницу, поражаясь ее убранству. Гостиница была не столь шикарна, как римская, но ее интерьер был создан в романтическом стиле: цвета холла были выполнены в пастельных тонах бежевого цвета, а белые керамические статуэтки, стоящие недалеко от стола ресепшена, высотой в полметра, дарили особый шик залу для приема гостей, подчеркивая дух эпохи XVIII века. Девушке нравился и стиль, и декор гостиницы, ведь сейчас ей очень хотелось очутиться в более спокойной обстановке.

     Когда они поднялись на третий этаж, Тимофей открыл ключом дверь ее номера, и Вероника посмотрела на него так, будто он совершил чудо, сделав из воды вино.

     – А ключ у тебя откуда?

     – Я заказал этот номер для тебя. Точнее, помог. – Юноша сразу признался в своих тайных замыслах.

     – Ты хочешь меня соблазнить?! – возмутилась Вероника, не ожидая от своего друга такой подлянки.

     – Просто хотел, чтобы у тебя были удобные условия для проживания. Все равно у тебя проблемы с ваучерами.

     – Мне все ясно, как божий день… – печально ответила Вероника, почему-то в этот момент подумав о Милано. – Но не стоило так тратиться на меня!

     – Стоило.

     – Я тебе верну деньги.

     – Да не нужны мне твои деньги! – озлобился Тимофей, не понимая, почему девушка до сих пор беспокоится о деньгах? Она должна беспокоиться только о нем!

     – Не сломить мне тебя, – фыркнула Вероника, не желая больше говорить с Тимофеем и закрывая за собой дверь. Тимофей не успел опомниться, как уже стоял в коридоре.

     – Вероника, я хочу поговорить с тобой. Не будь ребенком. Открой дверь! – пыхтел он, все же не желая сердиться на девушку.

     – Ты точно не будешь приставать ко мне? – поинтересовалась Вероника, подглядывая за юношей в глазок двери.

     – Нет, – пообещал он ей, глубоко вздохнув.

     – Заходи тогда.

     Забывая о своем обещании, Тимофей в момент отбросил все свои сомнения и, войдя в ее номер, быстро прислонил Веронику к стене. Тимофей часто задышал, касаясь ее тела трясущимися руками, словно в лихорадке, и крепко держа ногами ее стройные бедра.

     Вероника в изумлении посмотрела на блондина: «Он же обещал!»

     – Ты такая слабая и беззащитная, Вероника! Меня это подзуживает… – прошептал Тимофей, скользя ладонями по ее белой футболке и синим джинсам. – Ты вихрем любви закружила меня! Я едва держусь на ногах!

     – Отпусти меня! – резким тоном приказала ему девушка, чувствуя, что ей уже начинают надоедать его приставания. – Ты же дал слово!!!

     – Дал. Прости. Голова едет, когда я рядом с тобой, – глубоко извиняясь, отвечал Тимофей, отходя от Вероники и поправляя ее футболку, которая задралась выше обычного.

     – Мне кажется, что у мужчин не голова едет, а то, что у них находится между ног! – зло ответила Вероника, понимая, что мужчин к ней влечет лишь похоть, а не чувства.

     – Это неправда, – оскорбился Тимофей. – Ты мне нравишься. Я забочусь о тебе.

     – Если бы ты меня любил, не заставлял бы насильно чувствовать твои прикосновения.

     – Я насильно заставлял?! – Тимофей переменился в лице.

     – А что, скажешь, нет?! – огрызнулась Вероника.

     – Нет. Просто хотел показать тебе свою ласку.

     – Не нужна мне ласка, Тим! Мне нужен душ! Дай мне прийти в себя. Я еле стою...

     – Я могу помочь принять джакузи, – предложил он Веронике, добавляя тембру своего голоса оттенок заботы и теплоты.

     – Нет уж! – отказалась Вероника, зная, что хочет от нее юноша.

     – Да не о сексе я, черт! А о том, чтобы поддержать тебя, если ты будешь выходить из ванны. У тебя еще неважный вид…

     – Я сама справлюсь. Большая уже! – заявила она, выпроваживая упрямого Тимофея из номера.

     – Хорошо. Я принесу тебе прохладного сока или чая, и зайду попозже… – поведал о своих планах юноша, уходя из ее комнаты.

***

     Спустя полчаса Тимофей вернулся в ее номер и, увидев Веронику в другом образе, сразу обомлел. Выглядела девушка потрясающе: шифоновое платье ванильного цвета средней длины, немного присборенное на талии, точно подчеркивало женственную фигуру Вероники. Девушка смотрелась в нем очень утонченной.

     – Ого! – только успел произнести Тимофей. – Выглядишь отпадно!

     – Спасибо, Тим, – улыбнулась Вероника, замечая на себе его пристальный взгляд. – Ты тоже. – Она искренне поделилась своими мыслями, рассматривая хлопковую рубашку Тимофея бежевого цвета, небрежно заправленную в темно-синие джинсы.

     Догадываясь, насколько покрой платья девушки был неординарен и что такой фасон было сложно найти в обычном магазине, Тимофей незамедлительно поинтересовался:

     – Ты сшила платье?

     – Я, – не особо желая хвастаться, произнесла Вероника.

     – Талант! Тебе нужно обязательно податься в модельеры! Если выйдешь за меня замуж, клянусь, я не буду тебе мешать. Наоборот, помогу.

     – Поможешь? Как муж? – Девушка в секунду расхохоталась.

     – Не вижу в этом ничего смешного! Я честен перед тобой.

     – Не могу представить тебя в роли мужа. Гонщики постоянно в разъездах. От тебя сбежит любая жена! – Пусть Вероника говорила  и наугад об их возможном совместном будущем, но она подозревала, что ее слова окажутся правдой.

     – Не сбежит. Я знаю, чем ее удержать. – Тимофей подал ей бутылку холодного, освежающего лимонада, лукавя в своем ответе.

     – Этим? – рассмеялась Вероника, взяв бутылку из рук Тимофея.

     – Это лишь предлог, – хмыкнул он в ответ.

     – Чем же тогда?

     – Есть много способов. Боюсь, что после каждого ты будешь повержена!

     – Не  смеши  мои  тапочки, – не  смея  сдерживаться, улыбнулась ему Вероника.

     – Я докажу, – зорко посмотрев на нее, ответил Тимофей и, подойдя к приемнику, настроил радиостанцию, по которой всегда звучала прекрасная романтическая музыка. Найдя известную вещь Фрэнка Синатры «Strangers in the night», Тимофей быстро преодолел расстояние между ним и Вероникой. Наблюдая, как Вероника слегка пригубила сока, он поставил ее бутылку на комод, и осторожно приблизился к девушке. 

     «Это лишь танец», – предполагала Вероника. – «Тимофей же не зайдет так далеко. Или зайдет?! Но он же не посмеет! Он уважает меня».

     Медленно покачиваясь в унисон мелодии, молодые люди соединили руки в замок, пока одна рука партнера лежала на бедре другого. Это была рука Тимофея. Юноша и не пытался лгать Веронике о своей любви, он хотел показать свои чувства. Но девушка не ощущала его ласки, потому что знала, что любит только Милано. Как ни было горько ей это признавать, но правда была таковой. «Будь трижды неладен этот итальянец!» – думала Вероника. – «Ну, почему я влюбилась в него, а не в Тима? Парень же просто находка для любой девушки!»

     Пока девушка была мыслями в другой части Вселенной, Тимофей сам начал управлять их танцем, и их движения стали более чувственными. Вероника понимала, что не должна давать и минимума надежды юноше, иначе он никогда не простит ее за то, что она так поиграла с его сердцем и разбила мечты в пух и прах. Она не могла так поступить и решила прервать безмолвие разговором.

     – Это и есть твой первый способ? – слегка улыбаясь, спросила Вероника.

     – Да, – не думая, сразу ответил ей Тимофей.

     – А второй?

     – Могу показать, – произнес он с иронической усмешкой, когда его рука, покоившаяся на талии Вероники, достигла ее бедра.

     – Обещал не переступать границы и снова мне врешь! – Вероника осыпала юношу упреками, намекая на тесный контакт его тела с ее.

     – Я и не нарушал обещания. Просто жестом показал, как могу удерживать девушек. Если бы ты позволила – узнала бы, что такое секс с Тимофеем и никогда бы не забыла! И не только секс… Мои чувства к тебе.

     – Зачем?

     Такой вопрос «вышиб» у Тимофея мозги. «Неужели Вероника не понимает, как я отношусь к ней?» – задумался парень. – «Я же действительно ее очень люблю! Черт бы меня побрал!!!»

     – Я люблю тебя! Ты не понимаешь разве?! – вспыхнул Тимофей, когда схватил девушку за плечи, но стараясь держать себя в руках.

     – Прости, Тим. Я не хотела причинить тебе боль... – посочувствовала ему Вероника, ведь она не желала, чтобы все заходило слишком далеко. Девушка мечтала, чтобы у нее был хотя бы близкий друг. Или между мужчиной и женщиной не может быть дружбы?

     – Ладно... Я все понял… – горестно вздохнул Тимофей. – Лучше я пойду.

     Не оглядываясь, он немедленно вышел из ее номера и закрыл за собой дверь. Вероника сразу опечалилась, понимая, что сейчас была с Тимофеем абсолютной стервой. Она видела, как он мучается, но что она могла ему дать?! Ничего. Ничего, кроме дружбы.

     «Зачем я вообще приехала в Италию?!» – прошептала Вероника, ощущая, что слезы снова появляются в уголках ее глаз. – «Эта поездка причиняет мне столько боли! И сколько же это будет продолжаться? Когда мужчины оставят меня в покое?!»

     Но девушка же так хотела любви!

     Вот, пожалуйста. Столько любви, что теперь ее хватит с лихвой!!!

Вступить в МовелласУзнать о чем вся эта суета. Присоединись сейчас и начни делиться своей креативностью и страстью.
Loading ...