Роковая итальянская cтрасть (Fateful Italian Passion) (Русская версия)

  • от
  • Рейтинг:
  • Опубликовано: 6 апр 2015
  • Обновленные: 7 янв 2016
  • Статус: В Процессе
Эротический, психологический, любовный роман. *****В раннем детстве Веронику Ледянову удочерила ее тетя Генриетта. Вероника не знает своих настоящих родителей и живет только ради своей любимой тети. Заканчивая четвертый курс университета по профилю дизайн одежды, девушка мечтает отдохнуть и хотя бы на неделю уехать от своего каждодневного окружения - сокурсников, которые постоянно издеваются над ней, вследствие ее происхождения. Генриетта решает подарить Веронике тур по Италии, который сможет сможет отвлечь ее от проблем. Вскоре Вероника едет в Италию и встречает в Риме молодого мужчину по имени Милано Венециани, который кажется ей очень хорошим человеком. Но Вероника не знает ни его прошлого, ни настоящего, как и не знает, что принесет ей будущее. Вступая в эти отношения, Вероника чувствует, что влюбляется в Милано. Но убьет ли ее это? Или заставит девушку почувствовать себя как никогда живой? А может Вероника просто упадет на дно этой губительной страсти и никто не поможет ей?

41Likes
39Комментарии
4310Просмотры
AA

7. ГЛАВА 7


 

***

«Не желаю говорить тебе «прощай…»

 

     Очутившись на улице, молодые люди поняли, что приближался вечер: небо смеркалось, и солнце больше не грело землю, как днем. Сколько же времени Вероника и Милано были вместе, если учитывать, что после того, как Милано познакомился с Вероникой и донес ее до дома своего друга, он провел с ней все свое свободное время в постели? Видимо, слишком долго.

     «Ах, черт! Моя сумка!» – Вероника вспомнила про свой неудачный день, расстраиваясь из-за кражи любимой вещи. – «Ведь в ней были все мои ваучеры на гостиницы, в которых я могла проживать. Чтоб тот вор свалился с мотоцикла! Есть же люди, которым все сходит рук!»

     Идя вместе с Вероникой до конца квартала, где жил Фабиано, и наблюдая, как озабочено ее лицо, Милано все же решился спросить:

     – Что случилось?

     – Не знаю, как тебе сказать…

     – Говори! У тебя тоже есть привычка томить человека.

     – Я… – Вероника запнулась, думая, а стоит ли рассказывать о том, что случилось? Милано мог отреагировать по-разному.

     – Ну, говори же!!!

     – У меня украли сумочку, где находилось несколько купюр евро и все мои ваучеры на гостиницы в разных городах Италии, – быстро выпалила она. – Слава богу, паспорт я оставила в отеле.

     – Блядство! – кипятился итальянец. – Ты не могла мне сообщить об этом раньше?! Я бы на уши поставил всю полицию!

     – Ты такой всесильный что ли? – рассмеялась девушка, не веря его важному статусу в городе. Хотя не стоило слова Милано ставить под сомнение: сейчас он был сердит, как бес, и насмешки были неуместны.

     – Сомневаешься?! – недовольно высказал ей мужчина.

     – Нет, – спокойно ответила Вероника, понимая, что синьора Венециани можно разозлить в два счета.

     – Почему ты раньше не сказала мне об этом? – настойчиво допытывался у нее итальянец.

     – Потому что думала, стоило ли говорить? Я не предполагала, что наше знакомство дойдет до постели, – искренне призналась Вероника.

     – Но дошло, – улыбнулся ей ее соблазнитель. – Va bene, не будем спорить. Все равно уже ничего не решишь. Ты хоть помнишь, как он выглядел?

     – Немного. Он был в черной куртке, в кожаных штанах, но его лицо скрывал шлем. И хватит меня снабжать своими итальянскими словами! Я ни черта не понимаю! – как петарда, взрывалась Вероника.

     – Перестань извергаться, как вулкан! Я тоже могу полыхнуть!!! – итальянец сердито огрызнулся ей. – Va bene означает «ладно» или «хорошо». Удовлетворилась ответом?

     – Si,* – тихо сказала Вероника, успокаиваясь и тая от мягкого тембра Милано.

     – Ну, вот и дошли.

     Увидев шикарный серебристый ламборджини итальянца, девушка поразилась настолько, что не нашлась, что ответить. Если бы машину увидела ее тетя, она отреагировала бы также. Вероника не решалась показывать Милано, какой эффект произвела на нее дорогая иномарка, и лишь отвлеклась на идущих мимо нее людей.

     – Я вижу, что впервые в жизни тебе нечего сказать, – ухмыльнулся Милано, смотря на свою удивительную спутницу, которая от созерцания его машины широко открыла рот.

     – Почему же? Просто… не ожидала… увидеть… такую… машину! – с расстановкой акцента на каждом слове отвечала Вероника, пытаясь придать своему голосу больше уверенности.

     – Скромная девушка, – ярко улыбнулся Милано, подходя к своей ламборджини и пикнув два раза по магнитному ключу. Он открыл дверь Веронике, и она мигом села в салон, когда Милано проследовал на водительское место. – Пристегнись, Ники. А то еще улетишь от меня! – скомандовал он, вставив ключ зажигания в замок машины.

     Не споря с ним, девушка пристегнулась, но того же самого ждала и от мужчины.

     – И ты тоже, – замечая, что на итальянце нет ремня безопасности, буркнула ему Вероника.

     – Мне не нужно. Я специалист по вождению своей «малышки», – взмахнув своей шевелюрой, гордо произнес Милано.

     – Я кому сказала! – Вероника упрекнула его в том, что он вел себя порой, как маленький мальчик. Неужели он был настолько беспечен, думая, что все в его руках и он не сможет пострадать сам? Ей это было непонятно.

     Заметив пристальный взгляд Вероники, Милано чертыхнулся и, послушавшись ее совета, застегнул на себе ремень безопасности. Машина заревела и быстро поехала в сторону отеля, где проживала Вероника. Девушка заранее сообщила адрес отеля, чтобы Милано долго не искал по навигатору нужную им улицу.

***

     Доехав до гостиницы, Милано остановил машину, выключая мотор. Теперь пришло время расстаться. Надолго или нет? Молодые люди не знали. Хотя Вероника боялась, что эта встреча может стать последней. Ведь Милано не клялся на крови, что будет вечно ждать Веронику.

     – Надеюсь, никто не вызвал полицию, – девушка осторожно раскрывала свои мысли перед итальянцем. – Меня так долго не было...

     – Не волнуйся, bella. Я думаю, навряд ли, – успокаивал ее Милано. – Ты в Риме по туристической программе?

     – Да, но нам сказали, что программа может измениться, в зависимости от занятости водителей, – рассказывала ему Вероника. – Не всегда удается найти автобус.

     – Понятно! – твердо ответил Милано. – Мы хоть завтра увидимся? Хочу сводить тебя в мой любимый ресторан.

     – Боюсь, что завтра мы уедем, хотя Клара обещала нам еще два дня в Риме. Даже если мы поедем по другому маршруту, в Рим я все равно вернусь, ведь у нас по программе остались дополнительные часы, – искренно произнесла Вероника.

     – Жаль, если ты уезжаешь. Я хотел показать тебе одно романтическое место.

     – Извини, дорогой, но я ничего не могу обещать…

     – Обстоятельства, как всегда, против людей, – удручающе сказал ей итальянец.

     – Да… ты прав… – пробормотала девушка в сторону, ненавидя любые перемены в собственной жизни.

     – Но я надеюсь увидеть своего Ангела… – повернувшись к Веронике, Милано нежно прошептал ей на ушко, целуя девушку то в одну, то в другую щеку. – Буду ждать тебя здесь. Завтра. В девять утра.

     – Как ты угадал насчет времени экскурсии? – удивилась Вероника его телепатии.

     – Ведь я тут живу и в курсе всех дел, – подмигнул ей Милано.

     – Вот только подробности поездки мне не известны...

     – Но я надеюсь, что график ваших туристических маршрутов не изменится, – подбадривал он Веронику.

     – Я должна идти, Милано… – Девушка сжала руку итальянца с какой-то печалью и грустью, когда он ответил ей тем же. Ведь молодые люди никак не хотели расставаться. Еще немножко, еще чуть-чуть, им хотелось побыть в обществе друг друга.

     – Не желаю тебя отпускать. Почему-то мне кажется, что я еще долго тебя не увижу… – грустно рассказывал Милано о своих предчувствиях.

     – Не дай предчаяниям запугать тебя, – советовала ему Вероника.

     – Итальянцы – очень верующие люди. Ты разве не знала?

     – Думай о хорошем. Когда человек притягивает к себе плохие мысли, с ним и случается плохое.

     – ОК. Не буду, – улыбнулся ей Милано, открывая дверь машины с ее стороны.

     Неужели он собирался проводить девушку прямо до номера?

     – Ты хочешь побыть джентльменом? – Вероника поражалась его поступкам, с улыбкой изучая его мимику.

     – Только провожу до двери, – хмыкнул итальянец. – Может, и еще дальше…

     – Нет. Не стоит, Милано, – Вероника отрицательно мотала головой, отказываясь от его предложения.

     – Потому что тебя ждет Тимофей?!

     Милано не хотелось признавать, что он ревнует Веронику ко всему мужскому населению, живущему на планете Земля. Но ревность уже стала давать ростки в его неспокойной душе.

     – Нет, не ждет. Но думаю, волнуется. Ведь Тим оставил меня на улице, когда пошел покупать мороженое. Он, наверное, испугался, когда вернулся и увидел, что меня нет: я в это время уже мчалась за вором. Но убежала так далеко, что не могла найти обратную дорогу. А потом встретила тебя, моего сказочного проводника!

     – Я благодарен судьбе, что ты заблудилась. Иначе я бы не познакомился с тобой, – честно сказал ей Милано, лаская мочку ее уха подушечками пальцев. Вероника сразу напряглась, и ее ротик приоткрылся от испытываемого желания.

     – Хватит меня соблазнять даже на улице! – замяукала она.

     Милано с улыбкой посмотрел на девушку, услышав знакомые звуки кошки.

     – Не могу. Твоя красота – магнит для моей похоти.

     – Похоти? И сколько же ее? – иронично докапывалась до правды Вероника.

     – Я не буду признаваться тебе в этом… – скрытно отвечал Милано, пока девушка вертелась, как волчок, осматривая свой внешний вид и думая, хорошо ли она выглядит. Замечая ее элегантные кружения, итальянец не хотел их забывать. Для него было бы лучше, если бы он увековечил их в памяти.

     – У тебя великолепное платье, – беспорядочно кидал ей комплименты Милано. 

     – Спасибо большое. Надеюсь, скоро сама создам свою первую коллекцию. Я учусь на модельера и смыслю в фасонах одежды, – с достоинством заявила Вероника, вспоминая об институте и своих однокурсниках.

     – Это чудесно! Не то что я, купающийся в богатстве и ничего не делающий! – не радуясь, а печалясь, признавался мужчина. Он всегда хотел найти занятие по душе, но получалось, что все пятнадцать лет только трахался, как кролик.

     Это было ужасно. Его душа болела.

     – Ты не работаешь? – Вероника заморгала от удивления, слушая о жизни Милано.

     – Работаю. Но это другое. Я имел в виду любимое дело. А бизнес – это дрянь. Тебя всегда хотят подставить и вылезти из дерьма за твой счет! – буркнул он.

     Тетя много рассказывала Веронике об особенностях бизнеса как экономического предприятия, и девушка во многом была подкована. Вероника понимала, что предпринимателю следует всегда держать ухо в остро, ведь в любой момент его могут обмануть. Бизнес – нелегкое дело, и в нем выживает лишь сильнейший. Уметь избегать экономических ловушек и правильно управлять своей компанией – это тоже призвание.

     – Но ты же богат! – утверждала она, пытаясь подбодрить Милано словами.

     – Но и богатые люди также не застрахованы от подставы! – усмехнулся мужчина ее знаниям, которые еще не были подкреплены собственным опытом.

     – Не знаю, что делать с ваучерами, – сменив тему разговора, сказала ему Вероника. – Может, Клара – наш гид поможет мне?

     – Я помогу, – решился итальянец, думая о происшествии, случившимся с Вероникой. – Позвоню твоему экскурсоводу и перешлю ей деньги для ваучеров. Клара – одна из самых знаменитых гидов в Риме. Телефон я узнаю.

     – Не стоит этого делать, Милано, – не соглашалась с его решением Вероника. – Мне не нравится, когда я обязана людям.

     – Ты не будешь обязана. Просто прими это, как помощь.

     – Но деньги…

     – Забудь о деньгах. Позволь мне сделать хоть какую-то малость.

     – ОК, дорогой.

     Притянув к себе девушку, Милано стал страстно захватывать ее губы своими, пока Вероника робко держалась за его волнистые волосы, чтобы не упасть в обморок. Слишком волнующими были его поцелуи!

     – Обещай, что завтра будешь ждать меня здесь! – потребовал от девушки итальянец, с неохотой отрываясь от ее губ.

     – Обещаю, – ответила Вероника, пытаясь выскользнуть из его объятий, так как время их расставания надолго затянулось.

     – Тогда иди, – улыбнулся Милано, и отпустив его мягкие локоны, девушка резко развернулась и пошла в сторону отеля. Но только Вероника открыла стеклянную дверь гостиницы, как вдруг почувствовала, что итальянец рядом и горячо обнимает ее за талию.

     Как он мог так бесшумно подходить к девушке?

     – Мы разве не сказали друг другу «пока»?

     – Нет, – мужчина глубоко вздохнул. – Поэтому, не могу расстаться с тобой…

     – Мы должны.

     – Но это сложно.

     – Я тебя поцелую, и ты пойдешь, – предлагала ему Вероника, пока Милано все еще сомневался в своем решении: даровать свободу своей амазонке или нет?

     – Постараюсь.

     Развернувшись к итальянцу, Вероника обняла его за шею и, притянув к себе, очень нежно поцеловала в губы. Девушке не хотелось повторять прошлую ошибку с глубоким поцелуем, ведь она была еще совсем необученной. Хотя Милано это не беспокоило. Он лишь хрипел от желания, пока Вероника околдовывала его искренностью и чистотой, своей девичьей неопытностью.

     – Иди… Пока… – зарычал мужчина, понимая, что не отпустит девушку, если она сама сейчас не уйдет.

     – Иду… Пока… – Вероника в ответ послала Милано улыбку, помахав рукой и скрываясь за дверью отеля.

     Долго смотря на стеклянную дверь отеля, молодой итальянец убеждал себя, что Вероника вернется и снова поцелует его.

     Но… Она… Ушла.

     Да и ему пора возвращаться домой, так как обоих ждал нелегкий разговор, как они и предполагали.

***

     Войдя в номер, Вероника кинулась на кровать, раскрыв объятия навстречу любви. Как же ей было хорошо! Никогда прежде девушка не ощущала такой эйфории. Все мысли были только о мужчине, с которым она провела всего несколько часов, но эти часы показались ей вечностью, ни с чем не сравнимой.

     Но настрой ее души не понял Тимофей. Он стоял в дверях и, нахмуривая свои густые брови, грозно глядел на Веронику, не понимая, где она пропадала столько времени?

     – Тебя все обыскались! Ты где была, черт побери?! – переживая за девушку, ругался блондин, заходя в ее номер.

     – Что за тон, Тим? Мне он совершенно не нравится! – Вероника также раздраженно отвечала ему. – Ты не вправе меня отчитывать!

     – Не вправе?! Я с ума сходил, не зная, где ты. Я уже хотел звонить в полицию. Но Клара сказала, что необходимо подождать, так как ты можешь скоро вернуться. Вероника, ты самый настоящий ребенок!!!

     – Дай мне слово сказать в свое оправдание! Ты налетел на меня, как коршун.

     – Говори. Если удастся наврать! – Тимофей недоверчиво гаркнул в ее сторону.

     – Неужели все мужчины такие ревнивые?!

     – Настоящие мужчины, конечно. Не геи.

     – Когда ты ушел, какой-то придурок на мотоцикле вылетел из переулка и схватил мою сумочку. Я помчалась за ним, но не сумела его догнать. Я заблудилась, осознавая, что у меня нет ни денег, ни средств, чтобы доехать до отеля. Решаясь подзаработать на такси, я дошла до кафе и начала петь. Но если бы не один итальянец, который помог мне, я бы еще долго стояла там. Он был добр ко мне. Он просто супер!

     – Как я вижу, ты влюбилась, – Тимофей сразу сделал вывод из повествования девушки, понимая, что упустил шанс завоевать ее сердце.

     – По-моему, да... – ответила Вероника, все еще мечтательно глядя в потолок.

     – Ты спала с ним?! – с каким-то нечеловеческим рычанием спросил ее Тимофей.

     – Не лезь, куда тебя не просят! – Вероника взлетела с кровати, сердито посмотрев на юношу, когда дело приняло другой поворот.

     – Я в ответе за тебя. Мне не хочется, чтобы тебя обманул какой-то мерзавец и ты бы осталась с ребенком на руках! Мне не все равно! – огрызнулся Тимофей.

     – Прости, но я тебе не давала никакого намека на то, чтобы ты распоряжался моей жизнью! – возмущаясь все больше, говорила ему девушка.

     – Ты ответила на мой поцелуй! – взорвался он, не смея терпеть ее холодность и безразличие.

     – Это ничего не значит. Я просто устала.

     – Ах, вот как! Для тебя я был лишь успокоением?!

     – Нет, Тим. Раньше мне никто не оказывал внимания так, как делал это ты. Ты был такой красивый и настойчивый… Я не смогла удержаться… Извини…

     – Здорово! Ты помыкала мной, как игрушкой! – Тимофей уже кричал на Веронику, не смея себя сдерживать.

     – Я так не думала и не хотела, чтобы ты так думал!

     – Но твои слова говорят сами за себя, черт возьми! Я был идиотом, что размечтался о нашем совместном будущем. Как я вижу, ты самая настоящая шлюха, готовая прыгнуть в постель к любому, кто будет более настойчивым, чем я!

     Подскочив ближе к Тимофею, Вероника со всей силы дала ему пощечину. Да как он мог так оскорбить ее? А еще признавался, что он ее друг. Какой ты к черту друг, если назвал девушку шлюхой?!

     Осознав вину, юноша опустил голову, не желая поднимать глаза на Веронику. Он понял, что перегнул палку.

     – Уходи! Немедленно! Убирайся из моего номера! – орала на Тимофея девушка, указывая ему на дверь.

     – Вероника… – Юноша пытался вымолвить слова членораздельно, но ему этого не удавалось. – Я не хотел обидеть тебя. Прости…

     – Уходи!!!

     Понимая, что Вероника больше не хочет терпеть его общество, Тимофей сразу вышел из ее номера. Расстроившись после ссоры с другом, Вероника заплакала, падая на кровать и после всех своих переживаний засыпая в одежде.

     Неужели своим поведением она заслуживала такое обращение?

***

     А в это время Милано приехал домой, звеня ключами от своего коттеджа белого цвета, который спал в темноте римской ночи. Итальянец быстро поднялся по каменной лестнице, и открывая дверь, нырнул в прохладу темного коридора. В этом доме было все с комфортом, в угоду душе Милано Венециани. Здесь существовал самый настоящий оазис!

     Изучая год назад разные способы вентиляции для жилого помещения, итальянец попросил совета у опытного мастера из Юго-Восточной Азии, который удивил его оригинальностью. Он предложил сделать для дома естественную систему вентиляции, которая использовалась в его родной стране. Данная услуга стоила немалой суммы денег, но для Милано это было просто плевком. Мужчина любил, когда в доме все было благоустроено. Ему нравилось жить там, где можно спокойно уйти в свои мысли.

     С улыбкой вспомнив день, который он провел с самой замечательной девушкой в мире, Милано направился в кухню, включая свет. Доставая из холодильника апельсиновый сок, он медленно налил его в прозрачный стакан. 

     – Ты уже вернулся? – ухмыльнулся молодой человек, стоя позади Милано, когда тот допивал сок, наслаждаясь его вкусом. Лицом юноша был немного похож на Милано, но отличался от него щуплой фигурой и длинными темно-каштановыми волосами, которые были завязаны в хвост.

     Это был его родной брат Лученцо.

     – Тьфу, черт! – дернулся Милано, чуть не пролив сок на пол. – Испугал меня.

     – Тебя?! Не смеши! – захохотал Лученцо, обходя своего брата с левой стороны и изучая его мечтательное лицо. – Ты откуда?

     – В смысле, откуда? Гулял... – Милано недоговаривал, потому что не любил посвящать семью в свою личную жизнь.

     – Я не об этом. Ты с какой планеты прилетел? С Марса или Плутона? Даже не слышал, как я вошел. А я не на цыпочках ходил. Ой, братец. Чую тут неладное! – засмеялся Лученцо, доставая светлое пиво из холодильника.

     Повернувшись в его сторону, Милано хмуро посмотрел на Лученцо. Он не любил откровенничать с братом, хотя очень уважал его, молодого парня возрастом двадцати пяти лет, который не всегда знал, как управлять делами в бизнесе, но который всегда знал, как не совершать ошибок во взаимоотношениях с людьми. Милано забыл, что брат, которому совсем недавно было двенадцать лет, уже вырос и думает по-взрослому. Лученцо не проведешь.

     Но Милано это, конечно, не устраивало. Как любой замкнутый человек, он любил оставаться в тени.

     – О чем ты? – неожиданно прерывая свои мысли, спросил Милано.

     – О том, что ты влюбился! Кто она? – поинтересовался Лученцо, растянув свои полные губы в доброй усмешке.

     – Чтобы я? Влюбился? Да никогда в жизни! – смеялся Милано, ставя свой стакан на деревянный стол в их кухне.

     – Только не ври мне. Не ври! Ты же мой брат и я вижу тебя насквозь. Не пытайся скрыть истину! – слегка шлепнув ладонью по столу, призывал его к правде Лученцо.

     – Ты ошибся. Просто я… – Милано хотел сказать Лученцо о своем взгляде на определенные вещи, но моментально был им прерван.

     – Я понимаю, что у тебя на душе. В ранней юности какая-то стерва больно ударила отказом по твоему любящему ее сердцу. Но, брат, это же не конец света! Если она ушла, значит, так было суждено. Тем более, все что ни делается, все к лучшему. Вы бы все равно не ужились. Она намного старше тебя. Лишь в матери годилась. – Лученцо искренне делился своим мнением по поводу прошлой жизни Милано.

     – Не твое дело! – буркнул мужчина. – Я любил ее…

     – Это была не любовь. Скорее влечение.

     – Влечение?! – возмущался Милано. – Я страдал после разлуки с ней. Именно из-за этой женщины я начал продавать свое тело. Если можно так выразиться.

     – Хотя мне и было двенадцать лет, но я уже кое-что просекал. Родителям было не до тебя, а я хотел помочь. Особенно поддержкой.

     – Тогда у тебя еще молоко на губах не обсохло! – рассмеялся Милано, слегка качая головой.

     – Даже если я был младше тебя, это не говорило о том, что Лученцо не мог дать тебе вразумительного ответа на твои похождения.

     – Благочестивый Лученцо, хватит говорить о женщинах! – Милано завершил беседу на данную тему, хлопая брата по плечу. – Лучше расскажи мне, как дела в университете?

     – Нормально, я сдал все экзамены. Но ты не ответил на мой вопрос, черт подери! Рассказывай! – вспыхнул Лученцо с долей своей итальянской горячности.

     – А что рассказывать? – пожал плечами Милано. – Сам увидишь, когда приведу ее в мой ресторан.

     – Ты уже ее пригласил?! Быстро, – заулыбался юноша. – Странно, что девушка так моментально согласилась.

     – Если ты думаешь, что она «ночная бабочка», то глубоко ошибаешься! Она была чиста до меня. – Милано понимал, что должен защитить Веронику даже в разговоре с родным братом. Он уважал ее, как личность и как женщину.

     – Девственница? – Глаза Лученцо почти вылезали из орбит.

     – Мгм… – согласился с ним Милано.

     – В наше время это большая редкость! Небось, красивая, если ты так запал на нее и соблазнил в тот же вечер, – усмехнулся Лученцо, зная о личной жизни своего брата.

     – Я не соблазнял! – взорвался Милано. – Просто… не знаю… – он стал медленно остывать. – Потерял голову, когда увидел ее… Черт, что я лепечу?!

     – Не извиняйся, – Лученцо старался вселять уверенность в старшего брата, обнимая его за плечи. – Если эта девушка так глубоко засела в твоей душе, значит, она замечательная. Не буду делать выводов, но скажу, что ты абсолютно и бесповоротно втюрился!

     – Да ладно! Милано Венециани не может втюриться! Он может только…

     – Трахаться! – захохотал Лученцо, договорив за старшего брата его речь и понимая, что Милано не хочет произносить при нем резких слов. Да и о своей сексуальной жизни Милано часто молчал. – «Я что? Маленький мальчик?» – думал Лученцо, вспоминая свое отрочество, свои двенадцать лет и любовные похождения Милано. Секс-авантюры старшего брата засели в его мозгу еще со столь юного возраста.

***

     Однажды Лученцо пораньше пришел со школы, так как последний урок в его классе отменили. Не ожидал он, что услышит, как в комнате брата стонет какая-то девушка. Лученцо еще не совсем понимал, что к чему, но всегда был любопытным и любознательным мальчиком.

     Дойдя до двери брата, Лученцо спрятался за старым комодом и решил подглядеть, что творилось в «святая святых» Милано. Подросток долго смотрел на дверь, пока она не приоткрылась от сквозняка, и он не услышал голоса незнакомой девушки и своего горе-братца. Почему горе-братца? Потому что Милано должен был жить нормальной жизнью, а не прожигать ее с разными особами женского пола.

     Лученцо сидел в коридоре, пытаясь разобрать слова парочки.

     – Ты уверен, что твой брат сейчас не придет со школы? Мне будет неприятно, если он застанет нас в постели, – тихим голоском прощебетала девушка, вставая с тела Милано и садясь на его постель.

     – Черт возьми, вернись в кровать! Я не давал тебе права уходить, Рита. Мы еще не дотрахались!!! – пылал гневом юный Милано, хватая девушку за руку и кидая ее на себя.

     – Прекрати! – вдруг захохотала Рита, ударяя его в грудь. – Я не люблю это слово.

     – Ох, какие же мы аристократки! – засмеялся ей в ответ двадцатилетний Милано. – Если тебе не нравится – ищи другого.

     – Глупости не говори, – перебила его девушка. – Я не хочу искать, ведь я уже нашла! Благодаря моей подруге узнала, какой ты. Поэтому захотела встретиться с тобой. Увидела тебя, такого красавчика! Ты мне сразу понравился, Милано. Да ты и сам об этом знаешь! Значит, слухи оправдали себя… – продолжала она.

     – Слухи? Расскажи!

     – О твоем... как бы это сказать... – Рита захихикала, стесняясь поведать обо всем Милано.

     – Мужском достоинстве? – с ухмылкой спросил ее Милано. – Ну, говори, что знаешь.

     – Опыте. Только с тобой я узнала, что такое настоящий секс! – девушка покраснела, вспоминая своих прошлых любовников и их невпечатляющие навыки. – Кто тебя научил всем этим штучкам?

     – Научила женщина намного старше меня, и это было давно. И не суй нос в мое прошлое! – резко закончил он.

     – Извини. Не хотела тебя огорчать.

     – Все нормально. Просто не хочу говорить об этой стерве. Я лучше трахну тебя! Тотчас же! – засмеялся Милано, хватая обнаженную Риту и пытаясь посадить ее на свой пресс.

     – Ужасно ты выражаешься! Но меня это заводит, как ни странно! – отвечала ему итальянка, когда они снова стали заниматься сексом.

     – Я знаю. Девушки любят грязные слова. – Милано сиял соблазнительной улыбкой, пока наслаждался телом Риты и закрывал глаза от удовольствия. Ему было все равно, что почувствует девушка, когда он снова скажет заветные фразы, наподобие «Проваливай!» или «Убирайся отсюда!». У Милано было холодное сердце.

     Когда молодые люди воспылали от экстаза, Рита решилась на признание:

     – Милано, ты очень хороший парень. И мне кажется, что я в тебя влюбилась.

     – Извини, но я ничего не обещал и не давал тебе ни единого обязательства. Мы просто… – жестко говорил юноша, пока девушка не прервала его.

     – Трахались! Да?! – возмутилась Рита, шлепнув его по руке.

     – Да. И сейчас ты должна уйти. – Милано настойчиво просил ее, зная какие буйства от Риты могут последовать после его ответа. Ведь с ним это было не впервые, если не повторялось многократно.

     – Мерзавец! – закричала итальянка, вскакивая с кровати. – Ты воспользовался мной, как шлюхой! Я же не такая!

     – Ты хотела секса, я тебе его дал. Что еще надо? – спокойно говорил юноша, уже заранее зная, с чем ему придется столкнуться.

     – Я думала, что нравлюсь тебе, – с долей горечи, говорила ему Рита.

     – Не надо думать. Ты же знала о моей репутации ловеласа, – дерзил ей Милано, желая поскорее выпроводить Риту и затянуться сигаретным дымом.

     – Ты сволочь! Я ухожу! – крикнула ему Рита, собирая свое нижнее белье и подхватывая остальную одежду.

     – Я тебя не держу, – безэмоционально отвечал ей Милано, нисколько не заботясь о внутреннем состоянии девушки.

     – Когда-нибудь ты очень пожалеешь о том, как поступил со мной! Вот увидишь, Милано! – итальянка грозила ему бедами в будущем, быстрее натягивая на себя темно-голубой сарафан.

     – Навряд ли. Я не верю в отношения и вообще ни во что! Уходи!

     – Сволочь! – Рита повторила ругательство, стараясь сделать Милано больнее, чем он сделал ей, но это никак его не обидело. Милано был спокоен, как морской штиль, и итальянке ничего не оставалось, как уйти. Но она слишком привязалась к этому черствому парню, и моментально попрала свою гордость. – Черт! Ну не будь таким жестоким, Милано. Я правда влюбилась в тебя. Не бросай меня так!!!

     – Ри! Забирай свои вещи! – рыкнул Милано, хотя девушка не хотела его слушать. – Я не смогу тебе дать то, что ты хочешь. Большего не жди. Об этом мгновении секса ты будешь помнить всю свою жизнь.

     – Ты подонок! – проорала Рита, когда из ее глаз полились слезы.

     – Да! Я жестокий трахатель! Думаю, ты слышала это прозвище.

     – Слышала. Но не надеялась, что это правда, – злобно посмотрела на него итальянка. – У тебя нет души. Вместо нее – пустота. Черт бы тебя побрал, Милано!!!

     – Убирайся вон!!! – Милано не понимал, почему Рита до сих пор не ушла от него, и стремительно надевая протертые джинсы на свое юношеское тело, подошел к ней. Хватая ее за руку, Милано  стремглав вывел Риту из комнаты, что даже его младший брат Лученцо не успел прошмыгнуть в другую комнату. Он все видел собственными глазами и не верил, что это его старший брат: «Милано всегда так поступал с девушками? Или только с теми, кто ему не нравился?»

     Увидев испуганное лицо Лученцо, Милано вмиг остолбенел. Он не знал, что его брат уже давно вернулся из школы и наблюдает за всем происходящим со стороны. Почему-то Милано стало не по себе от этого, хотя по правде говоря, он никогда не сожалел о том, что делал.

     Наблюдая за расплакавшейся Ритой, Лученцо кивнул ей головой в знак приветствия, отчего девушка лишь вымученно улыбнулась. Она  прошла мимо Лученцо, спускаясь по лестнице и не оборачиваясь назад. Вскоре Рита вылетела на улицу, с силой хлопая входной дверью. Милано, конечно, не хотел, чтобы брат увидел такую сцену, но уже было слишком поздно.

     Каким же человеком в глазах Лученцо представал сейчас Милано?

     – Лученцо… – Милано тихо позвал своего брата. – Что ты тут делаешь? Я думал, ты еще в школе.

     – Нет! – оборвал старшего брата двенадцатилетний мальчик. – Я не знал, что ты не один и… точнее… – он пытался оправдаться, но был все еще в изумлении от увиденного в собственном доме.

     – Не был готов к этому, – закончил за него Милано, лениво прислонившись к стене. – Ты не должен был это видеть.

     – Все нормально. Хотя по сцене, которую я только что увидел, так бы не сказал... – пробормотал мальчик, исподлобья глядя на старшего брата.

     – Не понимаю, что ты хочешь сказать? – Густые, черные брови двадцатилетнего Милано от удивления поползли вверх.

     – Как ты мог быть так близок с девушкой и потом спустя минуты постыдно выгнать ее из дома?! Даже собака такого не заслужила! – сердился Лученцо, не одобряя действий старшего брата.

     – Ты не знаешь жизни, Лу. Тебе ли говорить? – пытаясь не сердиться на Лученцо, степенно рассуждал Милано.

     – Хочешь сказать, что она заслужила это?! – Лученцо был возмущен.

     – Я не пай-мальчик. Моя репутация давно испорчена.

     – Ты себя за что-то казнишь, поэтому пытаешься отыграться на девушках. – Лученцо не понимал поведение старшего брата, как и его отношение к слабому полу. – Это неправильно. Они не виноваты!

     – Ты не знаешь всех обстоятельств. И не тебе меня учить! Родители есть на это! – Внутри Милано все закипало, когда вулкан его гнева снова начинал просыпаться.

     – Даже если есть обстоятельства, отягощающие твою душу, это не дает тебе права так поступать с Ритой! – держал свою позицию подросток Лученцо.

     – Слушай, Лу, – спокойно заговорил со своим братом Милано. – Я не хочу с тобой ссориться из-за баб. Давай лучше пообедаем. Ты голодный, я знаю, потому что никогда не ешь в школе.

     – Хватит говорить обо мне! Я хочу понять, почему ты такой жестокий?!

     – Потом поговорим, когда у меня будет настрой.

     – Да у тебя никогда его не бывает! Ты вечно недоволен жизнью! – ругал его Лученцо.

     – Надоело выслушивать бред!

     Не желая больше внимать наставлениям родного брата, Милано хлопнул дверью, вмиг скрываясь в собственной комнате. А Лученцо стоял в коридоре, пребывая в полном недоумении.

     Милано обидел брата, но Лученцо на него не злился.

***

     Как вспоминал Лученцо, он и Милано после той ссоры еще долго не разговаривали друг с другом. Братья обменивались за ужином однобокими фразами, например: «привет, как дела?» или «как жизнь молодая?» Родители не вмешивались в их отношения, думая, что один из братьев сказал другому что-то грубое и тот не хочет просить прощенья. Хотя братья в тайне знали, что здесь было нечто большее, чем ссора: один не хотел понимать жизнь другого, другой не хотел прислушиваться к советам.

     Но однажды, три года спустя, все изменилось, когда Милано поздно вечером вернулся домой. Слава богу, его родители уехали, иначе были бы шокированы, увидев побитое в буквальном смысле этого слова лицо своего непутевого старшего сына.

     – Что стряслось?! – открывая входную дверь, Лученцо с беспокойством взглянул на своего брата. Его вид был потрепанным: изорванная рубашка, синяк под глазом и кровь на губе.

     – Дела давно минувших дней, – хмыкнул Милано, из-за слабости собственного тела держась за столб, чтобы не упасть в терновые кусты, растущие рядом с домом.

     – Подрался? – Лученцо расплылся в улыбке, зная, что старший брат всегда может постоять за себя.

     – Ну, вроде того. Точнее, меня побили! – недовольно отметил Милано, все еще сердясь на свою судьбу.

     – Видимо, тот парень был покрепче тебя. Проходи... – не ожидая, как тепло примет своего родного брата, проговорил Лученцо.

     – Спасибо, что впустил. И больше не злишься на меня. – Милано поблагодарил юношу за его всепрощение, быстро проходя в их дом.

     – А должен злиться? – прыснул Лученцо, закрывая за братом дверь.

     – Должен. Мы же три года не разговариваем, как братья.

     – Все уже в прошлом. Расскажи, из-за чего была драка? Что-то я не помню, чтобы раньше ты так бился на кулаках.

     – Скорее, из-за кого… – пробурчал Милано.

     – Девушка? Неужели влюбился? – Лученцо со смехом подначивал старшего брата.

     – Нет. Я переспал с замужней девушкой и, конечно, не знал об этом, так как не увидел на ее безымянном пальце кольцо – символ брака. Муж застал нас обоих в постели, и тут все понеслось. Она стала оправдываться, что, мол, это я ее соблазнил. Я был потрясен! Та, которая говорила, что хотела секса, теперь отказывалась от своих слов и выставлялась чистенькой! Я не остался в долгу и сказал все, что думаю об этой потаскухе. Ее муж, конечно, не стерпел оскорблений, что посыпались на нее, и ударил меня. На мою неудачу, он оказался слишком здоровым, чтобы я мог противостоять ему. Он дубасил так сильно, что я полагал: от меня и живого места не останется! – исповедовался перед Лученцо Милано.

     – Бедный брат! – хмыкнул Лученцо, проводя Милано до кухни и доставая аптечку. – Садись на стул. Обработаем твои ссадины, – закончил он, взяв с верхней полки кухонного гарнитура средства первой помощи – йод и вату.

     – А тебе, я смотрю, весело! – ворчал Милано, корча разные гримасы, когда Лученцо прижигал раны йодом.

     – Но ты же заслужил, – Лученцо старался указать брату на его жизненную ошибку, пока стирал с его лица запекшуюся кровь. – Или скажешь, что нет?

     – Может быть… – тяжело вздохнул итальянец. – Неужели ты хочешь сказать, что от жизни я получил по заслугам, так как дурно поступал со всеми девушками?

     – Учитывая, что ты ими пользовался все пять лет, то да. Бог дал тебе понять, что хватит! Или ты будешь продолжать? – спрашивал Лученцо, желая узнать планы брата на будущее.

     – Муж какой-то потаскухи не заставит меня попрать ногами собственные желания! – возмутился Милано. – Я буду заниматься сексом, и никто меня не остановит!

     – Я понимаю, Милано, но Рита была права, когда сказала тебе, что ты пожалеешь о содеянном. – Лученцо огорчался, слушая слова родного брата.

     – Ты не знаешь всех подробностей моей жизни пятилетней давности... – удрученно прошептал Милано, стараясь забыть все плохое в своем прошлом.

     – Ну, так расскажи. Я же твой брат. Не чужой тебе!

     Милано начал повествовать Лученцо о тех событиях, которые произошли с ним в восемнадцатилетнем возрасте, не забывая упомянуть об итальянке, которая кинула его ради другого мужчины. Он говорил и о том, как решил кутить, совершенно не задумываясь о своей жизни. Лученцо внимательно слушал брата, иногда вскидывая брови от возмущения, но иногда жалея его, когда на лице юноши появлялась грустная мимика. Милано не хотел, чтобы брат когда-нибудь прочувствовал ту же боль, которую в юности испытал он сам. Эта боль не должна была коснуться Лученцо.

     – Она – гулящая баба! – резко вскинулся Лученцо, отходя от табуретки. – Ты разве не понимаешь, что она играла тобой?

     – Я ее очень любил. Какое мне было дело до этого?! – дымился Милано, ударяя рукой по столу.

     – Даже если ты любил, ты не должен был так поступать с остальными девушками. Да и сейчас не должен продолжать.

     – Ты живешь в розовых мечтах, Лу. Пойми, девушки возьмут твое сердце, изрешетят пулями собственного пренебрежения и выкинут его на съедение собакам.

     – Уж очень мрачное будущее ты описал мне, брат, – сдвинув брови, ухмыльнулся Лученцо.

     – Ты еще совсем юный, чтобы понимать это. – Милано не мог переубедить брата, но хотел хотя бы вразумить его. – Когда тебе стукнет восемнадцать, ты поймешь. За тобой будут бегать женщины, пытаясь тебя использовать, а потом бросить. Почему? Потому что ты станешь для них лакомым кусочком, суперкрасавцем, похожим на свою мать. Но мой совет тебе на сегодня таков: тебе надо пользоваться девушками, а не наоборот!

     – Не думаю, что я смогу разбить чье-то сердце, – открыто говорил ему Лученцо, зная природу своей ранимой души.

     – Тогда разобьют твое! Пойми! Я не верю в любовь и больше никогда не поверю!

     После этих слов Милано ушел в свою комнату, пока Лученцо прокручивал в голове слова брата. Ему было сложно осуждать Милано, а может, его брат был действительно прав насчет женщин? Но в отличие от Милано, Лученцо испытал только прелести женского флирта и больше ничего. Может, потому, что Лученцо все еще не был мужчиной? И не познал тех страстей в постели, которые могли указать на то, что старший брат никогда не ошибался?

***

     И тут воспоминания Лученцо прервал Милано.

     – Я должен идти спать. Завтра ехать на работу, и потом на встречу... – проговорил он, расслабляя свой галстук, который давил на шею, мешая свободно дышать.

     – Ты меня продаешь, как проститута на улице! – покачал головой Лученцо. – В тебе присутствует хоть капля здравого ума?

     – С меня хватит приключений в прошлом. Но одно обстоятельство я хочу забыть. И не напоминай мне!

     – Милано, ты боишься просто…

     – И это говорит мне девственник? – смеялся Милано, смотря на своего невинного братца.

     – Черт тебя дери! Не болтай об этом! – с недовольством укорял его Лученцо, до сих пор не свыкнувшись с прямолинейностью старшего брата.

     – Эх, брат. Тебе надо попробовать и узнать, что такое секс. Двадцать пять лет, а ты все еще парень. Тебе давно пора стать мужчиной! Если хочешь, то позвоню парижанке Шанталь. Она супер в постели. Вы отлично покувыркаетесь!

     – Ты меня продаешь, как проститута на улице! – воскликнул Лученцо. – В тебе присутствует хоть капля здравого ума?

     – Присутствует, но я хотел помочь. Тебе не нужна случайная связь, после которой у тебя может вспыхнуть венерическая болезнь, – серьезным тоном проговорил итальянец.

     – Знаешь, Милано. Порой я жалею, что ты так много ведаешь о сексе, – хмыкнул Лученцо, слушая откровенную тему по поводу близких связей с противоположным полом. – Но запомни: я не пересплю с женщиной, пока не буду знать, что она меня любит!

     – Это будет только во сне! – захохотал Милано, поднимаясь по лестнице на третий этаж в свою комнату.

     – Посмотрим, – кинул ему вдогонку Лученцо. – Подожди. Ты не сказал, как зовут твою девушку. Заморочил мне мозги и ушел! Милано!

     Но Милано уже не слышал его. Он повесил свою одежду на стул и, скинув туфли у двери, прыжком тигра достиг мягкой кровати, падая на нее. Усталость была приятная, но не из-за работы, а из-за Вероники, которая своим обществом скрасила его будничный вечер. Кто знал, что после работы он встретит такую девушку?!

     Итальянца же мучили собственные вопросы насчет Вероники: нужен ли он ей и справится ли со своей похотью, накинув на себя пояс целомудрия? Ведь Милано давно развратил свою плоть и не был скромным мальчиком. Смог бы он перечеркнуть свою старую жизнь и начать новую? Или демоны прошлого захватили его и будут всегда терзать как в настоящем, так и в будущем?!

     Милано не хотел больше думать об этом, а хотел спать, ведь зевота уже одолевала его. Для него было главным не забыть, что завтра он встречается со своим Ангелом, пусть он и не воспринимал все всерьез. Вероника была права, говоря Милано, что кидаться словами легко, а вот понять их истинный смысл сложно, если ты не чувствуешь любовь или не хочешь почувствовать. Мужчина столько раз на дню сказал слово «люблю», а понимал ли он истинное значение этого термина? Может, и не понимал. Все, о чем сейчас думал итальянец, это было то, что его жизнь налаживается и бизнес потихоньку идет в гору. Но задумываться над тем, какие отношения могут быть с Вероникой, ему не хотелось. Милано просто плыл по течению и желал, чтобы все шло своим чередом. Но пока...

     Хотя мужчина понимал, что Вероника скоро улетит из Италии, ведь туристическая поездка не вечна. Как и все остальное.

 

_____________________________________________________________________________________

*Да…(итал.)

Вступить в МовелласУзнать о чем вся эта суета. Присоединись сейчас и начни делиться своей креативностью и страстью.
Loading ...