Роковая итальянская cтрасть (Fateful Italian Passion) (Русская версия)

  • от
  • Рейтинг:
  • Опубликовано: 6 апр 2015
  • Обновленные: 7 янв 2016
  • Статус: В Процессе
Эротический, психологический, любовный роман. *****В раннем детстве Веронику Ледянову удочерила ее тетя Генриетта. Вероника не знает своих настоящих родителей и живет только ради своей любимой тети. Заканчивая четвертый курс университета по профилю дизайн одежды, девушка мечтает отдохнуть и хотя бы на неделю уехать от своего каждодневного окружения - сокурсников, которые постоянно издеваются над ней, вследствие ее происхождения. Генриетта решает подарить Веронике тур по Италии, который сможет сможет отвлечь ее от проблем. Вскоре Вероника едет в Италию и встречает в Риме молодого мужчину по имени Милано Венециани, который кажется ей очень хорошим человеком. Но Вероника не знает ни его прошлого, ни настоящего, как и не знает, что принесет ей будущее. Вступая в эти отношения, Вероника чувствует, что влюбляется в Милано. Но убьет ли ее это? Или заставит девушку почувствовать себя как никогда живой? А может Вероника просто упадет на дно этой губительной страсти и никто не поможет ей?

41Likes
39Комментарии
4280Просмотры
AA

6. ГЛАВА 6

 


 

***

«Зрелость – отражение юности».

 

     Красота Милано начинала проявляться с самого детства, притом что другие его сверстники ничем не выделялись из толпы. Когда пришло время его юности, женщины сразу стали обращать внимание на юношу. Итальянки вдвое старше Милано по возрасту пытались в тот же день назначить ему свидание либо затащить его в постель. Но Милано отказывал им, видимо, ожидая той женщины, которая будет достойна его. Родители не следили за его жизнью, потому что постоянно были заняты работой и все свободное время уделяли экономической сфере страны. Поэтому Милано сам решил для себя в восемнадцать лет превратиться в мужчину. Его первой женщиной стала зрелая итальянка, которая была достаточно искушенной в сексе. Юноша узнал от нее все позы любви и научился редкому искусству соблазна. Если у Милано что-то не получалось, итальянка успокаивала его. И теперь он представлял, каким должен быть мужчина в постели и как должен доставлять женщине наслаждение.

     Но не прошло и полгода после начала их отношений, как итальянка кинула Милано ради зрелого мужчины, так как он ей порядком поднадоел. Его незрелость пресыщала женщину, и ей хотелось найти мужчину намного старше, чем Милано. Конечно, юноша очень переживал из-за этого и хотел быть единственным для своей неповторимой жрицы секса, но теперь как таковым он не был. Милано казалось, что как мужчина, он был несамодостаточен и бездарен во всем, и он проклинал себя изо дня в день за то, что не смог удержать эту неповторимую для него женщину.

     Юноша часто пытался объясниться с итальянкой, когда встречал ее на пороге ее дома, но женщина убегала по своим делам, оставив юношу ни с чем. Милано не понимал, как его могли так внезапно оставить, как бездомную дворняжку, и уйти прочь, вместо того, чтобы быть с ним и счастливо проводить звездные ночи в Риме? Парень сожалел, что влюбился в эту жестокую женщину, но как настоящий мужчина он хотел узнать причину, по которой его бросили.

     Однажды встретив свою бывшую любовницу на улице, Милано схватил ее за руку, ожидая вразумительного объяснения ее бегства. Юноша дал понять итальянке, что ни за что не уйдет, пока она не расскажет ему всю правду. Женщина лишь горделиво призналась, что хорошо провела с ним время и научила его всему тому, чему можно было научиться в сексе. Сказав, что все кончено и она не желает его больше видеть, она также добавила, что ей нужен мужик, у которого между ног будет нечто побольше и посильнее, чем у Милано. После оскорбления итальянка развернулась и ушла, ни капли не переживая о том, что больше никогда не увидит юношу. От негодования и унижения Милано хотелось догнать свою любовницу и ударить ее! Но мать с детства привила ему уважение к женщине, и он не мог поступить не по-мужски.

     После случая с итальянкой у Милано и случился душевный сбой. Он осознал для себя, что все женщины такие предательницы, что им лучше вообще не иметь ни души, ни сердца, и нужно использовать только их тело; у них нет ни чувств, ни эмоций, и они просто куклы, годящиеся для удовлетворения мужчины.

     И Милано пустился во все тяжкие. Он «снимал» любых женщин в городе, где ему хотелось и когда хотелось: ему было плевать на них – проститутки они или нет, невинные или опытные. Таким образом, юноша хотел отомстить всем женщинам за унижение, причиненное ему гордой итальянкой. Милано не знал от девушек слов «не хочу» или «у меня нет настроения», он требовал свое, все больше погружаясь в пучины разврата и становясь похожим на похотливого, самолюбивого самца, которому были по барабану чувства других людей. Продолжалось это до тех пор, пока он не встретил девушку, которая, как он думал, изменила его представление о женщинах. Но и на этой странице его жизни все было непросто. Эти отношения причинили ему немало боли. Особенно, духовной…

     Милано больше не хотелось вспоминать об этом. Слишком были свежи его чувства, и видимо, он до сих пор не мог забыть ту женщину. Сейчас он ни о чем не желал думать, а лишь желал вырвать страницы невеселой юности из книги собственной жизни…

***

     Вероника отвлекла итальянца от размышлений о его прошлом, слегка коснувшись его щеки.

     – О чем ты думаешь, Милано?! – напряженно спросила его девушка, замечая, что мыслями он не здесь, а в своем одиноком мире.

     – Вспомнилось прошлое... – прокашлялся Милано, садясь в огромную ванную и упираясь подбородком в свои колени. Он был похож на загнанного волчонка, который хочет найти дорогу домой.

     – Неужели оно такое печальное? – без тени упрека задала ему вопрос Вероника.

     – Ты не представляешь, насколько… – подтвердил итальянец, со вздохом закрывая глаза и пребывая в той же позе. – Но я не хочу об этом говорить.

     – А что хочешь? – нежно спросила Вероника, погладив Милано по волосам, когда он, посмотрев на нее молящими глазами, произнес:

     – Хочу забыться в тебе... – Итальянец протянул ей руку, боясь, что девушка откажет и не станет потакать его желаниям. Ведь Милано не настолько хорошо знал ее, чтобы быть уверенным, как она поступит в тот или иной момент времени. Но Вероника не оттолкнула Милано, и он сразу почувствовал облегчение, мысленно благодаря ее за понимание и терпение. Итальянец нежно притянул девушку к себе, почувствовав губами ее теплый и мягкий живот. У Вероники не было упругого пресса, какой был у фотомоделей, но это не беспокоило мужчину. Наоборот, ее живот был таким женственным, что еще больше увеличивал желание Милано.

     Приказав Веронике выключить горячую воду, когда пар поднимался все выше и выше, и ванная преобразовывалась в сауну, Милано кивком головы намекнул ей сесть на него верхом и слегка раздвинуть свои округлые бедра. Вероника сразу задумалась, а нужно ли повиноваться этому итальянцу и делать то, что он сказал? Но отставив сомнения в сторону, она мгновенно подчинилась.

     И тут мужчина вспомнил о главном.

     – Подожди. – Милано вдруг остановился. – Мы не можем без контрацептива.

     – Можем. Мне все равно, – Вероника ответила безразличным тоном, усаживаясь на его крепкие бедра.

     – Мне не все равно! Я не могу вести себя, как подонок! – пробурчал итальянец, когда в его голосе звучали нотки собственного осуждения.

     – Не думай об этом. Будем надеяться на то, что я не забеременею...

     – Но ты можешь, черт подери! В первый раз мы сделали это без презерватива! – вспыхнул Милано, приподняв тело Вероники и не желая быть беспечным в своей жизни.

     – Я не хочу чувствовать тебя через какой-то презерватив. Мне это будет неприятно! – признавалась девушка в своих ощущениях.

     – А мне будет? – Милано продолжал говорить с Вероникой на повышенных тонах. – Но это необходимо, ведь ты не принимаешь противозачаточные. Поэтому, не спорь!

     – Что это? Противозачаточные? – спросила Вероника, вспоминая разговоры с тетей дома, у телевизора. Генриетта никогда не упоминала и не рассказывала об этом девушке.

     – Уф, Ника... – Милано тяжело выдохнул, понимая, что девушке опять все придется объяснять. – Это таблетки, для того, чтобы женщина не забеременела. Ясно?

     – Яснее некуда, – улыбнулась Вероника, понимая, что не хочет отступать и желает сесть на достоинство своего мужчины, которое сразу реагировало на ее соблазнительное тело.

     – Нет, – останавливал ее рукой Милано. – Ты не сделаешь этого.

     – Сделаю. Я хочу, – не сдавалась Вероника.

     – Выйди из ванны. Я смогу усмирить свою плоть.

     – С каких это пор ты стал таким правильным, если у тебя было столько женщин?!

     – Ника. Я прошу тебя… – Мужчина просил перестать его мучить. Но когда это было, чтобы Милано отказывался от секса? Он лишился разума?!

     – Ладно. – Вероника согласилась, вставая с итальянца, но тут его, как молнией, ударили воспоминания, когда итальянка бросила и оскорбила его, наговорив много ужасных слов. Вероника увидела глубокие морщины на лице Милано, и девушке стало страшно, что от нее ускользал образ хорошего человека, в которого она влюбилась за эти часы, проведенные в доме его друга. Вероника словно глядела в душу Милано и понимала все его переживания. Но мужчина не хотел ей рассказывать, почему он пребывал в безликом мраке, а хотел лишь молчать. Хотя его внутренний голос кричал  прямо противоположное: «Вероника не может оставить тебя! Не сейчас! Никогда!!!»

     – Нет! – вскрикнул он, будто маленький мальчик. – Не уходи.

     – Не уйду.

     Не понимая, как быстро притянул к себе Веронику, Милано страстно вошел в ее «врата». Девушка вскрикнула от стремительного проникновения, ощущая, что боль немного ушла, но тело все еще не было готово принять итальянца. Поэтому, он лишь обнял спину Вероники, крепко прижимая девушку к себе, и она обвивала его шею своими художественными руками, приближая голову мужчины к своей груди. Переключив руки на бедра Вероники, Милано стал приподнимать ее тело, не очень сильно, а так, чтобы девушка привыкла к ритму. Вероника подчинялась Милано, пока страсть захватывала ее, не позволяя отпускать от себя этого плотолюбца. Вероника играла с фатумом, и ей не хотелось думать о будущем. Для нее существовал только мир, где есть Милано и она. Больше никого.

     – Приподнимайся, mia bella, – возвращая голосу баритональный оттенок, наставлял Веронику Милано. – Эту позу ты должна выполнять сама, потому что мне не совсем удобно…

     – Я пробую, – оправдывалась девушка. – Я же совсем неопытна!

     – Не сердись, cara. Не сердись. Ты только учись и повторяй за мной, – говорил ей  итальянец, прижимая ее к своему разгоряченному телу и немного улыбаясь тому факту, что девушка не прекословит ему.

     – Хорошо, любимый. – Слова нечаянно сорвались с уст Вероники, и она поняла, что оказалась слишком уязвима. Ей не стоило повторно признаваться Милано в чувствах. Ведь если он поймет их глубину, то девушка станет легкой добычей его желаний. А Веронике хотелось любви.

     Милано моментально замер, услышав ее слова. Для него слово «любимый» ничего не значило. Зрелая итальянка и утраченная любовь его сердца сделали это слово бессмысленным. Он так хотел верить Веронике, что она полюбила его на самом деле, но он знал, что сомнения не дадут ему жить спокойно.

     – Не останавливайся. Продолжай… продолжай... – прошептала Вероника, целуя его темные волосы и поддаваясь его сильным толчкам.

     – Ты тоже... Сама... Должна... Помочь мне... – Милано хрипел через каждое слово, повторяя свои действия, и Вероника слушала его указания, приподнимаясь все выше и выше. Вдруг она почувствовала, как ее тело загорается от забытого и приятного ощущения наслаждения и ей так хорошо, словно она в сказочной стране, откуда ей не хочется возвращаться домой.

     Милано увеличил скорость толчков, одновременно скользя губами вверх и вниз по шее и груди Вероники, пока она не застонала от его ласк, словно это было впервые.

     – Я хочу тебя… Всего... – хриплым голосом призналась Вероника, мечтая о том, как бы завладеть этим мужчиной полностью.

     – Всего? Да? – Итальянец пытался с ней говорить, преодолевая собственный шепот, смешанный со страстью.

     – Сделай так, как ты это сделал в первый раз... – прислонившись губами к его ушной раковине, Вероника тихо попросила Милано.

     – Не получится, дорогая. Когда ты лежишь, мне проще. А сейчас ты сидишь и очень напряжена.

     – Но я хочу.

     – Тебе будет больно, – негромко предупреждал Милано свою дикую амазонку.

     – Я тут решаю! – невежливо ответила ему девушка. – Ты мужчина или нет?!

     – Ники... – Милано начинал сердиться. – Ты понятия не имеешь о практике секса! Я лучше тебя знаю, что и как делать. И отвечу тебе, что «да»! Я мужчина, черт возьми!!!

     – Напыщенный болван! – взорвалась гневом Вероника, пытаясь освободиться от его цепей-объятий и убежать от него прочь.

     – Я не отпущу тебя! Закончим так!!! – буркнул Милано, заранее понимая, что не получит того, чего хотел. Не будет экстаза, о котором он мечтал.

     – Отвяжись! – Девушка ударила его по плечу, но итальянец быстро среагировал, схватив руки своей воительницы и заломив их за спину.

     – Что ты делаешь? Хочешь, чтобы тебе было больно?!

     – Отпусти меня, жестокий ты человек!!!

     – Я не жестокий! – яро объяснялся с Вероникой Милано. – Я так сделал для того, чтобы ты успокоилась и не наносила мне больше ударов. Тебе бы рукопашную подавай!

     Вероника тяжело задышала, чувствуя, как ее грудь соприкасается с бицепсами итальянца и это нагревает ее, как солнце нагревает землю в летний день. Хотя Вероника не понимала, почему это так возбуждало ее? Ведь она не могла вертеться и защищаться. Ее руки находились в захвате умелого в сексе мужчины.

     – Ты возбудилась, – хмыкнул Милано, смотря, как соски девушки напряглись и увеличились в размере.

     – С чего ты взял? – Вероника пыталась скрыть от него правду, даже когда почувствовала, как одной рукой мужчина схватил ее запястья, а второй провел по ее груди, намеренно воспламеняя ее.

     – Твои соски. Они стали твердыми. Это первый признак, – улыбнулся итальянец, делясь с девушкой своими знаниями о сексе.

     – От тебя ничего не утаишь. Ведь так? – фыркнула Вероника, сдерживая улыбку.

     – Да. Я в этом профи.

     – Значит, мне придется подчиниться?

     – Не придется, cara. Я всегда уважаю желание женщины, – произнес Милано, посмотрев в ее глаза с долей серьезности.

     – Видимо, мне самой отчаянно хочется секса, а я тебе бесстыдно вру! – Девушка признавалась в своих желаниях, словно прихожанка священнику в своих смертных грехах.

     – Врешь? Хочется? – захохотал Милано. – ОК, дорогая. Тогда освободи себя.

     Проведя пальцем до расщелины ягодиц Вероники, мужчина намеренно скользнул им между ними, и Вероника ощутила, как повышается температура ее тела. Начиная водить пальцем вверх и вниз по ее расщелине, итальянец чувствовал, как она с силой сжимала его пульсирующий мужской орган.

     Тут он внезапно застонал, не ожидая такой реакции.

     Почему Милано чувствовал секс с Вероникой, как неопытный юноша, которому не исполнилось полных восемнадцати лет? Видимо, Вероника была для него идеальной девушкой. Абсолютно идеальной.

     – Тебе приятно… – улыбнулась она, услышав его повторный стон.

     – Как догадалась? – усмехнулся мужчина, продолжая совершать толчки в ее притягательное тело.

     – Ты стонешь. Такие звуки издаю я, когда мне хорошо. – Вероника радовалась тому, что начинает понимать язык тела Милано.

     – Быстро учишься.

     Бережно занимаясь с ней сексом, Милано знал, что второй раз, до которого прошло так мало времени, может быть больнее, чем предыдущий. Хотя он верил, что Вероника выдержит секс вследствие стойкости своего организма, поэтому не прекращал совершать свои движения. Но тело девушки настойчиво не воспринимало Милано, так как было достаточно напряжено.

     Владея разнообразными ухищрениями в сексе, Милано понял, что должен сделать для расслабления мышц Вероники: долго облизывая указательный палец, мужчина проник им во внутреннюю плоть ее ануса, отчего девушка зажмурилась от тупой боли, пытаясь уйти от нее в своих фантазиях.

     – Cara, расслабься. Ты не даешь мне ничего сделать... – прошептал он в ее ушко. – Я хочу продвинуться дальше, но как я смогу, если ты мне не позволяешь? – От этих слов Вероника простонала, понимая, что голова уже ничего не соображает и она снова улетает в космос. Сильно возбудившись, Вероника открылась Милано, когда он снова скользнул в нее большим пальцем. Тело девушки дало одобрение на трюки итальянца, принимая все от ее страстного любовника. Мужчина еще раз протолкнулся, пока не ощутил, как его достоинство снова утонуло в лоне Вероники, пылая неземным огнем. Милано осознал, что больше не может терпеть. Он пытался прекратить секс с девушкой, чтобы не совершить непоправимое, но она остановила его. С неодобрением мужчина излился в тело своей амазонки, глухо промычав в ее грудь.

     Что с ним случилось? Это был побег от ответственности или помутнение рассудка?!

     Склонившись к ее плечу, Милано понял, что Вероника не получила собственного экстаза, так как до сих пор сжимала его достоинство, напрягаясь изнутри. Девушка только и ждала, когда сможет насладиться оргазмом сама.

     Проникнув в ее лоно еще раз, итальянец ощутил всем телом, как его богиня вспыхнула, хватаясь за его голову и пытаясь прийти в чувства. Для Вероники все было чудесно, неповторимо, невероятно. И хотелось повторить это еще и еще, и еще…

     Милано молчал, чувствуя, что действительно забывается в девушке, в ее страсти и ласке. А как же Любви?! Ему было бы проще, если бы он не думал о ней. Так его сердце меньше бы болело.

     – Ты понимаешь, что мы сделали? – раздраженно спросил Веронику итальянец.

     – Мы не предохранялись, но даже если ты бросишь меня, я выращу ребенка сама! – призналась она, чувствуя, что на ее глаза наливаются горькие слезы.

     – Я должен еще раз сказать, чтобы ты поверила, что я не брошу тебя?! Я боюсь, как бы ты меня не бросила! Дурочка…

     – Дурачок… – улыбнулась Вероника, удовлетворенная его ответом. – Как я тебя брошу, если ты стал для меня самым близким человеком?!

     – Неужели стал таким близким? – не веря ее словам, интересовался Милано.

     – Да, – Вероника подтверждала свои слова, пусть и видела, что мужчина сомневается в ее ответе.

     – Тебе пора ехать в отель, cara, – упрашивал ее итальянец, пусть и внутренне желал, чтобы его амазонка не уходила.

     – Пора. Меня уже обыскались. Но мы же еще встретимся?

     – Конечно, встретимся. В смысле, обыскались? Так ты на самом деле заблудилась?!

     – Прости, что не сказала, – не желая его волновать, промямлила Вероника.

     – А я-то думал, что ты просто зарабатываешь себе на жизнь. Оказывается, ты пела только для того, чтобы доехать до отеля, так как не знала дорогу?

     «Она была одна, и не надеялась ни на чью помощь. Какая же простодушная!» – тревожился Милано, думая, как бы научить девушку жизни.

     – А это было плохой идеей? – улыбнулась ему Вероника.

     – Абсолютно. Ты могла вообще ничего не заработать или тебя могли изнасиловать. Ты хоть понимаешь всю серьезность ситуации?! – взбесился Милано, пугаясь прежнего положения девушки, от которого он ее спас.

     Но никак не обращая внимания на гнев мужчины, Вероника встала с Милано, открывая краны в душе и поливаясь теплой водой.

     – У тебя богатая фантазия! – рассмеялась Вероника, тщательно намыливая свое тело.

     – Ни хрена! – Милано напыщенно надул ноздри. – Я знаю жизнь в отличие от тебя!

     – Ну, ладно тебе... – Вероника поняла, что была чересчур откровенной с мужчиной, рассказывая ему о своих сегодняшних приключениях и тем самым нервируя его. Поэтому она решила лишь протянуть ему свою маленькую ладошку, чтобы он остыл. – Я знаю, как тебя успокоить. Иди под душ.

     – Ники! – ворчал итальянец. – Ты вечно переходишь с одной темы на другую. Как с тобой можно общаться?!

     – Наша совместная жизнь будет чудесной. Мы постоянно рычим друг на друга! – захохотала Вероника, смотря на своего любителя секса. – Поцелуй меня... – Девушка надеялась насладиться не только поцелуем, но и созерцанием любимого, когда он будет мыться голым в душе. Но Милано в упор смотрел на Веронику, как упрямый мальчуган, не слушая ее слова. Девушка лишь с интересом наблюдала за его поведением, как за поведением человека-загадки, причем во всем.

     – Лишь поцелуй? – спросил ее итальянец.

     – Да. Лишь поцелуй... – разделяла его мнение Вероника, и, не продлевая ее ожидание, Милано подошел ближе к ней, взяв ее за руку. Он думал сначала поцеловать Веронике кисть и только потом раздавать ей нежности, но девушка не стала ждать, резко притянув его к себе и впиваясь своими губами в его губы. Вероника пыталась повторить тот поцелуй, который ей прежде подарил Милано, но поняла, что у нее ничего не получается.

     Когда до итальянца дошло, чем пыталась наградить его Вероника, а именно жаркими французскими поцелуями, Милано рассмеялся; девушка не совсем правильно обводила языком его губы, пытаясь проникнуть в его горящий рот. И понимая, что Милано это не возбуждает, а забавляет, Вероника вмиг оттолкнула его. Он не прекращал хохотать, даже когда девушка нахмурилась.                                       

     – Тебе смешно?! – гаркнула Вероника, следя за его реакцией.

     – Смешно. Ты пыталась повторить мой поцелуй.

     – Я пыталась доставить тебе удовольствие, а ты только стоял и молчал. Да к тому же и смеялся! – она молотила Милано по рукам, не давая ему подойти к ней.

     – Бестия вернулась, – хмыкнул Милано, наблюдая за ее сердитым личиком. – Но ты совсем еще «зеленая», mia cara. Не сразу учатся так целоваться. На это у меня ушли часы.

     – Тогда я ухожу, – уведомила его Вероника, перешагивая ванну и становясь босыми ногами на мягкий ворсистый коврик. Взяв бамбуковое полотенце, она стала вытираться, подозревая, что мужчина задержит ее своей лаской, но он этого не сделал. Милано знал, что если остановит девушку, то снова кинется в пучину своей страсти. И как бы он ни отрицал, он хотел Веронику. До сих пор хотел...

     Закрыв ванную и упираясь своим мощным плечом в каркас двери, мужчина с интересом смотрел на неповторимую амазонку. Вероника собиралась, в то время как Милано замечал, что она была чем-то недовольна. Хотя он знал, что не мог рисковать – малейшая близость с Вероникой, и он не совладал бы с собой. Поэтому он только улыбался, видя, как девушка ищет свою обувь.

     Закрыв ванную и упираясь мощным плечом в каркас двери, мужчина с интересом смотрел на свою неповторимую амазонку. Вероника начала собираться, в то время как Милано замечал, что она была чем-то недовольна. Хотя он знал, что не мог рисковать – малейшая близость с Вероникой, и он не совладал бы с собой. Поэтому он только улыбался, видя, как девушка ищет свою обувь.

     – Туфли под кроватью, – продолжил разговор Милано, зная место, куда их убрал.

     – Спасибо, – бросила ему Вероника, сразу заглядывая под кровать. Короткое платье девушки приоткрыло ее аппетитные бедра, и это не ускользнуло от взгляда мужчины. Милано нервно передернулся: «Она издевается надо мной?! Или как?»

     Надев обувь, Вероника гордой походкой прошла до двери.

     – Ты куда собралась?

     – В отель! – отчеканила девушка.

     – Кто тебя отвезет? – интересовался итальянец, не переставая улыбаться.

     – Таксист! – уточняла Вероника, найдя на деревянном комоде массажную расческу и начиная перед зеркалом разделять свои темно-русые кудри.

     – А если я набью морду этому таксисту, то кто тебя тогда отвезет? – раскрыл свой план Милано, пристально смотря на девушку.

     – Ты не посмеешь! – взвизгнула Вероника.

     – Еще как посмею! – экспрессивно ответил он, изучая напряженное лицо своей амазонки. – Дай мне одеться и увидишь.

     – Я поеду одна!

     В упрямстве этой девушке мог позавидовать каждый человек, живущий на нашей Земле. Что она хотела, то всегда стремилась выполнить, какие бы преграды ни были на ее пути.

     Вероника подошла к двери, чтобы открыть ее, но мужчина резко встал перед девушкой, выставив руки вперед и серьезно смотря на нее. «Это уже не смешно!» – подумал он.

     – По-моему, ты ведешь себя, как неразумная женщина!

     – Дай мне дорогу! До отеля доберусь самостоятельно.

     – Мне кажется, что ты не усвоила самый главный урок, когда находишься в моей постели… – протянул итальянец, даря своему голосу больше соблазнительности.

     – Не смей даже подходить ко мне! – рявкнула на него Вероника, но руки Милано схватили ее кулачки, пытающиеся ударить его как можно больнее. Итальянец обнял девушку так крепко, что в одно мгновение ее рот оказался в плену его пухлых губ, которые «пили» с него влагу и не отпускали своего пленника. Пульс девушки участился, когда левая рука Милано оказалась рядом с ее бедром, достигая ее округлых ягодиц. Вероника признала свое новое поражение, медленно открывая доступ к своей шее, когда итальянец поцеловал ее, утопая в вожделении и тяжело дыша, как и Вероника. Девушка падала в омут соблазна, пока правая рука итальянца скользила под ее платьем и гладила ее копчик.

     Как же быстро Вероника сдавалась силе Милано! Она не могла сопротивляться!

     Но тут итальянец осознал, что разжигание телесных страстей опасно для них обоих и надо остановиться, пускай он и должен был показать девушке, что никто в мире не мог претендовать на ее тело. Никто, кроме него самого!

     Освобождая свою руку из-под ее платья, Милано отдалил от себя Веронику, восстанавливая ритм своего дыхания. Он не мог снова поддаться ее женственности.

     – Я быстро оденусь, и мы пойдем, – проинформировал Веронику итальянец, подходя к кровати и поднимая с пола свою одежду. Девушка лишь растерянно смотрела на него, стараясь держаться на ногах и не упасть от охватившего ее наслаждения.

     – Соблазнил и теперь решил выпроводить?! – Вероника рассердилась, понимая, что Милано использовал свою силу только для того, чтобы подтвердить свое господство над ней.

     – Чего ты хочешь?! – дерзко спрашивал ее итальянец, снимая с себя полотенце и надевая нижнее белье, рубашку и брюки. Накинув на плечи пиджак, он внимательно проверял карманы, чтобы ничего не забыть.

     И тут он вспомнил про свои золотые часы. Скоро обнаружив их в одном из карманов своих брюк, он мысленно порадовался. Слава богу, Милано не потерял часы, ведь это была память от его любимого деда!

     Мужчина понимал, что у него плавятся мозги рядом с Вероникой, и он ничего не контролирует. Он просто не мог противостоять этому наваждению.

     – Чего?! Ты возбудил меня, а теперь смеешься надо мной!

     – Пойдем. – Милано подталкивал Веронику к выходу. – Неужели ты не понимаешь, что я не могу сдерживать себя, пока ты предлагаешь мне свою страсть?!

     Прослушав до конца речь итальянца, Вероника быстро подошла к нему и, зная, что мужчина не будет ожидать ее маневра, с усмешкой толкнула его, подставив при этом подножку. Милано упал на кровать, с удивлением смотря на свою хитроумную девушку. 

     – Прекрати, Ники, – преодолевая слабость в голосе, говорил ей итальянец. – Я же не железный, черт подери!!!

     – Ты просил заняться сексом в ванной, а теперь я хочу, чтобы ты занялся им здесь. И сейчас, – улыбнулась Вероника, лаская его грудь, которую скрывала хлопковая рубашка.

     – Неужели я развратил бывшую девственницу?! – не понимал Милано, видя, как ее рука тянется к ширинке его брюк. – Остановись, cara. – Он быстро перехватил ее руку.

     – Ты разжег во мне костер. Теперь будь добр потуши! – настаивала на своем Вероника.

     – И что я буду делать, если ты и вправду забеременеешь? У нас уже было два раза без предохранения.

     – Тебя это не должно беспокоить.

     – Еще как должно, черт возьми! – полыхал непониманием молодой человек, слушая слова Вероники. – Я хочу, чтобы у нас было все запланировано, а не потому, что ты забеременела от меня.

     – Если ты так боишься, я не буду принуждать тебя к отцовству. Я уже раньше тебе сказала об этом.

     – Ты выводишь меня из себя! Остынь! – пытаясь привести свои мысли в порядок, с нажимом говорил девушке Милано. – Я могу довести тебя до оргазма без обычного секса.

     Вероника удивленно посмотрела на мужчину.

     – И как же?

     – Поласкать твое женское местечко. Но так как ты уже помылась, мне придется снять с тебя трусики. Иначе, твое белье станет влажным.

     – Откуда ты знаешь, как все должно быть? – спрашивала его девушка, не до конца осознавая сексуальный опыт Милано.

     – Уже пятнадцать лет я занимаюсь сексом. Как ты думаешь, почему я все знаю? – ухмыльнулся мужчина, понимая, что успокоил свою амазонку и она уже не сердится.

     – Пятнадцать лет?!

     У Вероники «упал» подбородок.

     – Да, глупенькая, пятнадцать! – горделиво произнес итальянец, будто завоевал первое место среди мужчин, как самый завидный холостяк города.

     – Обалдеть. Мне до тебя никогда не дорасти! – восторженно, но с долей сожаления, сказала ему девушка.

     – Ты мне нравишься такой, какая ты есть, – нежно лаская ее лицо, проговорил Милано. – Когда я с тобой, меня ничего не волнует, пусть я и не могу усмирить свою похоть к тебе.

     Вероника снова напряглась, чувствуя, как «дружок» Милано настырно уперся в ее венерин холм.

     – У тебя видимо опять... – девушка захихикала, ощущая, как мужской орган итальянца снова просится вылезти из тесных брюк.

     – Это называется эрекция! – буркнул Милано, не соглашаясь с тем, какую власть над ним и его телом имела Вероника. Сколько он ни встречался с женщинами, у него никогда не было такого сильного, как шторм, возбуждения. Его мужское начало кричало: «Ты должен приковать к себе эту девушку! Будешь дураком, если не удержишь!»

     – Ах, вот как называется природный штрих на твоем теле! – засмеялась Вероника, аккуратно садясь на его пресс и медленно расставляя свои аппетитные бедра. Грудь Милано тяжело опустилась.

     – Видимо, не удается мне переубедить тебя, – не зная, как бороться с неподатливым характером Вероники, сказал мужчина.

     – Видимо, да, – прошептала она, наклоняясь к смуглому уху Милано и целуя его кожу за ушной раковиной. Милано вдруг дернул головой. Не может быть! Вероника нашла одно из самых чувствительных мест на его теле! Никто из женщин до сих пор не знал об этом, впрочем, как и сам итальянец. Весь слабый пол, что прошел через его постель, жаждал ласок для себя, а на мужчину было наплевать. Каждая женщина мечтала получить лишь свой оргазм.

     – Ты тоже возбужден, – проговорила Вероника, гладя его мышцы, и направляясь ласками от его груди все ниже, ниже и ниже.

     – Ники... Ты колдунья... – согласился итальянец с новым статусом своей амазонки, и быстро расстегнув брюки, сразу обнажил свое измученное мужское достоинство. После освобождения оно в момент выпрямилось, но Веронику это не смущало, а заводило еще больше. Как только девушка приподнялась над Милано, он в секунду поднял ее платье и, отодвинув трусики, резко овладел ей.

     Вероника лишь про себя анализировала свои сумасшедшие поступки: «А не поступаю ли я, как девица без морали? Но я ведь просто хочу быть с Милано, и мое тело жаждет его ласок. Я желаю познать всю его страсть и всю душу!»

     Не думая ни о чем, Милано увеличил темп и уже через минуту взорвался таким сбивающим с мыслей оргазмом, что застонал на всю комнату, не услышав легкий стон девушки, когда она легла на него. Видимо, мужчина был настолько поглощен своим желанием, что не заметил, как «взорвалась» сама Вероника.

     – Прости. Я должен был подумать о тебе в первую очередь, – не скрывая своих мотивов, ответил Милано.

     – Ты когда-нибудь можешь перестать думать о других, а? – простодушно усмехнулась Вероника.

     – Я стал слишком ответственным, когда встретил тебя…

     – Это радует, – ласково сказала она Милано, поглаживая его небольшие бакенбарды.

     – Тебя надо отвезти домой на ламборджини. Надеюсь, никакой гад не украл мою малышку! – отчеканил Милано, пока приводил свою одежду в порядок, а Вероника никак не могла насмотреться на него.

     – Нужно скорее ехать. Я думаю, Тимофей там взбесился! – засмеялась Вероника и вдруг поняла, что не стоило говорить Милано о другом мужчине. Черт ее дернул сказать о Тимофее! Но парень был ей только другом, не больше. Те поцелуи ничего не значили для нее. Вероника не любила и не могла полюбить Тимофея. Ее сердце завоевал другой мужчина. Этот страстный итальянец.

     – Кто этот прощелыга, черт подери?! – яростным вопросом сбил ее с ног Милано. – Твой любовник? Да?!

     Сильно схватив девушку за запястья, он повалил ее на кровать, смотря самым опасным взглядом в ее лицо. Он был похож на злого демона.

     – Говори! Я не потерплю третьего предательства от женщины!

     – Предательства? О чем ты говоришь? Я тебе не предавала! – чуть не плакала от обиды Вероника.

     – А я тебе зачем, если у тебя есть парень? Чтобы понять, какие бывают итальянцы в постели? Захотелось экзотики?! – оскорблял ее Милано своими обвинениями.

     – Как ты можешь думать обо мне такое?! Тимофей просто друг/ Он спас от машины, которая чуть не сбила меня. И все.

     – И все?! Признайся, что он целовал тебя!

     Женщины сравнивали Милано с дьяволом, когда он на них сердился, и это было небезопасное зрелище. Но почему-то Вероника не боялась его и могла ему противостоять.

     – Мы целовались, но это был лишь раз. Видимо, потому что я очень устала и просто хотела мужской ласки. Но я не была с ним. Да ты и сам это знаешь, придурок! Я же до тебя была девственницей! – горланила на Милано Вероника, тоже начиная выходить из себя.

     Услыхав последние слова своей амазонки, итальянец понял, что зря вспылил. Как он мог злиться на Веронику, если они еще не были знакомы, когда она встретила того парня? Надо быть безумцем, чтобы ревновать девушку к старым отношениям. Тем более, она была права. Ни один мужчина не овладел ее девственным телом, кроме самого Милано Венециани.

     – Прости… – прошептал он, взяв ее ладонь в свою руку. – Я редкостный кретин!

     – Что-что? – Вероника притворилась глухой, будто не услышала его ответа.

     – Кретин! – резко повторил он, не желая мириться с собственной ошибкой.

     – Мне он нравится, – рассмеялась девушка. – Я обожаю этого кретина!

     – Ты ведь не обманешь меня? Я же правда влюбился в тебя, Ники… – проговорил Милано, все больше раскрывая ей свою душу и нежно щекоча своими пальцами ее кожу в области висков. Он притянул к себе свою богиню, чтобы услышать от нее слова, сказанные ему глаза в глаза.

     – Не обману, – уверяла итальянца Вероника, не боясь его острого взгляда, который светился и магией, и угрозой.

     – Mio Cuore… – прошептал Милано, наклоняя голову девушки назад и сладко целуя ее губы; сначала захватывая одну, а потом другую и обводя их по кругу языком.

     – Mia Amore… – призналась Вероника, растворившись в своих чувствах и в ощущениях от сплетения их языков. Оба застонали от осознания того, что все разрешилось, и теперь они спокойно отпустят друг дружку до завтра.

     До завтра… Но до этого ведь так долго ждать!

     – Мы должны уходить, – с сожалением произнес итальянец, потому что на часах уже было половина девятого вечера, и день подходил к концу. – Иначе останемся тут до утра…

     – А где твой друг?

     – Фабиано уехал в отпуск на неделю. Но уже прошло больше месяца. Сам не знаю, где его черти носят?! Хотя он оставил мне ключи. – Милано радовался смекалке своего друга, иначе итальянец не смог бы полностью насладиться милой компанией Вероники и ее прекрасным телом. – А почему это тебя интересует?

     – Просто хотела удостовериться в том, что ты не врешь, – хмыкнула Вероника, догадываясь, что итальянец любил малость приврать.

     – Все с тобой ясно, маленькая шпионка! – Милано улыбнулся ей в ответ, когда Вероника, словно не замечая мужчину, с поднятой головой прошла до выхода. Заметив ее поддразнивания, Милано лишь хмыкнул, пропуская Веронику вперед. Быстро закрыв спальню на ключ, он вышел с девушкой в коридор второго этажа.

Вступить в МовелласУзнать о чем вся эта суета. Присоединись сейчас и начни делиться своей креативностью и страстью.
Loading ...