Роковая итальянская cтрасть (Fateful Italian Passion) (Русская версия)

  • от
  • Рейтинг:
  • Опубликовано: 6 апр 2015
  • Обновленные: 7 янв 2016
  • Статус: В Процессе
Эротический, психологический, любовный роман. *****В раннем детстве Веронику Ледянову удочерила ее тетя Генриетта. Вероника не знает своих настоящих родителей и живет только ради своей любимой тети. Заканчивая четвертый курс университета по профилю дизайн одежды, девушка мечтает отдохнуть и хотя бы на неделю уехать от своего каждодневного окружения - сокурсников, которые постоянно издеваются над ней, вследствие ее происхождения. Генриетта решает подарить Веронике тур по Италии, который сможет сможет отвлечь ее от проблем. Вскоре Вероника едет в Италию и встречает в Риме молодого мужчину по имени Милано Венециани, который кажется ей очень хорошим человеком. Но Вероника не знает ни его прошлого, ни настоящего, как и не знает, что принесет ей будущее. Вступая в эти отношения, Вероника чувствует, что влюбляется в Милано. Но убьет ли ее это? Или заставит девушку почувствовать себя как никогда живой? А может Вероника просто упадет на дно этой губительной страсти и никто не поможет ей?

41Likes
39Комментарии
4300Просмотры
AA

5. ГЛАВА 5


 

***

«Ты завораживаешь меня…»

 

     – Я нуждаюсь лишь в тебе, Милано, а не в твоих деньгах, – убеждала его Вероника, снова потянувшись к губам итальянца и отвлекая его от грустных мыслей о женщинах и об их предательстве. Из-за роста мужчины Веронике приходилось приподниматься на носочках, чтобы коснуться его уст. Но Милано это нисколько не беспокоило, потому что сейчас больше всего его волновала полная обнаженность Вероники.

     Стрельнув взглядом по контурам груди девушки, глаза итальянца наполнились вожделением. Да он рвал и метал, только чтобы снова не прикоснуться к обнаженному телу Вероники и не потерять свой слабый контроль!

     – Ты хочешь меня… – прошептала Вероника, запрокидывая голову назад и не смея взглянуть в его страстные изумрудные очи. Она чувствовала, что Милано не захочет ее отпустить: он мечтал, чтобы девушка утонула в его страсти.

     – Хочу! – Мужчина издал какой-то непонятный звук, больше похожий на рык, когда продублировал поцелуй в ее шею. – Но боюсь, что первый раз повторить невозможно.

     – Почему? – засмеялась Вероника. – Ты – плейбой и не сможешь?

     – Не говори таким саркастическим тоном! – немного сердясь на нее, отвечал итальянец. – Если ты уверена, что второй раз будет лучше, чем первый, то может и не быть. Каждый раз секс ощущается по-новому. Понимаешь?

     – Но можно попробовать, тигр! – усмехнулась Вероника, погладив его широкие плечи и замечая его нарастающее напряжение. Тело Милано вмиг откликнулось на ее ласки, и бесстыдная плоть снова напряглась под простыней. Мужчина осознавал, что не может запастись терпением и усмирить свое сердце. Для него это было очень пугающим, ведь Милано не мог управлять своими эмоциями.

     Неужели Вероника была колдуньей? Или она была просто ангелом, дарящим свободу от гнетущего прошлого?

     Смотря, как ее собственные ласки возымели действие на Милано и его мужская гордость быстро восстала, девушка довольно захихикала.

     – Прости… – осознавая свою женскую вину, говорила Вероника. – Для тебя же это муки, не так ли?

     – Тебе смешно, а мне вот не до смеха! Я же не смогу надеть брюки, черт возьми! – ругнулся итальянец, понимая, как слаб перед теплом этой русоволосой бестии. – Пойду и поищу лед в холодильнике. Тогда сразу приду в себя.

     Мужчина недовольно посмотрел на улыбку Вероники, которой, видимо, нравилось его дразнить. Он быстро вышел из комнаты, направляясь в кухню, и зайдя туда, стал искать лед в морозильной камере холодильника. Спустя время, он так его и не обнаружил.

     Слыша громкие возгласы Милано, Вероника понимала, что видимо, он ничего не нашел: тирада из итальянских слов была понята ей как ругательства. Да и догадываться не надо было, слова звучали резко и отрывисто.

     Снова возвращаясь в комнату, Милано встал в проеме двери, обдумывая, как же поступить? Он не мог ехать домой в таком виде.

     – Может, тебя наказать? – ухмыльнулся итальянец, и тут веселое настроение Вероники как ветром сдуло. Девушка стала пятиться назад. – Ты чего? – спросил Милано, замечая, как Вероника стала сторониться его.

     – Ты ударишь меня?! – с дрожью в голосе, пролепетала Вероника. – Я больше не буду смеяться над тобой. Извини…

     Понимая ее мысли, мужчина так расхохотался, что еще долго не мог успокоиться. Девушка изумленно раскрыла глаза, надувая свои пухленькие губы.

     – Я не БДСМ-щик, * – пытаясь больше не смеяться, исповедовался перед ней Милано.

     – Кто это? – удивилась Вероника, никогда не слыша о таком понятии.

     – Найди в интернете и почитай. Если не поймешь – спроси меня, и я объясню более доходчиво. Хотя я никогда этим не занимался, потому что не способен на жестокость.

     Вероника в момент покраснела: «Что имеет в виду этот ненормальный и страстный итальянец?!»

     – Да не смущайся ты так, cara! Если пожелаешь, покажу тебе видео. У меня хранятся такие записи в собственных залежах разврата, – рассмеялся Милано, осознавая, что не должен был говорить об этом. Иначе Вероника сочтет его настоящим развратником.

     – Очень смешно! – буркнула девушка, снимая с себя простынь и кидая ее в Милано. – Я погляжу, ты никогда времени даром не терял…

     – Не терял… – с долей соблазна пропел итальянец, отмечая, что Вероника стоит перед ним в чем мать родила. Девушка порой вела себя, как самый настоящий ребенок, но Милано это нравилось.

     – Даже не думай! – понимая его похотливый взгляд, фыркнула Вероника.

     – Не думай? – улыбаясь своими незаметными ямочками, настойчивый Милано все ближе подходил к девушке, отрывая руки от дверного косяка.

     – Забыл про меры предосторожности? Или тебе снова напомнить?! – спросила она итальянца, в ком сочетались ум, похоть и красота.

     – Я нашел кое-что, – хмыкнул мужчина, доставая из-за спины маленький пакетик и махая им в воздухе.

     – Это… Хмм… – запнулась Вероника, чувствуя себя смущенной.

     – Говори уже. Презерватив! – подсказал он ей, улыбнувшись в своей хулиганской манере.

     – Да. Он самый.

     Вероника видела такие прозрачные пакетики в аптеках и торговых центрах своего города, но вот как ими пользуются, конечно, не знала.

     – Где ты его нашел?

     – Обнаружил в ящике стола, пока искал на кухне лед.

     – Чей этот дом, Милано?! – вдруг быстро спросила его Вероника, словно прозрев от часового дурмана и понимая, что ведет себя в чужом коттедже абсолютно неподобающим образом.

     – Хотел бы я, чтобы он был моим… – признавая такой факт, открывался ей итальянец. – Но это дом моего друга Фабиано.

     – Друга?! – Веронику будто облили ледяной водой с головы до ног. Она все-таки очнулась от грез! – Так значит, ты приводишь сюда всех своих пассий, и друг этому способствует?! Тебе не стыдно?!! – Девушка возмущенно накинулась на Милано с обвинениями, понимая, как он удачно все продумал.

     – Mia amore, – внезапно сказал ей Милано, все еще не осознавая, что только что признался Веронике в своих чувствах, называя ее «любовь моя». – Я привел тебя сюда потому, что никогда не делал этого прежде.

     – Ты меня за дурочку держишь?! – негодовала девушка.

     – Не даешь и слова сказать! Что за скверный у тебя характер! – Молодой итальянец еле сдерживался, чтобы не выйти из себя. Конечно, он не был спокойным человеком, но мог унять свой итальянский пыл. А вот для Вероники Ледяновы не существовало такого слова, как «притормози». Она возмущалась буквально по любому поводу.

     – Какой есть. Зачем тогда привел меня?!

     «Ну что за упрямая!» – подумал Милано. – «Дайте мне сил, хранители Олимпа!»

     – Испытываешь мое терпение, cara! Ты действительно первая моя женщина, побывавшая в доме Фабиано. Все остальные женщины, с которыми у меня были близкие отношения, встречались со мной на свадьбах, банкетах, вечеринках, дискотеках, а также, в клубах, барах и ресторанах. Но дома – никогда… – горячий итальянец делился своей жизнью, не в силах терпеть обвинения девушки.

     – Хватит, хватит, хватит! Остановись! – закричала Вероника. – Я не хочу слышать о других женщинах и где ты бывал с ними!

     – Ты ревнуешь? – спрашивал ее мужчина с особой радостью.

     – Да! Черт бы тебя побрал, Милано! Знаешь, на кого ты похож?! – Ноздри у Вероники раздувались от гнева, и она была на пределе.

     – На кого же, mio cuore? – полюбопытствовал он, улыбаясь.

     – Что ты сказал? – тихо спросила Вероника, пытаясь понять его итальянские слова.

     – Я спросил, на кого я похож? Ты не поняла по-английски?

     – Да нет же, – доказывала ему Вероника. – Ты только что сказал два слова… на итальянском…

     – Мое сердце, – почти неслышно произнес Милано, не ожидая, что слова, забытые разумом, снова сорвутся с его непокорного языка. Да уж. На глазах Вероники таял «прошлый» Милано и теперь появлялся «новый». Только напрашивался вывод: а что он принесет –  разочарование или надежду?

     – Твое сердце? – На душе у Вероники теперь прыгали солнечные зайчики.

     – Мое. – Признавался Милано, хотя не верил тому, что говорил своей амазонке.

     – Люблю тебя, – тихо произнесла Вероника, подойдя ближе к итальянцу и обнимая его за шею. Она медленно притянула Милано к себе, и слегка коснувшись его губ, почувствовала, как мужчина ответил ей легким поцелуем. Он словно желал, чтобы его поняли без слов.

     – Так на кого я похож? – напоминал он девушке ее предыдущий вопрос.

     – Неважно. Я уже остыла… – Вероника виновато опустила голову, медленно изучая на паркетном полу рисунки с разными животными.

     – Я хочу знать! – будто приказывая ей, громко сказал итальянец.

     – На Маркиза де Сада! – фыркнула девушка в ответ на его требование, и Милано в момент поразился услышанному от нее. «Неужели я похож на него? Это просто кошмар!!!»

     – Ты читала книги о Маркизе де Саде? Вижу, ты не совсем уж невинная! – буркнул Милано, понимая, что за ангельской внешностью может скрываться дьяволица.

     – Да иди ты!

     – Теперь, я привязан к тебе, как и ты ко мне! Куда я пойду?! – возмутился он, желая приковать Веронику своим разгоряченным взглядом зеленых глаз.

     – Сумасшедший! – прикрикнула на него Вероника. – У тебя совесть есть?

     – Нет! – также повышая на нее голос, не сдерживал себя итальянец. – А вот, у тебя нет кнопки «пауза». Ты просто неуправляема!!!

     Вероника поняла, что Милано был действительно прав. Она очень своенравна и упряма. Обвиняет его в том, что он и не делал.

     – Ты сейчас так объемно рассказывал, как много женщин у тебя было, что мне стало противно тебя слушать! Поэтому я так и ответила! – Вероника старалась спрятать свой характер от людских глаз и никому его не показывать, но делала это с большим трудом.

     – Ясно, – пробормотал итальянец, и, развернувшись спиной к Веронике, пошел к кровати, не объясняя свое поведение. Скинув одеяло, мужчина взял белую простынь, на которой остались следы девственности Вероники, и решил отнести ее в ванную комнату. Ничего не говоря девушке, он проследовал до ванной, пока она хлопала глазами, не понимая коренных перемен в его характере.

     Побежав за итальянцем, Вероника нашла его застирывающим ее простыню. Девушка была просто потрясена: «Стиркой должна заниматься женщина, а не мужчина!»

     – Что ты делаешь? – рассердившись, спрашивала его Вероника.

     – Ничего! – отрезал Милано, не отрываясь от своего дела.

     – Этим должна заниматься я, а не ты, – укоряла его девушка, пока вдруг не схватила мокрую простынь, стараясь потянуть ее на себя.

     – Прекрати вести себя, как маленькая девчонка! – ворчал мужчина, стараясь вырвать из ее рук простынь. – Ты мне уже все сказала! Ты думаешь, что я развратник, поэтому я хочу стереть с постели хотя бы то, что сделал с тобой! Ведь плейбои заметают свои следы.

     Девушка не могла более слушать, что все случившееся между ними было ошибкой. Отпустив простынь, она ударила Милано по щеке, чувствуя себя обманутой. Но он никак не отреагировал на ее удар, а лишь продолжил заниматься стиркой.

     Понаблюдав за тем, как Милано тщательно отстирывает простынь и вешает ее на веревку, Вероника медленно вышла из ванной и опустилась на пол, садясь рядом с дверью. В первый раз за все время их встречи по ее щекам потекли слезы. Не сдерживаясь, Вероника зарыдала, уткнув голову в колени и больше не желая общаться с Милано. Ее не интересовало, что он увидит ее плачущей. Ему же было все равно!

     Через несколько минут Милано вышел из ванны, смотря, как Вероника проливает слезы. Он знал, что это сможет разжалобить его, но он не хотел поддаваться женским слабостям: «Хватит с меня ее характера! Девушка просто невыносима в своем упрямстве! Кто-то же должен ей указать на ошибки или нет? Или должен успокоить?»

     Недолго итальянец держал оборону: надевая свои плавки, он часто бросал взгляды на девушку, думая ее успокоить.

     Не может же он быть таким жестоким? Или в нем всегда жила жестокость к людям?

     – Вероника! Прекрати плакать! Перестань!!! А то все лицо будет красное, а тебе нужно возвращаться в отель, – надрывно сказал ей Милано, подходя ближе к девушке и гладя ее по голове.

     – А тебя это волнует?! – взбешенно поинтересовалась у него Вероника. – Между нами все закончилось, и сейчас ты выкинешь меня, как мусор. Не трогай меня!!! – Вероника стала захлебываться в рыданиях, предполагая, что все, что она видела до этого, было лишь маской Милано. А может, он боялся серьезных отношений?

     Медленно поднимаясь на ноги, девушка уже хотела побыстрее принять душ и уйти из этого дома, как вдруг почувствовала горячие ладони на своих плечах: Милано стоял так близко, что целовал ее затылок и шею. Вероника отпихивалась от итальянца, но он настырно препятствовал ей в этом, сильнее сжимая ее плечи своими руками.

     – Отпусти меня! Слышишь?! Я ухожу от тебя! – выкрикивала она, пытаясь пробиться в ванную, пока Милано крепко держал ее.

     – Говори, что хочешь, cara… Я идиот, я знаю, – шептал итальянец в ее русые волосы. – Кричи на меня, ругайся матом, но только не бросай.

     – Ты придурок! Хуже того, мерзавец и подлец! – Девушка продолжала отбрасывать от себя его руки, которые блуждали по ее телу и не давали ему свободу.

     – Да… да… да… да... – соглашался Милано, целуя жилку на ее шее, пульсирующую от волнительных изречений. – Обзывай меня. Я признаю свою вину.

     – Милано, не надо… – шептала Вероника, ощущая, что теряет контроль над своим телом, и оно больше не слушает ее – сдается своему завоевателю.

     – Ты не можешь оттолкнуть меня, mio cuore… Не можешь! – идя на нее натиском своих объятий, говорил ей итальянец.

     – Мне нужно принять душ. Дай мне это сделать, – пытаясь восстановить свой голос от хрипоты, уговаривала девушка своего неукротимого мужчину.

     – Примем вместе, mia amore! – страстно проговорил Милано, снимая с нее простынь. – Это будет приятно.

     Не желая, чтобы Вероника придумала еще какие-то отговорки, мужчина поднял ее на руки и зашел с ней в ванную, закрывая за ними дверь. Включив душ, он стал регулировать холодную и горячую воду, чтобы найти оптимальный баланс. Милано долго смотрел на Веронику, которая переминалась с ноги на ногу, будто стояла на улице, прямо на холодном ветру.

     – Ты замерзла? – спросил итальянец, беспокоясь о своей капризной девочке.

     – Немного. Ты раздел меня… и мне холодно…

     – Тогда иди сюда… Согреешься, – улыбнулся Милано, протягивая ей свою теплую гладкую ладонь и надеясь, что она протянет ему свою.

     – Не пойду. – Девушка гордо подняла голову. – Я не такая дура, чтобы не понимать, что за этим будет стоять!

     – Если ты не хочешь – ничего не будет. Пойми, cara. Я не беру женщин насильно! – Милано старался донести до Вероники лишь правду о своей личности.

     – Я понимаю, но… – Девушка пыталась найти слова для объяснения.

     – Что? – ехидной улыбкой спрашивал ее итальянец.

     – У тебя есть приемы, против которых я бессильна.

     – Какие? – притворяясь наивным мальчиком, не понимал Милано вопроса Вероники.

     – Не скажу.

     – Стесняешься.

     – Ты сам все знаешь! – Вероника старалась противостоять секс-уловкам мужчины, которые он начинал претворять в жизнь, но у нее не было на них иммунитета.

     – Знаю, – улыбался Милано. – Ты говоришь о ласках…

     – Да.

     – Scusi, mia bella*, но в крови всех итальянцев есть искусство быть идеальными любовниками. Тебе надо привыкнуть к этому, – добавил он, поднимая девушку и ставя ее под душ.

     – Да уж! – пронзительно посмотрев на Милано, согласилась Вероника, когда он ласково ей улыбнулся и не теряя времени, перелез через ванну. Он также встал под душ, как и сама девушка. Лампочка в ванной мерцала от частого спада напряжения, и обстановка казалась немножко интимной: Вероника в полутьме изучала тело Милано, пока тот намыливал ее гладкую кожу. Медленно прикасаясь к мышцам итальянца на груди и животе, а потом следуя к его достоинству, девушка погладила его фаллос, чувствуя, что возбуждение мужчины стремительно нарастает. Нежность Вероники была для итальянца лучшим подарком, какой он мог себе пожелать, пока продолжал мыть ее тело душистым мылом, не пропуская ни одного участка кожи.

     Подставив Веронику под душ, Милано сразу понял, в чем дело, когда Вероника сжучилась под потоками воды, смывающей с нее все мыльные разводы. Девушке было не очень комфортно от пощипывания в ее сокровенном месте, и она испугалась, сильно сжимая бедра.

     – Не переживай, все пройдет. Просто плоть сейчас немного саднит от того, как с ней поступили. И это сделал я… Perdono, mia amore**, – с сожалением говорил Милано, гладя Веронику по щеке. – Твое тело немного поболит, но недолго, – продолжал он, ведая все в отношении секса с девственной особой.

     – Понимаю. Но хватит с меня информации, per favore***, – закончила Вероника с улыбкой, пытаясь вспомнить еще несколько слов на итальянском. Тут Милано вернулся мыслью к первой встрече с Вероникой и начал ругать себя за то, как нелюбезно высказал ей про ее знания итальянского языка.

     Какой же грубиян! Всегда привык быть выше людей, хотя порой ничего собой не представлял. Надо было менять себя. Если, конечно, Милано этого хотел…

     – Опять о чем-то думаешь? – Вероника была обеспокоена сокровенными мыслями итальянца, которые он прятал от нее.

     – О своей жизни, и какая я сволочь! – не задумываясь, ответил он ей.

     – Не казни себя. Все что было, прошло. Моя тетя всегда так говорит, – успокаивала его девушка, гладя по мускулистому бицепсу.

     – Ты так считаешь? – пытаясь понять ее, задумывался Милано.

     – Кто-то должен наставить тебя на путь истинный! – ответила Вероника, позволяя улыбке снова появиться на ее лице, как солнышко.

     – Думаю, что именно ты и должна… – несмело пробормотал итальянец, приблизив Веронику к себе и желая снова окунуться с головой в их обоюдный оргазм.

     – Я согласна поработать твоим учителем. – Девушка уткнулась головой в его грудь и тихо вздохнула.

     – Сейчас и приступим к обучению! – усмехнулся Милано, проведя пальцами по ее выточенной спине и скользя к ее мягким ягодицам.

     – Милано Венециани! Уберите руки с частной собственности! – грозящим взглядом посмотрела на него Вероника, слегка придавая своему тону веселье.

     – А вы этого хотите, Вероника? – итальянец спросил ее сладким голосом, высокомерно смотря в ее глаза. – И когда же я узнаю вашу фамилию?

     – А вы этого неустанно желаете, синьор Венециани? – интересовалась девушка, проводя своими пальчиками по его кустистым бровям и отмечая, какие они густые.

     – Как никогда, синьорина Инкогнито, – хмыкнул мужчина, страстно обнимая Веронику под горячим душем. – Я должен знать, какая фамилия была у моей будущей жены.

     – У меня нет собственной фамилии. Только тетина, Ледянова. Настоящей я не знаю.

     Милано видел, как  Веронике  неприятно об этом говорить, ведь раны ее детства все еще кровоточили. И вряд ли когда-нибудь заживут.         

     – Не могу поверить, что ты хочешь жениться на мне, – прервав их молчание, прошептала Вероника. – Я, скорее всего, сплю.

     – Я же сказал тебе, что не приму тот факт, если ребенок вырастет без отца! – он ответил с болью в голосе, словно уже пережил такой опыт на собственной шкуре.

     – Значит, ты хочешь жениться на мне только поэтому?! – возмущалась Вероника, пытаясь выскользнуть из тесных объятий итальянца и больше не слушать его откровения.

     – Опять ты говоришь полную муру, – улыбнулся Милано, показывая Веронике свои белые, ровные зубы, пока девушку снова не обдало жаром. Даже если бы мужчина не касался Вероники, то его улыбка моментально обезоруживала бы ее неприступность.

     – Тогда объясни мне!

     – Я женюсь на тебе, потому что ты очень мне нравишься: ты красавица, умница и к тому же умеешь меня смешить. Хотя я знаю тебя несколько часов, но мне кажется, что большего и не нужно! – Милано пытался открыть то, что у него на сердце, но в тоже время боялся самого себя.

     – Это еще не причина, – грустно отвечала ему девушка, надеясь услышать другие слова от итальянца. – Ты… Ты… Ты любишь меня? – вдруг спотыкаясь на собственных словах, спросила его Вероника, понимая, что может и не услышать того, чего хотела.

     – Вероника, я же говорил тебе, что люблю. Назвал тебя «любовь моя». Этого мало? – удивлялся мужчина.

     – Словами можно бросаться просто так, даже не понимая их значение, – нерадостно ответила девушка, опуская подбородок почти до груди и боясь, что мужчина не питает к ней тех чувств, какие питает к нему она.

     – Я не бросаюсь словами и могу доказать тебе это! – взорвался Милано, подняв вверх ее подбородок и изучая невеселое лицо своей богини. – Уже на старте.

     «Какая она очаровательная», – подумал он, бродя глазами по ее коже и пытаясь противостоять собственному желанию. Но как он мог это сделать, когда рядом с ним стояла такая красавица, такая необычная девушка, которая не прилеплялась к Милано, как все остальные женщины, а наоборот, пугалась его напора?

 

_____________________________________________________________________________________

*Извини, моя красавица… (итал.)
**Прости, моя любовь…(итал.)     
***Пожалуйста…(итал.)

Вступить в МовелласУзнать о чем вся эта суета. Присоединись сейчас и начни делиться своей креативностью и страстью.
Loading ...