Роковая итальянская cтрасть (Fateful Italian Passion) (Русская версия)

  • от
  • Рейтинг:
  • Опубликовано: 6 апр 2015
  • Обновленные: 7 янв 2016
  • Статус: В Процессе
Эротический, психологический, любовный роман. *****В раннем детстве Веронику Ледянову удочерила ее тетя Генриетта. Вероника не знает своих настоящих родителей и живет только ради своей любимой тети. Заканчивая четвертый курс университета по профилю дизайн одежды, девушка мечтает отдохнуть и хотя бы на неделю уехать от своего каждодневного окружения - сокурсников, которые постоянно издеваются над ней, вследствие ее происхождения. Генриетта решает подарить Веронике тур по Италии, который сможет сможет отвлечь ее от проблем. Вскоре Вероника едет в Италию и встречает в Риме молодого мужчину по имени Милано Венециани, который кажется ей очень хорошим человеком. Но Вероника не знает ни его прошлого, ни настоящего, как и не знает, что принесет ей будущее. Вступая в эти отношения, Вероника чувствует, что влюбляется в Милано. Но убьет ли ее это? Или заставит девушку почувствовать себя как никогда живой? А может Вероника просто упадет на дно этой губительной страсти и никто не поможет ей?

41Likes
39Комментарии
4287Просмотры
AA

4. ГЛАВА 4


 

***

«Влечение – сильная вещь!»

 

     – Тебя проводить? – предложил Веронике Милано, когда подошел к двери комнаты и медленно открыл ее.

     – Если не сложно, – ответила ему девушка, опираясь на столбик кровати и пытаясь самостоятельно встать. Выпрямляясь во весь рост, Вероника понимала, что все еще слаба и должна лежать, но желание вернуться в отель было сильнее ее. Показывая свое упрямство, она сделала еще несколько шагов, тело предательски подвело девушку, и она стала падать назад. Итальянец успел поймать Веронику, но, не увидев, что под ногами стоит маленькая табуретка, задел ее ногой, также начиная лететь назад. Девушка ухватилась за мужчину, как за хрупкую соломинку, которая ломалась у нее на глазах.

     Вероника только и успела, что вскрикнуть, когда оказалась на полу вместе с итальянцем. «Прямо, как в бразильском сериале!» – одновременно подумали они оба.

     – Ты не ударилась? – волновался за Веронику Милано, когда она лежала на его теле и дышала быстрее, чувствуя его бицепсы.

     – Нет. А ты? – также не скрывая своего беспокойства, интересовалась Вероника.

     – Если только набил себе синяк на мягком месте.

     Она мило рассмеялась в ответ на его юмор.

     – Извини… – замечая на его лице хмурость, пролепетала девушка, понимая, что своим смехом могла обидеть итальянца.

     – Ничего. Иногда можно падать на пятую точку, – прыснул иронией мужчина, пока все еще смотрел на стеснительную Веронику.

     – Тебе тяжело?

     – Вообще-то да. Ты отдавила мне все, что можно! – девушка поняла его сарказм и снова расхохоталась. Милано следил за ее эмоциями, и ему нравилось в Веронике все: чистый смех, беззаботная радость, ее невинное личико. Но пока он думал о девушке, то все больше понимал, что ситуация приобретает электрический накал: они лежат так близко друг к другу, что чувствуют пожар собственных тел.

     Итальянец пытался остудить себя, но не смог: тело подчинилось желанию мужчины, и он весь моментально напрягся. Вероника вдруг ойкнула, понимая, что нечто упругое и живое уперлось в ее тайное женское место. Тетя никогда не говорила ей об этом, да и в книгах об анатомии об этом подробно не рассказывалось.

     – Что это? – осмелилась спросить итальянца Вероника, потому что ничего не знала о данном явлении.

     – Ты что? С луны свалилась? – Милано засмеялся, пока девушка обескураженно смотрела на него. И тут он сразу понял, что Вероника  действительно была невинна.

     – Видимо, да! – разозлилась на него девушка, замечая, что итальянец просто посмеивается над ней. – Вместо того чтобы ржать, как конь, лучше бы объяснил мне!

     – Ты никогда об этом не говорила с подругами или тетей? – недоумевая, спросил ее Милано, и Вероника отрицательно покачала головой. Данная новость ударила по нему, словно электрошок. Девушка и вправду была чистым ангелом, попавшим на нашу грешную землю по ошибке.

     – Почему ты не отвечаешь? – разгоряченно расспрашивала его Вероника. – Или сам стесняешься?

     – Просто я боюсь, что сейчас мы переключим свое внимание на такую тему разговора, после которой я не смогу отпустить тебя в целости и сохранности… – откровенничал Милано, смотря на девушку с улыбкой.

     – Ты о чем? – Любопытство захватило Веронику, и она хотела знать правду.

     – Забудь. Я не могу говорить с тобой об этом. Это довольно интимное, – резко ответил Веронике итальянец, не желая представать перед ней в образе опытного, закоренелого плейбоя, который не придерживается никаких приличий и такта.

     – Ну, знаешь! – вспылила девушка. – Тогда я пойду в местную библиотеку и сама поищу книгу, где найду ответ на этот вопрос!

     – Ты правда хочешь узнать? – ухмыльнулся мужчина, поглаживая Веронику по щеке.

     – Нет! Я хочу быть в неведении! – полыхая костром непонимания, сказала она ему. «Как он может быть таким откровенным и вдруг закрываться от меня?!» – злилась на итальянца Вероника, не понимая его скрытности.

     – Хорошо, – сдался Милано. – Я расскажу тебе, Вероника, но только после того, как ты пообещаешь мне кое-что.

     – Что?

     – Поцелуй…

     Мужчина беспокоился, думая, что на него сейчас обрушится лавина ударов этой непредсказуемой строптивицы. Но девушка молчала, собираясь с мыслями, что ей ответить.

     – Договорились, – согласилась Вероника, желая послушать интересную лекцию от Милано Венециани.

     «Смелая девушка!» – Итальянец не ожидал от нее такого отважного шага, восхищаясь ее храбростью. – «И  неповторимая. Самая лучшая, которую я когда-либо встречал в своей жизни!»

     – Странно, что ты до сих пор не знаешь этого, – усмехнулся он, начиная свое объяснение для невинной Вероники. – Ты – женщина. Я – мужчина. Когда женщина и мужчина нравятся друг другу и они понимают, что их тянет какое-то обоюдное желание, растущее изнутри, чтобы быть ближе, они начинают возбуждаться всем телом. В данном случае я сделал это первым, так как близость наших тел произвела на меня такое сильное впечатление.

     Вероника долго обдумывала свой ответ, и вдруг задалась вопросом:

     – Ты хочешь сказать, что желаешь меня?!

     – Нет. Я желаю старушку с противоположной улицы, которая помахала нам рукой, когда мы заходили в дом! – фыркнул Милано.

     – Шутник. – Вероника несмело захихикала.

     – Ты спрашиваешь меня какие-то глупости! – ответил итальянец, притворяясь, что сердится на нее. – Конечно, тебя. Кого же еще?!

     – Понятное дело, – улыбнулась Вероника, слушая его откровение. – Это означает, что я тебе нравлюсь как женщина, а не как девушка?

     – А это имеет значение?

     – Возможно, да.

     Милано сразу просек смысл ее речей.

     – Ты хочешь сказать, что... – Молодой человек попытался немного расслабиться в разговоре с девушкой, но этого не происходило. Почему? Он и сам не знал. – Хотя я и невооруженным глазом вижу: ты девственница.

     – Да, я девушка. Когда я повзрослела, тетя мне рассказывала о женской анатомии, – признавалась Вероника. – Но, видимо, о мужской решила умолчать.

     – Хоть в этом ты не чайник! – засмеялся Милано, понимая, какое сокровище он сейчас держит в своих руках. Девушка была чиста, как слеза.

     – Сам ты чайник! – накричала на него Вероника, принимаясь бить кулачками по его груди. Итальянец уворачивался от ее ударов до тех пор, пока ему не стало больно. Схватив ладони Вероники, Милано с силой прижал их к своей груди, и девушка тяжело задышала, ощущая, что она так близко сейчас к нему, в нескольких сантиметрах от его соблазнительных губ.

     – Я обещала тебе поцелуй. И должна сдержать слово… – промямлила Вероника, смотря на его полные, четко обведенные, будто невидимым художником, губы.

     – Думаю, не стоит. Я передумал, – произнес Милано, не желая более искушать свою судьбу.

     – Почему? – насупившись, спросила его девушка. – Я тебе не нравлюсь?

     – Вот именно, что очень нравишься! Я могу не сдержаться…

     Раскрыв глаза, Вероника недоуменно уставилась на Милано. Она не понимала намеков.

     – В смысле?

     – О, боги! Дайте мне сил! – взмолился Милано, смотря на потолок и надеясь, что он сейчас разверзнется, боги сойдут на Землю и утихомирят его бушующую плоть.

     – Не понимаю тебя, – растерянно проговорила Вероника.

     – Ты не знаешь, что порой происходит между мужчиной и женщиной?! – снова потрясенный ее вопросом, удивлялся итальянец.

     – Ты имеешь в виду секс? – покрывшись румянцем, поинтересовалась у него девушка.

     – Ура! Бинго! Да… – облегченно выдохнул мужчина. – Я имел в виду это.

     – Ты откровенный распутник!

     – Просто я честно признался в своих желаниях...

     – Неужели мой поцелуй мог так повлиять на твои желания?!

     – Мне порой кажется, что ты родилась не на планете Земля, а где-то в другом месте. Может, на планете Венера, а может, на Луне, что скорее всего так. Ты ведь очень наивна и невинна. Хорошо, что тебе повстречался именно я, а не какой-нибудь неуправляемый похотливый итальянец! – озлобленно высказался Милано, понимая, что не намерен делить эту девушку ни с кем. Она должна принадлежать только ему.

     – Ты абсолютно прав, – произнесла Вероника, и только потом поняла, как ее рот соприкоснулся с его губами. Девушка придвинулась ближе, нежно целуя мягкие губы Милано, и тут он неожиданно застонал, как раненый зверь.

     Услышав странные звуки из уст итальянца, Вероника сразу спросила.

     – Тебе было больно? Не понравилось? Прости. Я впервые сама целую мужчину, – стыдясь своих слов, говорила ему девушка.

     – Дурочка… – прошептал он, лежа с закрытыми глазами и до сих пор чувствуя на своих губах ее поцелуй. – Мне понравилось!

     – Но почему ты застонал?

     – Потому, что мне очень понравилось! Пойдем, Вероника. Отвезу тебя на машине в отель! – переменив тему разговора, быстро сказал ей Милано.

     – И мы больше с тобой не увидимся? – грустно спросила она, притронувшись пальцами к его красивому и чувственному рту, пока Милано еле сдерживался, чтобы не накинуться на Веронику. Не к добру она была так настойчива! А ее невинность уже накаляла и без того пылающее олово внутри груди Милано!

     – Увидимся. Если ты этого хочешь.

     Милано резко отпустил Веронику, и она медленно поднялась, чувствуя себя намного лучше. Но, не замечая, как близко стоит к нему девушка, итальянец не сразу понял, что произошло. Он вдруг оказался на кровати под ее прекрасным телом.

     – Почему ты такой серьезный? – засмеялась Вероника. – Сейчас я тебя пощекочу! – Девушка стала щекотать бока и грудь Милано, но он вообще не реагировал. Видимо, мужчина был сделан из стали, если его не трогали детские пощипывания этой игруньи. Или он просто пытался быть холодным?

     – На меня не действует твоя щекотка, – ухмыльнулся Милано. – Но знаю на кого может подействовать моя!

     Итальянец принялся ответно щекотать Веронику, и девушка звонко смеялась, моля прекратить пытку. Но он не унимался.

     – Хватит! Хватит! Милано!

     Услышав просьбу Вероники, мужчина сразу прекратил на нее нападки, ожидая от девушки бурной страсти. Но понимая, что по своей застенчивости Вероника не сделает первого шага, Милано схватил ладонями ее лицо и по-захватнически поцеловал девушку в губы. О! Это был совершенно другой поцелуй: мужской, сильный и не такой невинный, как у Вероники. Девушка сделала глубокий вдох, когда его язык раскрыл ее нежные губы и медленно проник внутрь. Вероника не ожидала такого натиска, но подчинилась, понимая, что Милано опытнее ее. Найдя во рту ее маленький язычок, мужчина слегка коснулся его своим, и тело девушки мгновенно задрожало. Неужели от нахлынувшего желания или от того, каким необыкновенным был поцелуй? Вероника на все могла ответить «да».

     Милано не останавливался, все больше целуя ее губы, отчего те распухли и становились похожими на лепестки раскрывшегося бутона красной розы, такие сладкие и желанные! Как никогда, итальянец понимал, что вряд ли остановится, если только ему на голову не выльют целое ведро воды! Он мечтал об этом, но видимо, никто не пытался осуществить его желание. Поблизости никого не было, только невинная Вероника, которая лежала на его теле и воспаляла его желание в миллион, триллион раз.

     Итальянец продолжал целовать ее, переворачивая ее на спину и оказываясь сверху над ней, как победитель. Вероника тихо простонала, понимая, что теперь ее и Милано ничто не остановит. Страсть разгоралась в них обоих, как костер! Милано и Веронику пожирало роковое пламя желания!

     Продлевая легкие мучения Вероники, Милано был удивлен, насколько быстро она приняла его поцелуй, нисколько не протестуя. Он понимал, что девушка ничего не знает о сексе, и он должен действовать осторожно, чтобы не спугнуть ее.

     Грудь Вероники медленно поднималась и опускалась, пока пальцы Милано изучали ее бюст, нежно лаская тот участок кожи, который не был закрыт лифом платья. Вероника повиновалась итальянцу, чувствуя, что сейчас вся отдана ему.

     Никто и ничто не спасет ее! А она и не хотела. Зачем спасать, когда эмоции так и рвались наружу, желая поглотить ее всю?!

     Очень нежно поцеловав губы Вероники, Милано провел пальцем от ее подбородка до упругой груди, лаская ее одной рукой и опускаясь второй до ее тайного женского места. Девушку немного смутила его настойчивость, но осознавая, что мужчина знает, что делает, она вручила себя в его руки.

     Немного поежившись от страха, Вероника застыла, когда пальцы ее любовника достигли самого сокровенного места на ее теле. Девушка сильно зажмурила глаза, но поняла, что бояться не надо, услышав томный сексуальный голос Милано:

     – Расслабься, Ника. Не думай ни о чем.

     Вероника удивилась такому сокращению своего имени и лишь попыталась что-то спросить у итальянца, как вдруг ощутила его пальцы на своих губах, которые приказывали ей не перебивать и дать ему закончить свою мысль.

     – Я назвал тебя Ника, потому что ты похожа на крылатую богиню древнегреческой мифологии. Такая же красивая и парящая, словно небесный ангел.

     Слова Милано потрясли девушку до глубины души, и она невольно прослезилась. Слеза скатилась по ее щеке, но губы мужчины подхватили ее слезу, нежно целуя Веронику.

     – Почему ты плачешь?

     – Потому что никто и никогда не говорил мне таких слов… – искренне призналась девушка.

     – А я скажу и буду говорить. Потому что это так.

     – Продолжай... – простонала Вероника. – Я хочу узнать силу твоего желания!

     – Потом ты можешь пожалеть. Я не могу... – Милано чувствовал, что вряд ли будет столь же откровенен с другой девушкой, как с ней. Он не хотел обманывать Веронику, а хотел дать ей шанс решить все самой.

     – Но я хочу… – прошептала Вероника в его ухо, поцеловав Милано в его смуглую щетинистую щеку.

     – Что ты делаешь со мной? – прохрипел итальянец, ощущая, что ее кроткий поцелуй рождает в нем волка.

     – Не знаю, – засмеялась Вероника, чувствуя, как руки желанного мужчины бродят по ее девственному телу и ей это очень нравится.

     Наконец, Вероника призналась сама себе, что действительно влюбилась в Милано Венециани, в этого неугомонного итальянца. Но как?! Просто. Случилось. В этом не было никаких сомнений. Она жаждала быть с ним каждый день, если не каждую минуту. Девушка хотела познать все до конца. Его желание, его страсть, его тело.

     – Потом возврата не будет. Я не хочу, чтобы наше знакомство закончилось на этом. Ты ничего не знаешь о моей личной жизни… – Милано хотел все рассказать девушке, но она закрыла его рот ладонью.

     – Ничего не желаю слышать. Сейчас существуем только ты и я… – романтично пропела Вероника, лаская рукой его крепкий подбородок и его сильную мощную шею. В ответ на ее ласки Милано снова застонал, не желая тушить вспышки своего яростного вожделения.

     – Ника… – снова прохрипел он, посасывая ее небольшие пальчики, которые касались его влажных и полных губ.

     – Да? – откликалась девушка, спрашивая его не зная о чем.

     – Я хочу тебя раздеть. Позволишь мне? – проговорил итальянец, добиваясь от Вероники разрешения.

     – Не спрашивай. Делай то, что считаешь нужным. Я хочу почувствовать твою кожу, дорогой мой... так близко, – нежно попросила его Вероника, чувствуя, как тембр голоса превращается в шепот.

     – Поступаю, как последний мерзавец! – мужчина злостно высказал сам себе, видя, как беззащитна перед ним Вероника и как ее тело пьянеет от его ласк.

     – Я правда хочу этого. Хочу ощутить тебя... – сказала Вероника, положив его руки на свою талию, чтобы пальцы Милано загорелись, как яркие факелы. Мужчине было не в силах сопротивляться такому накалу страстей, поэтому быстрым движением рук он поднял вверх платье Вероники и, раздевая девушку, кинул ее одежду на пол.

     Касаясь тела Вероники, Милано мигом онемел. Ее тело было настолько мягким и белоснежным, что итальянцу казалось, он трогает зимний покров, ускользающий из-под его пальцев. Он боялся нарушить структуру ее кожи, словно Вероника была вылеплена из хрупкого фаянса или мягкой глины. Одно малейшее, неловкое движение – и тело расколется.

     Ладони Милано по непонятной причине дрожали, как осиновый лист. Он никогда не позволял себе такого ни с одной женщиной. Неужели он боялся, что может причинить боль Веронике? Или просто боялся поступить с ней так же, как поступал с остальными женщинами, с которыми он кувыркался в постели?

     – Поцелуй меня, пожалуйста, – жалобно попросила его Вероника, лежа на постели и ожидая от него поцелуя. Услышав ее мольбу, мужчина не хотел больше ждать и страстно поцеловал Веронику, снова проникая своим язычком в ее рот. На этот раз девушка ожидала этого вторжения и слегка, не настойчиво, поласкала язык мужчины своим. Тело Милано так прошибло небесным током, что он подумал, будто уже в Раю и на земле его сердце пытаются откачать врачи.

     – Не могу осознать, что ты еще девушка. Твои поцелуи выглядят не так невинно. Они просто сводят меня с ума, – шептал в ее ушко итальянец.

     – А меня сводят с ума твои, – как-то невнятно промолвила Вероника, смотря с восхищением на Милано, когда он привстал над ней и скинул с себя темный пиджак, неторопливо расстегивая белую хлопковую рубашку. Вскоре он снял всю одежду, оставляя ее на полу.

     Когда это он был таким беспечным, не задумываясь, помнется ли его костюм или нет?! Действительно, Милано Венециани будто подменили. Это был не он. Это был другой Милано.

     Пока молодые люди ласкали друг друга, Вероника изумлялась стройному и накаченному телу итальянца. Его мышцы перекатывались из стороны в сторону, показывая, что их хозяин либо ходит на тренировку в спортзал, либо бегает трусцой по утрам и вечерам. Его тело выглядело очень горячо. От этого в горле Вероники мгновенно образовалось тепло, словно от нагретой печи, и во рту становилось так сухо и жарко, что не было сил сказать. Она замерла, как и Милано...

     Взгляд девушки скользнул вниз по брюкам мужчины, плотно облегавшим его тело, и Вероника удивленно раскрыла рот, понимая, что то, о чем говорил итальянец несколько минут назад, происходило сейчас с ним. Он был крайне возбужден и даже не смущался этого.

     Зная свою скромность, робость и боязливость, девушка все-таки пересилила себя и притронулась к его плоти, которая так и вырывалась из его брюк. Мужчина тяжело вздохнул, борясь со своими телесными страстями, пока Вероника лишь улыбалась, понимая, что ее осторожные прикосновения рождают в его теле просто неукротимый огонь.

     – Если ты и дальше будешь также трогать меня, я воспылаю у тебя на глазах! – необузданно страстным голосом сказал ей Милано.

     – Как это?

     – Тебе показать? – усмехнулся он, ближе придвинувшись к руке Вероники. Девушка замялась, не зная, куда себя девать.

     – Нет, – слегка даря улыбку своим щечкам, промолвила она.

     – Тогда я начну с тебя, – хмыкнул Милано, жадно стрельнув глазами по ее телу, как в те минуты, когда он смотрел на нее, стоя у кафе.

     – Мне страшно… – глубоко вздохнув, искренне призналась Вероника, отклоняя свою голову немного назад.

     – Я не причиню тебе зла. Не бойся, Ники, – с чистым сердцем убеждал ее Милано, пока смотрел в ее глаза. – Последний раз тебя спрашиваю: ты хочешь этого?  Я пока сдерживаюсь, потому что могу остановиться и уйти. Но потом мне будет сложно это сделать.

     – Я не хочу, чтобы ты уходил. Хочу, чтобы ты остался. – Вероника с силой притянула к себе Милано, пока он не упал на ее расслабленное тело, ожидавшее нежных, страстных и порой терпких мужских ласк. Ощутив своими гениталиями его напряженную плоть, Вероника стала познавать явления мужской природы, которая сейчас восставала и не хотела молчать, желая, чтобы с ней считались!

     – Видишь, что ты со мной вытворяешь? – сиплым голосом говорил ей Милано, вследствие нарастающего возбуждения. – Я хочу тебя…

     От такой откровенности Милано у Вероники поплыла голова, и туман застелил ей глаза. Она уже ни о чем больше не думала.

     И уже не боясь, что сделает что-то не так, Милано провел рукой от шеи Вероники до ее женских прелестей, гладя ее трусики и скользя своими проворными пальцами прямо к ее женскому органу, скрытому от посторонних глаз. Девушка сжалась от удовольствия, пронзившего ее насквозь. Она не знала, что это так приятно, когда мужчина гладит женщину, будто завоеватель берет крепость, которая постепенно ему сдается.

     Не растягивая время, Милано скользнул пальцами в лоно Вероники, зная, что пока гладил ее стройное тело, девушка давно накалилась. Вероника решила, что чересчур развратно так сразу отдаваться мужчине, и сжала его пальцы мышцами своих гениталий.

     – Доверься мне, дорогая. Не напрягайся, – прошептал он Веронике, чтобы она наконец расслабилась. Голос Милано подействовал на нее, словно наркотик, и Вероника беспрекословно подчинилась приказам, раздвигая свои бедра так широко, чтобы пальцы мужчины еще глубже продвинулись в ней. Вероника снова простонала от наслаждения, но итальянец быстро освободил свои длинные пальцы из ее лона, горячо дыша на ее лицо.

     – Еще… еще… Хочу еще! – канючила Вероника, как маленький ребенок, у которого отняли лакомство.

     – Я больше не выдержу, Ника! – прорычал Милано, пытаясь остановить свое тело от быстро накапливаемого наслаждения. Тело сигнализировало, что пора перестать его игнорировать.

     Потянувшись к атласным черным брюкам итальянца, Вероника понимала, что обнажив мужчину, даст ему свободу от пыток. Милано снова простонал, чувствуя, как девушка робко раздевает его и пытается стянуть с него одежду.

     Наконец, полностью сняв с него брюки, Вероника ахнула от того, что увидела. Его обтягивающие плавки туго натянулись на его упругом  большом органе, называющимся мужским достоинством или фаллосом.

     – Можно я его посмотрю? – улыбнулась Вероника, указывая пальцем на его мужской орган и застенчиво поднимая глаза на итальянца, который сжимал губы, чтобы не завыть от ее таких мягких и аккуратных касаний.

     – Ты издеваешься или как?! Или не знаешь, что я терплю твои ласки из последних сил? А может, ты просто понятия не имеешь, что такое мужской оргазм?! – вспыхнул Милано, уже не желая быть скромным парнем.

     – Я не читала в книгах про оргазм, – робко призналась девушка.

     – О, Милосердный! – взвыл итальянец. – Похоже, я должен тебе все объяснить. Но сейчас на это нет времени! Я горю... Ты разве не заметила размер моего...?

Милано вдруг резко замолчал, ощущая на губах подушечки пальцев своей девушки.

     – Я поняла. Можешь не продолжать. Когда ты возбужден – он увеличивается?

     – Только спокойно! – процедил мужчина сквозь зубы. – Ты абсолютно права. Но разговоры меня напрягают! Ты не осознаешь этого?!

     – То есть возбуждают? – как обычно, подавив смешок, спросила его Вероника.

     – Да... – выдохнул итальянец, до сих пор не зная, что же творилось с его телом? Он никогда не испытывал такого возбуждения! Одно прикосновение этой девушки пробуждало в нем ток нечеловеческой энергии, разносящийся по всем его органам и идущий обратно к его мужской силе.

     – Что дальше? – Веронику интересовал секс, как что-то особенное и неизведанное.

     – Увидишь. Сейчас я приказываю тебе помолчать хотя бы минуту! ОК? – быстро сказал ей Милано, понимая, что возможно был резок. Но Вероника отреагировала нормально, чувствуя, как его настойчивые пальцы дразнят ее светло-мраморную кожу и пытаются расстегнуть ее синтетический бюстгальтер. Чтобы не пугать Веронику таким напором, мужчина нежно поцеловал ее губы, ставшие горячими от его дыхания. когда Вероника поймала его шею, обвивая ее тонкими руками и пробираясь пальцами к его густой шевелюре.

     Сам не понимая почему, итальянец снова застонал, в то время как его мужское достоинство вмиг встало рядом с бедром такой непорочной, но соблазнительной Вероники. Ощутив его напряженный, будто налитый свинцом мужской орган, Вероника воскликнула от неожиданности. Она стала догадываться, что может произойти, и ее вдруг охватил ужас. Ужас непонятного и неизвестного для нее.

     – Что такое?! – спросил Милано, переключая внимание с тела Вероники на ее глаза, застывшие от ужаса. – Тебе нехорошо?

     – Нет, – тихо отвечала она, мысленно себя успокаивая.

     – Тогда в чем дело, cara, * – спросил Веронику ее желанный мужчина, вставив в их разговор словечко на итальянском языке. – Скажи. Мы с тобой не такие уж чужие.

     – Мне страшно от мысли, что сейчас случится, – откровенно призналась Вероника, из-за боязни сжимая его сильные плечи. – Обещай, что все будет не так уж ужасно!

     – Ничего не будет такого, что сможет пошатнуть твое доверие и закрасться в душу испугом, – не солгав ей, ответил Милано. – Будет немного больно…

     – И все? – заморгав ресницами, с любопытством интересовалась у него девушка.

     – И все, – ответил он, боясь, что вконец запугает Веронику.

     – Тетя не говорила мне об этом. – Вероника стыдилась своей неопытности, боясь посмотреть Милано в глаза.

     – Тетя многого тебе не говорила, но это не ее вина и не твоя. У каждого человека свой опыт. Каждый мужчина и каждая женщина проходят через это, – говорил ей итальянец о настоящих фактах жизни.

     – Тебе тоже было больно? – немного разочарованно спросила его девушка.

     – Нет, – засмеялся Милано. – У мужчин немного по-другому, но они также чувствуют, что с ними произошли какие-то внутренние изменения.

     – Хорошо. Я думаю, что должна заткнуться… – прошептала она, чувствуя, как грудь Милано напряжена и он больше не может ждать: он горит страстью, не спуская с ее невинного тела своих хищных, кошачьих глаз.

     – Все в порядке. Ты же хочешь знать, – ответил ей мужчина, спускаясь ниже к ее трусикам телесного цвета и быстро снимая с ее стройных ног кружевное белье. Вероника глотнула чуть больше воздуха, понимая, что уже не сможет дышать спокойно: ласки Милано становились пылкими и требовательными в том эротичном месте тела девушки, которое иногда называют венерин холм.

     Вероника прижалась к кровати, чувствуя, что с ее телом что-то происходит, оно накаляется и готово выбросить наружу весь свой пар. Она вдруг почувствовала, как что-то влажное, похожее на воду или жидкость, течет между ее бедрами, орошая нежные участки кожи. Вероника испугалась, думая, что с ней что-то не так, и попыталась смахнуть капли наслаждения своего тела, но их подхватил языком опытный молодой любовник, знавший все о том, что с ней сейчас творилось.

     – Что ты делаешь? – Вероника пыталась прокашляться, не узнавая своего голоса после нежностей Милано. – Прекрати…

     – Доставляю тебе наслаждение. Не мешай мне, – прошептал Милано, проделывая шустрым язычком влажные дорожки от ее бедер до ягодиц и продолжая свои горячие ласки. Вероника не могла терпеть такие мучения и застонала так громко, будто в ее теле стали разжигать костер из шуршащих веток, которые кидались в огонь с каждым разом, когда молодой человек припадал губами к ее горячей коже, готовой к любым опытам.

     И вдруг коснувшись языком ее женских гениталий, Милано увидел, что Вероника почти в пароксизме экстаза и находится где-то далеко отсюда. Девушка словно плыла над Землей, и силы ветра уносили ее к небесам…

     – Я так больше не могу! – простонала Вероника, чувствуя, что ласки языка Милано уже невыносимы. Ощущая покалывания в своем венерином холме, где должен был произойти шквал наслаждения, Вероника старалась вывернуться из рук Милано. Но он держал ее крепко, широко раскрывая невинное тело и раздвигая ее бедра.

     Инстинктивно сжимаясь от сладчайших пыток, крутая попка Вероники поднималась все выше и выше, пока девушка не взорвалась оргазмом, выкрикнув в воздух что-то неразборчивое. Падая на кровать, Вероника осознала, что вела себя, как девица вольного поведения или бывалая распутница. «Скорее всего, итальянцу это не понравилось!» – подумала она.

     Приходя в себя, она открыла глаза и увидела, как красивый молодой человек лежит подбородком на ее животе и, улыбаясь, смотрит на ее милое лицо. Милано хотел угадать, что же действительно Вероника почувствовала в этот момент? Не потерял ли он хватку?

     – Я выглядела,  как шлюха! –  призналась  ему  девушка,  понимая, что возможно вела себя непристойно. Слушая ее, итальянец немного рассердился, не догадываясь, почему она так подумала.

     – С чего вдруг такие слова, cara?

     – Я стонала и билась в истоме, как ненормальная, и выглядела, как развращенная путана! – ругала себя Вероника, пытаясь завернуться в простыню.

     Она не могла осознать, правильно ли вела себя сейчас.

     – Ты чокнулась?! – Милано вскочил с девушки, пыхая гневом от ее впечатления после экстаза. – Ты хоть понимаешь, что сейчас с тобой произошло?

     – Нет, – оправдывалась Вероника. – Я должна была вести себя по-другому. Так?

     – О, черт побери! – вдруг ругнулся итальянец, не замечая за собой, что может кидаться грубыми словами в присутствии Вероники. «Неужели, она никогда не доставляла себе удовольствие?!» – удивлялся про себя Милано. – «Придется попотеть, чтобы объяснить ей все…»

     – Тебе понравилось, что я делал для тебя? Говори откровенно.

     – Несомненно понравилось. Но я не понимаю, почему так отреагировала? – чуть ли не плача от досады, отвечала ему Вероника.

     – Глупышка… Ляг. Я сейчас тебе все объясню, – сладко улыбнулся ей мужчина, понимая, чего она испугалась. Сев на кровать, Милано сразу отвлекся от своего вожделения, и его мужская плоть постепенно упала. Заметив это, Вероника моментально раскраснелась от смущения и медленно отклонилась назад, ложась на мягкую подушку. Милано лег рядом с Вероникой, хваля богов, что они утихомирили его плоть и пока она не будет восставать. Или будет, как обычно?!

     – Когда мужчина ласкает женщину в ее тайном, сокровенном месте, женщина может чувствовать все оттенки и гаммы наслаждения, которое называется возбуждение. Когда наслаждение достигает пика и все тело покрывается мурашками или спазмами изнутри и снаружи, это и есть оргазм. Сейчас ты испытала его, и в этом нет ничего страшного, постыдного или порочного. Это все матушка-природа, и тут нет разврата. Это настоящий кайф для всех! Поняла? – тихо пояснил ей итальянец, гладя ее шелковистые волосы цвета пшеницы с рожью.

     – Ты мой учитель. Только по анатомии, – хихикнула Вероника, закрывая руками свое лицо, потому что ей стало стыдно от такой безграмотности в этом деле.

     – Рад, что могу помочь, – ответил он с улыбкой, зная, что первым учит ее премудростям в сексе.

     – А что будет, если...? – не ожидая сигнала от Милано, Вероника коснулась его черных обтягивающих плавок, где раньше натягивал ткань большой бугор твердой мужской плоти. Милано сглотнул слюну, разворачиваясь к девушке.

     – Ты решила тоже принять в этом участие? – усмехнулся он. – Смотри. Если ты меня раззадоришь, назад пути не будет.

     – А я и не хочу отступать! – хмыкнула в ответ Вероника, оттягивая его темные плавки и скользя рукой вниз, прямо к его достоинству. Милано весь насторожился в ожидания изучения его тела, когда Вероника медленно провела рукой по его мужской гордости и в момент задала вопрос, который так мучил ее.

     – А почему он сейчас маленький и сморщенный?

     – Потому что он не находится в состоянии возбуждения. Может ли мужчина всегда быть в седле? – информировал ее Милано, ничуть не стыдясь своего ответа.       

     – Наверное, нет! – засмеялась Вероника, продолжая гладить его достоинство.

     – Ники, не буди во мне зверя!!! – фыркнул он, схватив ее за руки и пригвоздив их к постели. Теперь грудь девушки находилась на уровне глаз ее соблазнителя, и Вероника понимала, что не сможет убежать. Она уже поймана в его сети.

     Милано победно улыбнулся, отпуская ее руки, так как знал, каков будет его следующий маневр. Не давая девушке вылезти из-под его тела, он лежал на ней, начиная возбуждаться. Его могучий мужской орган возрос до немыслимых размеров, снова пытаясь вырваться из клетки. Это были мучения для итальянца!

     – Так быстро! – воскликнула Вероника, почувствовав плоть мужчины на своих гениталиях. Она глубоко втянула в себя воздух, осознавая, что все, что было до этого, было лишь вступлением, и сейчас начнется настоящий секс без цензуры.

     – Ты боишься? – спросил ее прекрасный итальянец, придвигаясь к Веронике все ближе.

     – Нет. А зачем? – улыбнулась она. – Я примерно знаю, как все должно быть.

     – Неужели? – засмеялся Милано. – Посмотрим.

     Пока итальянец снимал с себя обтягивающие плавки и накрывал тело Вероники своим, девушка все еще была напряжена и нервничала, ощущая его упругую, бархатистую кожу и его достоинство, которое хотело влиться в ее секретное местечко. Вероника вцепилась в простыню от страха, не зная, чего ожидать. «Ну, зачем я соврала ему и сказала, что знаю, как все должно происходить?» – пилила себя девушка. – «Идиотка! Просто идиотка!!!»

     – Ну и что я сейчас буду делать? – с улыбкой, спросил Милано.

     – Не знаю! – фыркнула Вероника, понимая, что снова села в калошу из-за своего упрямства, но итальянец улыбнулся ее маленькой лжи, не придавая этому значения.

     – Я знаю, – прошептал он, прикасаясь теплой щекой к ее щеке. – Не бойся ничего, моя сладкая. Расслабься. Забудь все, что тебя окружает. Забудь весь мир. Думай, что сейчас на свете только мы с тобой...

     От таких слов Вероника растаяла и уже не боялась. Она прикрыла глаза, чувствуя, как близко ее тело соприкасается с его.

     Назад пути нет. Она должна доверять этому мужчине.

     – Прости, cara, – прорычал Милано, чувствуя, что еле-еле держит себя в узде. – Сейчас будет немного больно, но потом… будет легче... и сладостнее. Не двигайся.

     Держа девушку в своих крепких руках, словно диковинную хрустальную вазу, Милано придвинул ее тело еще ближе к себе и резко вошел в него. Вероника не сразу поняла, как боль пронзила ее, но не настолько сильно, чтобы закричать. Милано еще раз сделал резкий рывок вперед, будто был не новичок в этом. Удивляясь последствию его действий, Вероника не ощутила жуткой боли, о которой ей рассказывали подруги, делясь первым сексуальным опытом, но не вдаваясь в подробности. Она догадывалась, что так случилось потому, что Милано был опытным любовником и Вероника была у него не первая.

     Итальянец не стал останавливаться, и уже давно познавший плотские страсти, начал медленно совершать толчки в напряженное тело своей потрясающей спутницы. Вероника так смущалась этого действия, что в одну секунду покраснела, как рак. Она еще никогда не чувствовала таких эмоций, насыщающих ее душу, и не знала, что именно так все и происходит, когда люди хотят друг друга.

     Пока Милано быстрее проделывал порочные движения в теле Вероники, она резко вонзала ногти в его спину, все больше стесняясь того, как ее тело открывается и начинает вбирать все глубже и глубже его упругий и большой мужской орган. Но как девушка была удивлена, ощущая, что это не все, и ее тело может впустить почти полностью стальное достоинство прекрасного итальянца.

     – О, боже… – решилась заговорить Вероника, чувствуя, что секс стал для нее не болью, а наслаждением. – Прекрати, Милано… Я боюсь, что умру от этого…

     – Нет, – прохрипел в ее ключицу мужчина. – От секса не умирают. Пусти меня еще дальше, mia bella**. Пожалуйста… – продолжал он, начиная стонать рядом с ее ухом.

     Мужчине никогда не было так хорошо. Тело Вероники идеально подходило к его собственному. Он так давно мечтал о том, что на планете найдется женщина, которая сможет принять величину его достоинства, не закричав от боли и при этом не терпя ее. Но Милано не был уверен, что все случится так скоро: «Неужели это Вероника? Женщина моих желаний? Не может быть! Это просто невозможно!!!»

     Отряхнув голову от тяжелых мыслей, Милано продолжил секс атаку тела Вероники, от которой девушка все еще стеснялась реакции собственного организма.

     – Ты говоришь мне так много итальянских слов, дорогой. Что значит, cara? – вмиг спросила его Вероника, еще больше впиваясь ногтями в плечи мужчины от экстаза, собирающегося в области ее венериного холма.

     – «Моя дорогая» или «любимая», смотря, какое предложение последует за этим словом, – отвечал ей итальянец, чувствуя, что его голос совсем пропал от постоянного возбуждения.

     – Ты такой милый, – призналась Вероника, но вдруг вскрикнула, когда Милано резче протолкнул свое достоинство в ее теле.

     – Даже сейчас? – нахально улыбаясь ей, спросил Милано, не останавливаясь на достигнутом.

     – Даже сейчас, когда ты грубый, как неотесанный мужик! – Веронику незаметно посетило раздражение в ответ на его резкий и грубый толчок.

     – Ты поняла, что я недавно тебе сказал? – интересовался он, изучая цвет ее глаз.

     – Ты назвал меня красавицей. Это слишком, – улыбнулась Вероника, склоняя голову к его накаченной груди и гладя ее своими тонкими пальчиками.

     – Но это правда. Ты красавица. И моя! – Милано отчеканил каждое предложение, целуя Веронику в губы и понимая, что он и вправду становится зависимым от нее. Мужчине было чуждо понимать тот факт, что Вероника может уехать домой и какой-то придурок станет ее парнем и будет пытаться ублажить ее в постели. «Ну уж нет! Этому не бывать! Никогда!!!» – Милано был твердо убежден в этом. – «Никто не сможет сделать это лучше, чем я сам. Вероника телом предназначена для меня, как и я для нее! А как же насчет души?» – Мужчина боялся ответить на этот вопрос. Прошлое не отпускало его, хотя в объятиях этой невинной девушки он почти забывался.

     Ускоряя темп «наказаний» тела Вероники, Милано услышал ее стон, словно стон маленькой лани, пойманной сильными лапами льва. Девушка действительно была похожа на слабого зверька, ведь итальянец по комплекции превосходил ее.

     Наблюдая за удовлетворенным лицом Вероники, Милано широко улыбался, зная, как девушке сейчас непередаваемо прекрасно, словно она не чувствует своего тела. Итальянец не был простачком, чтобы не понимать, что если женщина стонет, значит, ей все нравится. А мог распознать, стонет ли она от боли или экстаза? На этот вопрос был однозначный ответ: «Да, мог». Все-таки, Милано давно минул рубеж скромного и невинного мальчика восемнадцати лет, и за его плечами был богатый опыт настоящего плейбоя, опыт в том, как доставить женщине удовольствие, который он тщательно скрывал. Точнее, причину владения данным опытом. Он не хотел копаться в «грязном белье» своего прошлого, уж очень все было отвратительно и противно. Конечно, Вероника не знала этого, и Милано боялся, что данная причина сможет навсегда разрушить то, что молодой человек хотел создать с ней.

     А вообще, он мог что-то создать сам? Или мог только разрушать?! Даже на этот вопрос Милано не знал ответа. Он страшился вопросов и ответов. Пугался.

     Чувствуя, что Вероника на пределе ожидания, как и он сам, вторит его движениям, будто прилежная ученица, мужчине захотелось попробовать то, что он никогда раньше не делал ни с одной женщиной: он захотел слиться экстазом одновременно с Вероникой. Странно, что прежде Милано это не волновало, но сейчас все было по-другому: Вероника перечеркнула все прошлые страницы его жизни и начинала писать новые. Только возникал вопрос – превратится эта страница в начало или действительно станет концом всего?!

     Думая об этом, итальянец прогонял непрошеную мысль, и Вероника замечала, что он как-то отдаляется от нее и его внимание рассеивается...

     – Что с тобой, дорогой? Тебе нехорошо? – закидывала его вопросами девушка, обнимая руками его сильную шею.

     – Ну что ты, mia cara. Мне очень хорошо. Как никогда не было... – прошептал Милано, возвращаясь в серые будни реальности и легко целуя Веронику в лоб.

     Его искренние слова потрясли Веронику. Неужели, у Милано никогда не было женщины, которая могла доставить ему неповторимое удовольствие, хотя бы в постели, не то что его сердцу?!

     – Ты не получал оргазма? – вдруг решилась спросить Вероника.

     – Конечно, получал! – засмеялся итальянец, понимая, что девушка задала ему глупый вопрос. Мужчины всегда получали оргазм. Но весь вопрос в том – какой именно?

     – Я чувствую, что в этот раз все будет иначе. Наши тела, как раскаленные мечи после литья.

     – Ты так думаешь? – не зная, верить ему или нет, задавалась сомнением девушка.

     – Если ты послушаешь меня, Вероника, то все будет просто perfetto***! восклицал Милано, пытаясь отсрочить приближение своей скорой нирваны. Повторяй за мной, cara, и не бойся своих движений. Прошу тебя. Не сопротивляйся, mia bella, – продолжал он, начиная еще сильнее входить в тело девушки и еще больше продвигаясь вперед в ее внутреннем эротическом царстве.

     Вероника только успела кивнуть ему, что подчиняется, как в следующие секунды почувствовала, что не может сдерживаться. Девушка не понимала, что с ней творилось. Это было что-то поистине фантастически прекрасное, несравнимое ни с чем на свете. Вероника подумала, что ни вкус мороженого, ни пирожного, ни сладкого арбуза, ни дыни или винограда, ни поиск шелка в магазинах, ни встречи под Луной или долгие прогулки под дождем – ничто не могло сравниться со вкусом скорого взлета с полосы жаркого ожидания и скорого приземления в страну неги.

     Ощущая, что Вероника расслабилась и отдается ему полностью, Милано осторожно взял ее за ноги, осторожно закидывая их на свои ягодицы. Он будто говорил, чтобы девушка приняла такую позу и не сопротивлялась. А Вероника ничуть и не протестовала, она лишь сильнее обнимала его тело ногами, и мужчина чувствовал, что больше не может сдерживаться и ему надо увеличить темп. Забывая, что у Вероники все впервые, он убыстрил ритм, прижимая ее упругую попку к себе и захватывая ее прекрасное тело еще больше. Милано будто обезумел в своей страсти и чувствовал, что если не сделает сейчас следующего, то точно сойдет с ума! Проведя пальцами по попке Веронике, он слегка коснулся расщелины между ее ягодицами, и тело ее сразу раскрылось от возбуждения. Мужчина еще больше скользнул внутрь и понял, что это предел и конец. Его достоинство полностью утонуло в нежной плоти темно-русого Ангела, и сейчас он станет ураганом, сметающим все на своем пути!

     Так и случилось. Не выпуская тело девушки, мужчина сильнее толкнулся в нем, услышав, что крики, которыми сейчас наполнилась комната, были его и ее. Оргазм явился с неудержимой силой, и было бы страшно подумать, что пол мог просесть под весом их кровати и они бы упали на первый этаж.

     Милано и Вероника лежали в объятиях друг друга, тяжело дыша и приходя в себя от такого сумасшедшего экстаза. Вероника расплылась в улыбке, понимая, что ей никогда не было так хорошо и чудесно, как рядом с этим итальянцем, который за час стал ей таким родным. Она лишь нежно погладила его по выступающим лопаткам, когда Милано улыбнулся, целуя ее плечо легкими прикосновениями своих полных губ, которыми его щедро одарила природа.

     О, Природа! Но... Черт! Черт! Черт!!! Милано ударило по голове, словно обухом. Он понял, что совершил серьезную, чудовищную и непоправимую ошибку! Как мужчина, он совсем забыл о важной вещи, которую всегда держал в уме, когда хотел заняться сексом. Но на этот раз попал в капкан неумолимой страсти! Ведь они занимались сексом без предохранения. Без презерватива. И это означало, что Вероника может забеременеть, а как он понимал, ни для него, ни для нее этот ребенок будет не желателен. Или он так решил, исходя из своих желаний? Может, у Вероники на этот счет было другое мнение?

     «Какой же я подлец! Так поступить с невинной девушкой, которая доверилась мне?!» – Милано стало слишком скверно на душе, и он отодвинулся от Вероники, выходя из ее медового тела и перекатываясь на другую сторону кровати. Вероника поняла, что что-то не так, и ближе придвинувшись к итальянцу, обняла своей рукой его мускулистую, гладкую грудь.

     – Что случилось, золотой мой? – спросила Вероника, беспокоясь за его мрачное настроение. – Если ты боишься, что мне не понравилось, то ты полный дурак! – смеялась она. – Я была сегодня на Олимпе и видела богов! Мне кажется, я была на небесах... Grazie, – закончила на итальянском Вероника, целуя его спину.

     – Ники... – удрученно сказал Милано, не прислушиваясь к ее восхищениям. – Я совершил ужасный поступок. Мне нет прощенья!

     – Ты о чем? – насторожившись, спросила его девушка.

     – Надеюсь, все будет хорошо... И ты будешь в порядке… – загадками отвечал итальянец, не желая показывать Веронике, какой он мерзавец. Никогда в жизни ему еще не доводилось беспокоиться о девушке, которую сделал женщиной. Но сейчас мужчине было не все равно. Он боялся, что если Вероника придет в себя после сексуальной эйфории и ее разум четко прояснит картину того, что случилось и какие последствия все это будет иметь для нее, она возненавидит его и сразу же бросит!

     Но Милано не хотел этого. Первый раз в своей разгульной жизни он хотел, чтобы девушка осталась, потому что он влюбился в нее?! «Не может быть! С первого взгляда влюбляются только идиоты!» – Так он думал раньше. А теперь что-то изменилось?

     – Не понимаю твоих фраз, Милано. Скажи мне прямо! – буркнула ему Вероника, кусая его за лопатку, чтобы итальянец обратил на нее внимание.

     – Я не могу… – прошептал итальянец, чувствуя, как его голос исчезает в пространстве. – Мне и так не по себе от этого.

     – Во имя всех святых, скажи, что происходит?! – Девушка уже не сдерживала свой буйный нрав, сильнее хватая его за руку.

     – Я… ты… мы… – Милано останавливал свою речь, не находя нужных слов, как же ему объясниться с Вероникой. – Должны были предохраняться… но… не сделали этого.

     – Не совсем понимаю... – Вероника предчувствовала, что сейчас невидимый зритель ударит ее по щекам и она очнется от мира грез. А девушке не хотелось глубоких разочарований.

     Милано тяжело вздохнул, думая, что тетя Вероники не объяснила девушке даже этого. Женщина берегла Веронику для настоящего и ответственного мужчины, который сделал бы ее счастливой и не обманул бы так, как поступил с ней Милано. Как никогда, он понимал свою вину. Больше, чем прежде.

     Поднявшись с постели, итальянец присел на край кровати.

     – Я скотина! – прорычал он, сам того не ожидая. – Прости меня, bella.

     – Милано, ну зачем ты так? – Девушке стало его жалко, и она придвинулась ближе к итальянцу, лаская рукой его темную, как ночь, копну волос. – Мне правда понравилось!

     – Я не об этом, Ники…

     Милано должен был все рассказать Веронике. Он больше не хотел врать, как делал это раньше в своих случайных связях.

     – Я о том, что… – Милано громко прокашлялся, – что между нами случилось, может повлечь серьезные последствия, так как не предохранялись ни ты, ни я. Следовательно, ты можешь забеременеть. Я думаю, ты знаешь, что это такое?

     Вероника, улыбавшаяся от недавнего оргазма, посетившего все клеточки ее тела, вдруг резко сникла, и ее лицо превратилось в искусственную маску. «Нет! Нет! И еще раз нет!!! Как я могла быть такой безответственной и легкомысленной?! Та, которая всегда включала свои мозги быстрее, чем сердце! Но, видимо, так и не включила мозги, если вообще ведала, что у меня есть серое вещество», – переживала Вероника о своем будущем, удивляясь, как быстро Милано завладел ее сердцем и душой. Она забыла обо всем, и страсть усыпила ей мозг.

     Подруги из университета часто рассказывали Веронике, что многие, кто занимался сексом без предохранения, так и покалечили себе жизнь, рожая детей и ставя крест на своей карьере, те, кто не думал мозгами, а думал другим местом. Девушку убивала мысль о том, что произойдет, если на свет появится ребенок, и она в подоле принесет его своей тете. Вот это будет новость! Ведь тетя предупреждала ее, что надо быть аккуратной и обходить стороной соблазнительных мужчин-плейбоев и не быть такой доверчивой. Но, судя по всему, Вероника забылась, оказавшись в объятиях молодого, красивого, но такого опасного итальянца! Первое впечатление об этом мужчине у девушки было правильное. Милано был опасен в своем соблазнении, и слишком. Но тогда она не знала насколько... А сейчас знала. Очень хорошо знала.

     Но было одно «но». Почему за все должен был отвечать Милано?! А Вероника? У нее не было мозгов все хорошенько обдумать, прежде чем прыгать к нему в постель? Она же не шестнадцатилетняя девочка.

     Вспоминая о том, как она хотела секса и предлагала его сама, девушке стало стыдно. Она согласилась на добровольную экзекуцию своего будущего.

     При взгляде на опечаленное лицо Вероники Милано пробрал холод от ее молчания. Он предполагал, что девушка или простит его, или убежит вся в слезах.

     Кто знал, какая у нее будет реакция?

     – Почему ты молчишь? – прошептал вдруг Милано, не думая, что заговорит первым после долгого безмолвия.

     – Потому что мне нечего сказать, – грустно ответила Вероника, глядя в окно, за которым качались зеленые ветки деревьев.

     – Что ты имеешь в виду? – спросил итальянец, понимая, что Вероника закрывается от него и теперь не сможет быть такой же откровенной, какой была раньше.

     – То, что оказалась полной дурой и должна уйти от тебя! Ведь ты не захочешь разделить будущее со мной и нашим ребенком. Я это знаю. У тебя на лице написано, что ты – богатый мальчик-плейбой, не желающий брать на себя такую ответственность! – резко отчеканила Вероника, вставая с кровати и заворачиваясь в легкую простыню. Вдруг ее взгляд метнулся на постель, и на простыне она увидела свою кровь. Все произошло так, как она читала в книгах, когда девушка становилась женщиной.

     Но ее не пугал этот факт. А пугал другой… Ребенок. И она одна. Совсем одна. Без помощи со стороны отца ребенка и без средств на существование, с тетей, которая ругает ее изо дня в день, указывая на серьезную ошибку и отсутствие в нужное время черепной коробки.

     – Это не так, – вдруг очнувшись от мыслей, пробормотал Милано. – Я не сказал тебе чего-то мрачного по поводу нашего будущего.

     Сердце Вероники обдало стужей: «Неужели Милано собирается предложить мне самое мерзкое деяние? Аборт?!!»

     – Я не сделаю аборта! И не мечтай! Ты не заставишь меня!!! – взорвалась она, еще больше заворачиваясь в простыню, чтобы не показывать своего обнаженного тела. – Если так уверен, что я пойду на это, то ты ошибаешься! Я сейчас же уйду!

     – Дай мне хоть слово сказать! – мужчина перебил ее монолог, встав с кровати и туго обкрутив вокруг бедер вторую простынь, которая лежала рядом с ним. – Я никак не мыслил об этом. Как ты могла подумать обо мне такое?! Я итальянец, а итальянцы очень любят детей. Я бы в жизни не решился!!!

     – Тогда ты хочешь, чтобы я убралась подобру-поздорову? Так что ли?! – кричала на него Вероника, не смея сдерживать свой яростный нрав.

     – Перестань решать за меня, что я хочу сказать тебе, а что нет! – бурно отреагировал Милано, подходя к девушке на достаточно опасное расстояние, потому что до сих пор желал эту своенравную русскую амазонку.

     – Говори, и потом я уйду! – снова вспыхнула Вероника, пытаясь сбросить с себя простынь и уйти в ванную, чтобы освежить свое лицо и тело после сексуальных баталий.

     Тут мужчина забыл про все слова, которые хотел сказать Веронике, когда подошел еще ближе к ней. Итальянец не желал ее тело, а желал завоевать ее душу: он целовал Веронику в губы, да так страстно, что у самого голова пошла кругом!

     Он что, влюбился?! Да быть того не может! Плейбои не влюбляются. Они только трахаются и наслаждаются жизнью. Или есть исключение?!

     Гнев Вероники быстро стих, когда девушка ответила на поцелуй Милано еще сильнее, крепко обнимая его голову и зарываясь пальцами в его смоляные волосы, пахнущие мужским запахом и сексом. Молодые люди тихо застонали, прижимаясь друг к дружке, пока их пальцы бродили по телу близкого человека, будто пытаясь приковать его к себе навсегда.

     – Я влюбился в тебя, – вдруг сказал Милано, отстраняясь от неотразимой Вероники. – Что ты на это скажешь? Ведь ты права: я плейбой, думающий только о своей похоти. А плейбои редко влюбляются, если только не ударяются головой об асфальт!

     Девушка дико расхохоталась на его шутку, но потом снова стала серьезной.

     – Не скажу... Только сделаю, – потянувшись к полным губам Милано, она нежно поцеловала их, и он лишь усмехнулся, стараясь не отвечать на ее чуткость. Хотя Вероника решила продолжить тему их откровенного разговора. – Если бы ты хотел меня бросить, то наговорил бы кучу гадостей и оставил меня совершенно одну без гроша в кармане! Не уверена, что насобирала бы пением на такси.

     – Ты права, – широко улыбнулся итальянец. – А ребенок?

     – Все-таки хочешь жить сам по себе? – спросила его девушка, чувствуя, что сейчас заплачет. Милано мог любить ее, но отвечать за ребенка не обещал.

     – Ники! – взорвался он. – Разве я сказал тебе это? Хватит думать за меня! – прошипел Милано, смотря в ее глаза цвета темного какао.

     – Тогда не томи меня, черт подери! – как пламя, возгоралась в ответ на его речи Вероника.

     – Тебе не идет ругаться, – хмыкнул Милано, убирая с ее лица шелковистые пряди волос, падающие на ее лоб. – И вообще, перестань затыкать мне рот! – фыркнул он, стремглав притянув девушку к себе.

     – Говори. А то я ударю тебя вон тем чайником, который стоит на столе! – бросила ему Вероника, кивнув в сторону кухни, где находился большой стол.

     – Бестия! – ухмыльнулся итальянец, целуя ее в шею, пока Вероника таяла от его сильного поцелуя. Какой же магической силой обладал Милано Венециани, заставляя ее тело мгновенно откликаться на его рот, такой искушенный в сексуальных ласках?! Это было загадкой...

     – Мучитель! – отозвалась Вероника, мило улыбаясь ему и ткнув костяшками пальцев в его накаченную грудь.

     – Я хотел сказать, что мы должны пожениться, если ты забеременела. Не желаю, чтобы мой ребенок рос без отца. И это окончательно! Ты меня поняла? – тяжело выдохнув после собственных изречений, Милано обнял все еще непокоренную им амазонку.

     – Поняла. – Девушка улыбнулась так, словно яркий свет озарил комнату. Улыбка Вероники сияла всеми цветами радуги, и если было б можно запечатлеть эту улыбку во Вселенной, Милано оставил бы ее на небе вместо солнца. Так она была прекрасна!

     – Похвально, – замурлыкал он, лаская своей ладонью мягкую щеку Вероники и осознавая, что страх из-за неопределенного будущего исчез. Молодые люди определились, что делать дальше, поэтому Милано следовало просто поверить в себя и в Веронику, чтобы забыть обо всех проблемах.

     А как же прошлое? Оно было слишком темное. Мужчина не хотел вспоминать те дни, когда был глубоко несчастен. Но как обо всем рассказать Веронике? А если она не поверит ему или еще хуже – обвинит во всем, что с ним тогда происходило?

     Нет. Он не мог сейчас все ей рассказать. Не время.

     – Я должна идти… – прерывая его мысли, произнесла Вероника.

     – Идти?!

     Неужели Милано никуда не хотел отпускать Веронику? Это было на него не похоже.

     – Только не пешком. Я сам подкину тебя до отеля.

     – Если тебе будет не в тягость, отвези.

     – Непременно отвезу. Нужно только добраться до моей ламборджини! – усмехнулся Милано, вспоминая, что он богат. С Вероникой он забывал даже об этом важном факте, что было особенно странно. В женском обществе итальянец всегда кичился своим большим состоянием и выглядел как напыщенный индюк. Но с появлением этой неповторимой девушки он стал другим. Ему было наплевать на все.

     – О чем всегда думаешь? – Вероника задала Милано вопрос, наблюдая, как он парит в облаках уже несколько минут.

     – Да так. О своей семье. Они, наверное, думают, где я хожу. Для них я до сих пор годовалый мальчик... – захохотал Милано, вспоминая опеку своей кормилицы и своего брата. О другой жизни он говорить не желал, хотя бы сейчас. Это могло бы разрушить и без того тонкое основание отношений, зарождавшихся между ним и Вероникой.

     – А-а-а… – девушка одарила его своей редкой улыбкой. – Ты подкинешь меня до гостиницы?

     – Я же сказал! – пробормотал Милано, не понимая, почему Вероника до сих пор не верит ему. Ведь он был откровенным с ней. – А ты совсем не удивилась тому обстоятельству, что я имею дорогую машину. Тебе не льстит, что твой будущий муж так богат?

     – Нет, – серьезно ответила Вероника, сканируя глазами его образ. – Мне плевать на твое состояние. Будь ты и трижды беден, я бы все равно обратила на тебя внимание и влюбилась бы без памяти!

     – Разве? – Милано не мог поверить ее словам. Уж очень часто его друзья попадали в лапы охотниц за состоянием и потом страдали, так как по уши влюблялись в них.

     – Да, черт возьми! – девушка полыхала, как огонь. – Ты мне не веришь?!

     – Не знаю, cara… – признавался итальянец. – Девушки моих друзей часто оставляли их с носом, разбивая им сердце. Все это происходило после того, как друзья-простофили обнаруживали свои опустевшие счета в банках, которыми пользовались девушки-мошенницы. Они не ставили их в известность и бросали сразу без объяснения причины! – со злостью закончил он, хотя как Милано мог злиться, если он точно так же поступал со своими бывшими любовницами, как эти мошенницы с его приятелями? Но мужчина бил больнее, чем те особы, которые оболванивали его друзей: он затрагивал ранимое сердце и душу женщин, не обкрадывая кошелек слабой половины человечества.

     Вспоминая свою прошлую жизнь, Милано хотел перечеркнуть многие годы. Не очень идеальными они были по его представлениям.

________________________________________________________________________________________

*Дорогая… (итал.)
**Моя красавица… (итал.)
***Отлично. (итал.)

Вступить в МовелласУзнать о чем вся эта суета. Присоединись сейчас и начни делиться своей креативностью и страстью.
Loading ...