Роковая итальянская cтрасть (Fateful Italian Passion) (Русская версия)

  • от
  • Рейтинг:
  • Опубликовано: 6 апр 2015
  • Обновленные: 7 янв 2016
  • Статус: В Процессе
Эротический, психологический, любовный роман. *****В раннем детстве Веронику Ледянову удочерила ее тетя Генриетта. Вероника не знает своих настоящих родителей и живет только ради своей любимой тети. Заканчивая четвертый курс университета по профилю дизайн одежды, девушка мечтает отдохнуть и хотя бы на неделю уехать от своего каждодневного окружения - сокурсников, которые постоянно издеваются над ней, вследствие ее происхождения. Генриетта решает подарить Веронике тур по Италии, который сможет сможет отвлечь ее от проблем. Вскоре Вероника едет в Италию и встречает в Риме молодого мужчину по имени Милано Венециани, который кажется ей очень хорошим человеком. Но Вероника не знает ни его прошлого, ни настоящего, как и не знает, что принесет ей будущее. Вступая в эти отношения, Вероника чувствует, что влюбляется в Милано. Но убьет ли ее это? Или заставит девушку почувствовать себя как никогда живой? А может Вероника просто упадет на дно этой губительной страсти и никто не поможет ей?

41Likes
39Комментарии
4283Просмотры
AA

3. ГЛАВА 3


***

«Судьбоносная встреча».

 

     Выйдя на улицу, Вероника и Тимофей чуть не ослепли от солнца, которое еще не зашло за горизонт настолько, чтобы не дарить тот пылающий жар, который испытывали на себе жители Рима. День был теплым и светлым, давая возможность людям насладиться ярким небом, накрывающим Землю, словно громадный купол.

     Вскоре за группой туристов подоспел двухэтажный автобус, и оттуда выбежала гид Клара, сурово смотря на Веронику и Тимофея. На улице были только одни они, а другие из их группы опаздывали. Клара нервно смотрела на часы, думая, что опоздание на экскурсию – это дурной тон. Но через несколько минут подоспели остальные туристы, и их маленькая группа села в автобус, заполненный более чем наполовину. Быстро доехав до центра города, их автобус остановился недалеко от неописуемого чуда света – Колизея.

     Это было поистине чудесное зрелище! Величественный амфитеатр располагался между другими постройками Рима, как вечный монумент дел, сотворенных руками человечества, незабвенный памятник земной архитектуры. От него веяло духом той эпохи, в которой  жили  римские  императоры, патриции, легионеры и  рабы, и перед туристами оживала целая цивилизация!

     – Господа, мы с вами видим великолепное строение времен правления императора Цезаря, – бегло проговорила Клара. – Сейчас я подробнее расскажу вам о Колизее, а позже мы посетим его изнутри. Пока, дорогие мои, наслаждайтесь видом снаружи.

     Гид интересно и захватывающе описывала историю города Рима, пока Тимофей и Вероника стояли вместе, смотря снизу вверх на монументальное строение.

     – Здорово, правда? – спросил у девушки Тимофей, замечая искренние эмоции на ее лице.

     – Здорово! – восторгалась Вероника, тяжело дыша, пока ее голова была полностью запрокинута назад и девушка смотрела на верхушку античного памятника.

     – Хотелось бы подольше побыть здесь, – прошептал Тимофей, пока наблюдал за Вероникой, которая никак не покорялась ему. Она не смотрела на него, как бы он ни пытался привлечь ее внимание.

     Спустя полчаса, когда туристы обошли Колизей и посетили его изнутри, молодые люди дошли до Римского форума, где свой познавательный доклад продолжила Клара. Колизей, Римский форум и рынок того времени были настолько величественными, что Вероника задыхалась от восторга. Столько эмоций она никогда не испытывала, ведь ни разу в жизни ей не приходилось видеть такие монументальные строения!

     И пока Вероника смотрела на них, Тимофей нежно клал свою ладонь на ее талию, стараясь быть ближе. Но Веронике хотелось лишь  отойти от него, пускай она и понимала, что должна быть вежливее и терпеливее к юноше. Но как было возможно?! Вероника не могла себя заставить влюбиться в него!

     Пройдя по дороге, ведущей к Капитолийскому храму, туристы захотели услышать еще больше занимательных историй о Древнем Риме. Но это было невозможно, потому что у гида помимо их группы были и другие. Клара поблагодарила всех туристов за оказанное ей внимание и сказала, что отдыхающие смогут добраться до отелей на туристическом автобусе, если не задержатся здесь более чем на полчаса. Кто захочет еще погулять по Риму – может остаться и потом доехать до отеля на такси, так как в городе оно есть на каждом шагу. Но главное было не заблудиться.

     Понимая, что Вероника желает побыть здесь немного подольше, Тимофей решил остаться с ней. Он видел, как девушка поражена красоте центральной части города и не хочет уезжать.

     – Купить мороженого? – спросил он, когда Вероника закрыла глаза, подставляя свое лицо яркому солнцу, чтобы ее кожа слегка подрумянилась.

     – Да… – выдохнула девушка. – Сегодня очень жарко…

     – Я пойду куплю, но ты никуда не уходи! – грозным тоном говорил ей юноша.

     – Хорошо! – возмущаясь, ответила ему Вероника, ведь она не особо любила контроль.

     Тимофей скрылся за небольшими зданиями, пока девушка изучала фантастический город, который покорил ее сердце своей эпичностью и неповторимостью. Девушка еще долго бы так стояла, поддавшись гипнотическому влиянию Рима, если бы из ее рук с силой не вырвали маленькую сумочку клатч. Вероника крикнула вдогонку мотоциклисту какое-то грубое слово, но тот даже не обернулся. Он летел по улице, как чокнутый, оставляя за собой столбы пыли. Девушка не стала сдаваться и побежала за ним, думая догнать вора на повороте, когда тот сбавит скорость. Но Вероника упустила мотоциклиста, когда он прибавил газу и оторвался от ее навязчивого преследования.

     К своему ужасу девушка осознала, что очутилась на совсем незнакомой ей улице. «Черт!» – воскликнула она в отчаянии, понимая, что слишком отдалилась от центра и площадь Римского форума скрылась за горизонтом. Ведь тетя предупреждала Веронику быть осмотрительной! Да уж. Вероника была осмотрительной, но только когда ее разум побеждал чувства. Но не сейчас. – «Что теперь делать, если все денежные купюры остались в сумочке, а в карманах только мелочь?» – думала она. – «Теперь нужно просить помощи! Но окажут ли ее мне?!»

     Не замечая ничего вокруг, Вероника побрела по городу, понимая, что все дальше уходит в глубину улиц, теряя дорогу к центру. Ну и ну! И как она доберется до отеля? Ведь в кармане хватало денег только на мороженое или на хлеб, но никак не на такси. Увидев неподалеку кафе, Вероника подумала, что, сможет насобирать небольшую сумму своим выступлением на улице, ведь девушка училась у преподавателя вокала пять чудесных и прекрасных для нее лет.

     Боязливо подойдя к столикам, Вероника встала рядом с одиноко стоявшим стулом, и ей вспомнилась знаменитая, прекрасная, итальянская песня «Vacanza Romane» (Римские Каникулы) в исполнении певицы Silvia Mezzanotte из группы Matia Bazar, которую она учила раньше. Девушка подумала, что попадет в яблочко, если исполнит именно ее, и стала тихо напевать мотив любимой песни. Но никто не удостоил Веронику и взглядом: все были заняты обедом.

     Осознавая, что если не будет действовать, то точно заночует на улице, девушка осмелела, начиная петь все громче и громче. А, тем временем, посетители кафе и прохожие на улице стали сходиться в небольшой круг на ее дивный и редкий голос. 

     Хозяин кафе, пожилой и упитанный темноволосый мужчина, заметив оживление возле своего заведения, быстро вышел на улицу, злясь на обстоятельства: «Опять эти попрошайки отвлекают моих посетителей! Ну что им неймется?! Сейчас я их прогоню на грубом итальянском языке! Мне надоело, что всякий сброд ошивается рядом с моим кафе! Надо заканчивать с этим!»

     Подойдя близко к тому месту, где стояла толпа зевак, мужчина услышал, как чудесно поет незнакомая девушка. Пусть она была и не итальянка, но пела прекрасно, как и отлично произносила слова песни. Будто итальянский язык был у нее в крови. Кто знал? Может, у нее здесь есть родственники? Но как бы владелец кафе ни наслаждался ее голосом, ему следовало прогнать незваных гостей, если они не собираются ужинать в его заведении. Как только он попытался это сделать, твердая мужская рука остановила его. Владелец кафе взглянул на мужчину и понял его жест. Если этот человек говорил, что «не надо делать что-то против его воли», значит, так было нужно, никто не мог спорить с ним, ведь этот мужчина имел высокое положение в определенных кругах общества.

     Этим человеком был высокий молодой итальянец. На вид ему было не больше тридцати-тридцати пяти лет, и выглядел он великолепно. Его темная шевелюра оттенялась роскошными иссиня-черными ресницами, придающими его взгляду выразительность, глубокие зеленые глаза с синей радужкой и грозно изгибающиеся черные брови подчеркивали треугольный контур лица, притом что кожа мужчины отличалась смуглостью, напоминающей молочный шоколад. Тело итальянца было по-спортивному идеально, словно это было тело самого Господа Бога.

     Мужчина смотрел на прекрасную Веронику, как завороженный. Он никогда не видел столь восхитительного и хрупкого существа в своей жизни. Все местные итальянки, которых он встречал, были плотного телосложения и очень выносливыми женщинами. Но этот тонкий «цветок» молодой человек созерцал впервые. «Кто она?! И что тут делает совсем одна? Решила подзаработать на улице? Но это не место для таких девушек!» – переживал за нее итальянец. Он за версту видел невинных особ, которые ничего не знали о суровой правде жизни, в отличие от него, искушенного мужчины, который познал все. Все, что только мог познать человек.

     Приблизившись на достаточно тактичное расстояние, с которого он мог наблюдать за девушкой, незнакомец не смел отрывать от нее своего вызывающего взгляда. Девушка была восхитительна не только потому, что прекрасно пела, а еще и потому, как была необычайно красива. Мужчина догадывался, что она приехала с северной страны, так как ее кожа отличалась заметной бледностью. Ее вьющиеся темно-русые волосы ниспадали на плечи, ее карие глаза обрамлялись оттенком черных ресниц, где брови изгибались дугой, придавая взгляду особую неповторимость. Носик ее был небольшой, но довольно изящный. «А губы такие пухлые, что можно зацеловать до безумия!» – добавлял итальянец к своим размышлениям. Лицо девушки было необычной ромбовидной формы, и это придавало ему оригинальность. Фигура незнакомки была совершенна. Пусть она и не выглядела фотомоделью или секс-бомбой, так как не имела большой груди, крутых бедер и выдающейся попы, какие были у итальянок. Но отмечая соотношения ее данных, можно было сказать, что она желанная женщина для любого мужчины. Итальянцу так захотелось приблизиться к ней и обнять ее девичье тело, что он еле останавливал себя, думая как бы вскоре ни запылать огнем в этой удивительной девушке!

     Что это с ним происходило? Он тронулся рассудком?! Может, горячая итальянская кровь ударила ему в голову? Вероятно, что мужчина давно не был с такой нераспутной женщиной. Или ему просто хотелось ласки?

     Не замечая, что подошел к незнакомке на немыслимо близкое расстояние, молодой человек увидел, как ее карие глаза устремились в его сторону. Девушка напевала мотив известной ему песни, которую итальянец очень любил и часто слушал дома: гимн Любви, гимн всему, что жило и росло в его стране, что было ему родным. Понимая, что девушка отвела взгляд, смущаясь пристального изучения ее тела, он медленно прислонился к колонне кафе, скрестив руки на груди и немного ухмыляясь ее невинному поведению. Он не хотел скрывать свой интерес к ней, ему нравилось наслаждаться красотой и пением незнакомки, будто она была диковинный товар на рынке невольниц Древнего Рима.

     Смотря на незнакомца, который просто пожирал ее глазами и немного улыбался, Вероника была в шоке от его наглости: «Как можно так рассматривать женщину, которую ты видишь первый раз в своей жизни?! А может, он просто сумасшедший? Хотя судя по тому, как незнакомец вмиг остановил хозяина кафе, который пытался прогнать меня, ясно, что он является важной «шишкой» города».

     Но Вероника знала, что ей стоит остерегаться богатых плейбоев, неважно кто они и откуда – русские либо итальянцы. Хотя почему-то она никак не могла оторвать взгляда от этого мужчины. Он был чертовски красив, будто демон поднялся из самого Ада, обжигая ее взглядом голодного дикого тигра. «Невозможно найти слов, чтобы описать его!» – признавалась сама себе девушка. – «Помимо красоты лица у незнакомца самая настоящая фигура Аполлона: не слишком широкие плечи, узкие бедра… и, может быть, упругие ягодицы. О чем ты думаешь, Вероника?!» – укоряла она себя. – «То же самое помышляла, смотря на Тимофея! Не стыдно?! Хотя нельзя их сравнивать. Особенно, красоту лица. У Тимофея ангельская, а у незнакомца – дьявольская и порочная! Кстати, а где Тимофей? Наверное, ищет меня».

     Тимофей действительно искал Веронику на площади Римского форума, но нигде ее не находил. «Черт! Куда же она делась?! Оставил ее на пять минут, а вернулся – уже след простыл! Где ее искать? Я не настолько хорошо знаю Рим, чтобы прочесывать все улицы. Но надо действовать. А если с Вероникой что-то случилось?!» – беспокоился за нее юноша, идя по улицам как неприкаянный и везде ища девушку безумно влюбленными глазами.

     А в это время Вероника допевала свою песню, когда аудитория, стоящая на улице, бурно аплодировала ее идеальному исполнению. Многие люди подходили к ней и на итальянском языке благодарили ее за такой талант в вокальном искусстве. Остальные из зрителей кидали ей мелочь, надеясь, что этим помогут незнакомке.

     Еще раз подарив девушке аплодисменты, слушатели стали быстро расходиться. Последним похлопал незнакомый итальянец, который жадно ел Веронику взглядом, прожигающим все струнки ее чистой души.

     – Bravissima!* – по-итальянски начал разговор мужчина, отходя от колонны кафе и, как леопард, медленно подходя к девушке как к своей жертве. Вероника неожиданно встрепенулась, не ожидая, что голос незнакомца так подействует на нее. Подействует, как медленно сводящий с ума наркотик…

     – Grazie,** – вспоминая слова благодарности на итальянском, ответила ему Вероника, пока собирала с асфальта мелочь и клала ее в карман. Что она еще могла сказать незнакомцу? Девушка совершенно не владела языком.

     – Не пытайтесь говорить, если не можете, – ухмыльнулся молодой итальянец, четко говоря по-английски и понимая, что девушка не знает его родной язык. – Не мучайте себя.

     – А вы всегда так грубы?! Или пытаетесь быть вежливым? – процедила Вероника, отвечая мужчине на английском, который знала еще со школы, продолжая повышать уровень знаний в университете.

     Итальянец в мгновение расхохотался в ответ на ее речь.

     – Я просто честно вам сказал то, что вы не хотели признавать.

     – Ну и самомнение! – вспыхнула Вероника, пытаясь защититься от его дерзости.

     – Не больше, чем у вас, – засмеялся мужчина, пронзая ее своим опасным взглядом.

     – Почему вы ждали меня? – заинтересованно расспрашивала его

     Вероника, смотря ему прямо в глаза. – Я могу подумать, что вы меня домогаетесь.

     – Нет, – усмехнулся итальянец. – Я джентльмен.

     – Правда? Что-то не верится. Особенно после того, как вы поедали меня глазами несколько минут назад. – Вероника понимала, что стала уж чересчур смелой в беседе с незнакомым мужчиной, так как только со своей тетей и своими однокурсниками в университете она могла так свободно общаться. Но получается, что и с этим итальянцем тоже.

     – Как я погляжу, вы не боитесь меня. Это хорошо, потому что когда вы пели, были похожи на загнанную лань. Я прав? – достаточно учтиво спросил он ее.

     – Это вам так кажется! Я не лань! – четко проговорила девушка. – Вы хорошо знаете английский. Откуда интересно?

     Молодой мужчина придвинулся ближе к Веронике и крепко взял ее за локоть, пока внутри девушки разгорался настоящий пожар желания, который невозможно было потушить.

     – О моей личной жизни я не намерен разговаривать на улице, пока люди смотрят на нас. Но, как я вижу, вам нужны деньги, чтобы добраться до отеля. Вы же зарабатывали себе на жизнь уличным пением, – осведомился незнакомец. – Пойдемте.

     – Я не буду посвящать вас в свои планы! – Вероника вырывалась из захвата его пальцев, окружавших ее локтевой сгиб.

     – Не волнуйтесь. Я не затащу вас в постель, – тихо сказал ей итальянец, мгновенно отвечая на все ее мысленные вопросы.

     – Я никуда не пойду, буду продолжать петь дальше! – девушка противилась его настойчивости, продолжая царапать его руку, как свирепая львица. «Как можно быть таким беспардонным?!» – мимолетно промчалась мысль в ее голове.

     – Не боитесь, что полицейские увидят вас и выгонят отсюда? Они имеют на это полное право. Попрошаек здесь не любят, особенно, в этом районе Рима, – информировал ее незнакомец, лихорадочно смотря девушке в глаза.

     – И что? Я ведь должна добраться до отеля. И сделаю это без вас! – не сдавалась в своих позициях Вероника.

     – Но почему вы не хотите, чтобы я вам помог? Клянусь, пальцем вас не трону, пока вы сами меня об этом не попросите. Даю слово итальянца! – строго произнес он, смотря на нее своими зелеными сверкающими глазами, как у волшебного лесного существа.

     – Словам мужчин нельзя верить, особенно таким, как вы! – дерзко ответила ему девушка, понимая, что не стоило так говорить. Все-таки он ничем не обидел ее еще.

     Итальянец не счел это грубостью, а только снова рассмеялся. Его хохот был похож на раскаты грома перед дождем. И до чего же незнакомец был сексуальный! В нем все было идеально.

     Но Веронику больше беспокоил его взгляд. Она боялась его…

     – Что сделать, чтобы вы поверили мне? – решился спросить ее итальянец. – Может, мне стоит вам представиться?

     – Это ничего не изменит! – настаивала на своем девушка.

     – Но я все же попробую. Милано Венециани. – Сказав бархатным голосом, мужчина протянул девушке свою смуглую жилистую руку, ожидая от нее ответного жеста.

     – Вероника... – Девушка посмотрела ему в глаза и также протянула ему свою ладонь. На удивление итальянца рука девушки оказалась не настолько хрупкой, но и не настолько сильной, чтобы противостоять его мужской. Он лишь сильно сжал ее ладонь в своих горячих пальцах, и желание не угасло в его жилах, а еще больше возросло во сто крат. Он хотел прямо сейчас завоевать эту девушку! Не важно, сколько потребуется на это времени. Но он желал ее!

     – Только имя? – ухмыльнулся мужчина, пока его пальцы исследовали ее ладонь.

     – Только имя. Вам этого мало?

     – Мало, – он снова сверкнул своей белозубой улыбкой.

     – Перестаньте!

     – Вы о чем?

     – Перестаньте улыбаться так, будто мы знакомы с вами целую вечность, – ответила Вероника, понимая, что до безобразия откровенна и должна прекратить разговор.

     – А если, знакомы? Кто знает... – мечтательно промолвил Милано, чувствуя, что в его душе просыпается романтический герой книги о любви. Но Милано никогда не был таким. Он всегда брал то, что падало в его руки. Однако этот прекрасный плод Земли под именем Вероника не хотел этого делать. Он висел на древе жизни, говоря: «Попробуй сорвать меня, если у тебя жилка не тонка!» Да, возможно, сейчас тонка, но для Милано ничего не было недостижимого! Ему нравились вызовы со стороны женщин.

     – Не пойму ваших мотивов. Зачем вам помогать мне? – допытывалась у него девушка.

     – Просто по доброте душевной. Вы разве никогда не делали добрых дел просто так? – удивлялся ее речи итальянец.

     – Делала. Но они не имели никакой явной подоплеки! – просверлила его глазами Вероника.

     – Вы хотите сказать, что у меня несомненно есть тайные замыслы? – хмыкнул мужчина в ответ на ее подозрения.

     – Догадываюсь! – резко буркнула Вероника, желая убежать подальше от этого  непредсказуемого для нее итальянца. Но Милано еще ближе пододвинулся к ней, и девушка ощутила на своих волосах его обжигающее дыхание: ее лоб почти упирался в его мужественный подбородок.

     Он был высоким и стройным молодым человеком, что девушку очень удивляло. Ведь итальянцы по природе своей отличались низким ростом и полнотой фигуры, но Милано Венециани был полной им противоположностью. Вероника догадывалась, что скорее всего в его семье были предки, ранее жившие в северных широтах, и по их генам итальянцу передались идеальное тело и высокий рост.

     Тело. От таких жарких мыслей у девушки все закружилось перед глазами, и она почувствовала, что падает на тротуар. Но Милано вовремя схватил ее за талию, пока она тяжело дышала, отклонившись головой назад.

     – И сейчас вы думаете, что у меня на уме недоброе? – весело рассмеялся Милано, понимая, что девушка почти теряет разум, находясь рядом с ним.

     – Определенно, да, – выдохнула она, пытаясь поднять голову, когда ее шея застыла в одном положении.

     – А зря, что так думаете. Мне кажется, что вы перегрелись на солнце. Сегодня оно абсолютно беспощадное, особенно, к таким девушкам, как вы. Таким нежным, – усмехнулся молодой мужчина, пытаясь поставить прекрасную северную европейку на ноги.

     – Возможно… – отрешенно проговорила Вероника. – Пожалуйста, оставьте меня...

     – Если я отпущу вас, вы упадете и ударитесь головой о землю, следовательно, получите травму. Я надеюсь, вы не любительница причинять себе вред? – шутил Милано, понимая, какая интересная девушка сейчас находится в его руках – непокорная и дерзкая.

     – Пустите, иначе вся улица услышит мой ор! – девушка повысила тон своего голоса, сопротивляясь его мимолетному решению.

     – Я не хочу, чтобы вы потеряли сознание. Отведу вас в прохладное место, которое находится недалеко отсюда, – нежно ей улыбаясь, пробормотал он, все еще держа в своих руках ее податливое тело.

     – Я не могу идти… – тихо призналась Вероника, ощущая, что ноги ее совершенно не слушаются. «Неужели, этот наглый итальянец прав, и я получила солнечный удар?» – не верила девушка. – «Не может быть! Я всегда осторожна в этом».

     – Ну, хорошо... – согласился мужчина, поднимая Веронику на руки, когда вес ее оказался для него не таким уж тяжелым.

     Девушку смутило смелое и вольное поведение Милано. Ей думалось, что по весу она была недостаточно легкая, чтобы ее нести, ведь тело Вероники имело роскошные формы, и она не выглядела, как девушка из фитнес-клуба.

     Вероника попыталась взбрыкнуть в ответ на силу итальянца, но он не давал ей вырваться, крепко поддерживая ее за ноги и спину, чтобы удобнее было нести. Вероника сразу  чувствовала, что попала в плен. Но этот плен почему-то не казался ей таким уж ужасным. А очень даже сладостным!

     – Не  сопротивляйтесь. Тут недалеко, – убеждал Милано Веронику, неся ее на руках по булыжной мостовой города. Местные итальянцы и туристы, проходившие мимо них, охали и ахали, а многие и вздыхали, видя такую романтику. Молодой человек нес девушку на руках! Давно улицы Рима не видели такого! И не видели такой красивой пары!

     Для итальянцев Вероника и Милано представлялись ангелами, сошедшими с небес. Уж слишком совершенные!!!

     – Отпустите меня немедленно! На нас все смотрят! – вспыхнула Вероника новым огнем противоборства.

     – Ну и пусть. Меня это совершенно не волнует. Хоть я и не последний человек в городе, но репутация давно перестала меня интересовать, – спокойно признался ей Милано, наблюдая за ее эмоциональностью.

     – Вы бесцеремонны! – дерзнула она, пытаясь снова посмотреть в его демонские глаза.

     – Нет. Я просто вежливый, – итальянец снова улыбнулся ей своей фирменной улыбкой: «Я покоряю всех женщин, и ни одной не устоять!»

     – Ну и ладно. Делайте, что хотите. Я просто не в состоянии бороться с вами! – Вероника выбросила свой белый флаг, понимая, что все еще не пришла в чувства.

     – И не стоит. Я сильный противник! – усмехнулся Милано, неся на руках хрупкий, по его мнению, цветок. – Если вам так неприятно внимание людей на улице, прислонитесь ближе ко мне и загородите рукой свое лицо, обнимая меня за плечи. Так вы будете менее доступны для разглядывания, – продолжал он.

     – И не подумаю! – нетактично грубо ответила Вероника, отстраняясь от итальянца. – Я не доставлю вам такого удовольствия!

     – Я о вас беспокоюсь, а не о себе. Хотя я думаю, что слово «удовольствие» вы не знаете. Точнее, его практическое понимание, – подавив смешки в голосе, ответил он.

     – Ну и наглец! – высказала ему Вероника. – Первый раз встречаю такого мужчину!

     – Теперь вы знаете, что такие есть. Ведь не все смогут справиться с вашим буйным характером. Не так ли? – откровенно говорил ей итальянец по поводу ее сложной личности.

     – Так ли, – пробурчала в ответ Вероника. – Хотя вас это совершенно не касается!

     – Пока... Но потом, я думаю, будет касаться, – засмеялся Милано, сосредотачивая свой взгляд на темно-русой красавице. Мужчина смотрел на девушку так, словно никак не мог наглядеться на нее. Ближе она была еще прекраснее.

     Как итальянец мог сдерживать свои страстные порывы, видя ее неземную красу? Какому же Богу ему следовало помолиться, чтобы заглушить желание в крови?! Гормоны Милано разбушевались не на шутку! Ему пора усмирить их и вести себя, как нормальный человек!

     Сама же Вероника опустила глаза, не давая итальянцу повода для размышлений, будто она без зазрения совести смотрит на него. Но недолго девушка терпела. Полюбопытствовав, куда же смотрит Милано, она снова подняла взгляд и увидела, что он смотрит на нее. Темно-зеленые глаза итальянца с длинными, пушистыми ресницами гипнотизировали ее, и Вероника не могла налюбоваться на их красоту. Было выше ее сил сопротивляться этой магии, и она продолжала изучать прекрасное лицо Милано Венециани. Девушку ничто не отвлекало от этого созерцания: ни люди, идущие мимо, ни машины проезжающие рядом, ни мотоциклисты. Существовали только он и она. Их мир был лишь на двоих. Мир, полный будущих приключений... и... возможно... Страсти. Незнакомой им страсти.

     Милано понял, что если пройдет еще несколько минут и они продолжат также страстно смотреть друг на друга, то он не сможет вынести прессинг шоколадных глаз Вероники. Он должен был что-то предпринять: либо поцеловать девушку, либо сжать ее в объятиях, либо успокоиться. Милано решил придерживаться последней версии и, отвлекаясь на одну из улиц, вернул свой взгляд прямо, когда Вероника разочарованно вздохнула. «Неужели такой красавец обратит на меня внимание, сможет полюбить и иметь со мной детей? Не будь наивной!» – подумала она. – «У тебя на лице написано – ты мелкий подкидыш. У тебя никогда не будет настоящей семьи!»

     Грустные мысли девушки прервал Милано, останавливаясь у двухэтажного домика белого цвета с небольшим балкончиком на втором этаже.

     – Ну, вот. Надеюсь, теперь ты сможешь дойти сама, – спокойно сказал Венециани, поставив девушку на ноги. Вероника почувствовала, что силы ее ушли, и она стала медленно опускаться на землю. Но Милано снова поймал ее.

     Не думал он, что белые женщины такие тепличные цветы. За ними всегда нужен такой уход? Действительно?

     Войдя размеренным шагом в дом и поднявшись с девушкой по лестнице на второй этаж, итальянец отворил дверь. В комнате гулял ветер, дуя из приоткрытой форточки. По месторасположению комната находилась на той стороне, где редко бывало солнце, и если бывало, то только вечером. Комната была спасательным кругом от пекла Рима.

     Милано не стал медлить и аккуратно положил Веронику на кровать, слегка одергивая ее задравшееся коротенькое платье цвета лазури. Разве он мог поверить, что когда-нибудь обратит внимание на девушку, и именно такую невинную? В его прошлом было столько тайн, что он не хотел мутить воды своей памяти. Ему надо было полностью забыть то, что когда-то напоминало ему о счастливых днях с женщиной, ставшей ему ближе всех на свете.

     Накрывая Веронику одеялом, Милано прикрыл форточку, заботясь о том, чтобы девушка не простудилась. Как он понимал, она либо недавно получила гражданство в Италии, не имея денег и решая подзаработать в Риме, либо была просто бедна. Но может, Веронике нужно срочно вернуться в отель, так как она туристка и у нее завтра экскурсии?! Милано понял, что не должен был вмешиваться в планы девушки, но влечение к ней стало сильнее. И итальянец не понимал почему? Ведь у него были женщины, и достаточно большое количество. Но Вероника выделялась среди них своей красотой, открытостью, дикостью и неповторимостью. Она была иная, необыкновенная, единственная для него, по крайней мере, сейчас.

     – Не уходи, – осипшим голосом прошептала Вероника, приходя в сознание. В ответ ей Милано лишь тяжело вздохнул. Его никогда не просили остаться. А если и просили, то только в угоду сексуальных утех.

     – Не уйду, – улыбнулся он, садясь на кровать. – Ты получила солнечный удар и должна отдохнуть. Я пока пойду и заварю прохладного чая: тебе следует его выпить, чтобы не болела голова.

     Он медленно вышел из комнаты, притворяя за собой дверь, и направился в кухню, находящуюся неподалеку. Найдя там банку с ароматным чаем, Милано решил заварить чай для Вероники, которая еле стояла на ногах после солнечного удара.

     Черт подери! Когда он так ухаживал за противоположным полом?! Да никогда! Он был совершенно другого круга, не из бедных. Ему не доставляло особого удовольствия кому-либо прислуживать. К чему вдруг вся эта забота? Да что с ним вообще происходит?! Наверное, Вероника была права, говоря, что он сумасшедший. Он несомненно сходил с ума. И причиной тому была она. Сама девушка!

     Через несколько минут Милано вернулся в комнату, неся чашку прохладного темного чая. Он тихо подсел к девушке с той стороны кровати, где можно было получше разглядеть ее лицо, пока половина комнаты утопала в большой тени коттеджей напротив.

     Глаза Вероники были сомкнуты, но она не спала, просто дышала, наслаждаясь прохладой.

     – Все еще плохо? – поинтересовался Милано, прислоняя руку к ее небольшому лбу. Лоб был горячий, и молодой человек недовольно покачал головой.

     «Никто так не заботился обо мне так, как он. Конечно, кроме моей тети», – признавалась сама себе Вероника, смотря на итальянца. – «Почему мне захотелось ее присутствия? Хочу, чтобы близкий человек посмотрел на мой выбор? Выбор?!» – Девушка уже заранее решила, что прекрасный итальянец завоевал ее сердце. А как насчет его сердца и его души? Уж не подумала ли Вероника, что он так быстро влюбится в нее? – «Хм. Мечтать не вредно!» – размышляла она, горюя о своей судьбе. – «Я же плебейка, ничего не знающая о тех, кто меня родил. Как я могу о чем-то мечтать? И мечтать о таком богатом мужчине? Очнись! Это все сказки! В жизни такому не бывать!!!»

     Понимая, что Вероника далека от него в своих размышлениях, итальянец стал нежно теребить ее за плечо, пока девушка не повернула голову в его сторону.

     – О чем думаешь? – Мысли Вероники волновали Милано.

     – О тете. Скучаю по ней... – отстранено сказала девушка, блуждая взглядом по деревянному карнизу окна, на котором висела воздушная белая тюль. Вероника действительно скучала по своей  «второй маме».

     – Уверен, она – прекрасный человек. Потому что воспитала такую удивительную девушку, как ты, – откровенно признался Веронике итальянец.

     – Шутишь? Мы совершенно с ней не похожи. У меня вздорный характер.

     – Это не важно. Зато у тебя есть то, чего нет у меня… – загадочно ответил ей Милано.

     – И что же? – Вероника надеялась угадать его мысли.

     – Невинность. Твои глаза выражают ее, и я могу прочитать в них все.

     – Ты можешь ошибаться… – не слушала его Вероника. – Глаза бывают обманчивы.

     – Но не твои, – тихо ответил Милано на ее предположение, пока мысли о сексе переполняли его уставший мозг. Он сразу решил отвлечь себя от желания, когда предложил Веронике свой напиток.

     – Выпьешь чая?

     – Конечно, – согласилась она, легко приподнимаясь с кровати, пока итальянец поправлял ее подушку, чтобы ей было удобнее облокотиться на нее. Взяв чашку из его рук, Вероника медленными глотками стала пробовать чай, который был достаточно слабо заварен.

     – Ну как? – спросил он ее, наблюдая за тем, как девушка деликатно пьет чай.

     – Вкусно и освежающе. Спасибо, Милано, – поблагодарила итальянца Вероника, трогая его мускулистую, сильную руку.

     «Зачем Вероника это сделала? Потому что следовала повелению своего сердца или потому что хотела выразить благодарность?» – Итальянец только гадал.

     – Рад услужить, – хриплым голосом промямлил он, ощутив нежное прикосновение руки Вероники к своей ладони. Странно то, что раньше Милано никогда не чувствовал себя сбитым с толку. Но это искреннее касание девушки заставило затронуть какие-то умершие нити его души.

     Все это было для него чем-то непознанным.

     – Оказывается, ты умеешь ухаживать, – улыбнулась Вероника в ответ на его заботу. – Значит, еще не все потеряно.

     – Ты так думаешь? – ухмыльнулся он, приходя в себя от ее чар и усиливая тембр своего голоса, который теперь напоминал приторный мед, окутывающий тело Вероники с головы до ног.

     – Уверена, – уклончиво отвечала девушка.

     – Неужели ты считаешь меня богатым плейбоем, который гоняется за кучей женщин и не удовлетворяется какой-то одной? – вмиг понимая ее слова, спросил Милано.

     – А разве это не так?

     – Так было. Но сейчас… Нет, – искренне признавался ей итальянец. – Почему ты подумала об этом?

     – Потому что ты раздевал меня глазами, пока я пела итальянскую песню «Римские Каникулы» Матиа Базар.

     – Тебе показалось.

     Вероника лишь с негодованием посмотрела на Милано, понимая, что он ей искусно лжет.

     – У нас в стране все знают эту песню. Она самая любимая, – сменив тему, рассказывал Милано об Италии. – Кстати, откуда ты?

     – Из России, Петербург, – мягко ответила девушка. – А что, не заметно?

     – Не особо. Тебя  можно счесть и за  европейку. Россия – чудесная страна, и раньше в моей семье часто говорили о ней, когда ужинали.

     – Почему?

     – Наверное, потому, что мои предки очень хотели уехать туда, но все-таки судьба заставила их остаться здесь. У нас полно смешанных браков, и в нашей большой семье течет много разных кровей: русская, итальянская, испанская, греческая, ирландская, египетская, и другие. Честно говоря, всех не упомнишь! – понимая этот факт, с улыбкой отвечал девушке Милано.

     – А какие крови текут именно в тебе? – решив удовлетворить свое любопытство, спросила его Вероника, и итальянец сразу растаял от ее вопроса. Девушка действительно интересовалась им не как объектом для расточительства денег, а как личностью. Давно уже Милано так спокойно не разговаривал в женском обществе.

     – В большей степени греческая и итальянская. Моя мать итальянка, а отец – грек. Такой упрямый, что порой, моей матери туго приходится с ним. Но она, видимо, нашла свой особенный способ укрощения, как и собственный подход к моему отцу, – засмеялся мужчина, вспоминая перебранки родителей и их примирения.

     Вероника слегка улыбнулась, слушая его рассказ.

     – А в тебе какая кровь? – поинтересовался Милано, также расспрашивая о ее семье. Девушка поняла, что пытливость выдала ее с головой. Теперь настала ее очередь откровенничать, несмотря на то, что затронули самую больную тему ее жизни. «Что же ему сказать? Правду или ложь?» – размышляла Вероника, пока в ее голове слышались слова ее тети: «Будь честна с тем, кто тебе небезразличен. Иначе потом пожалеешь о своей лжи. Ведь ложь на коротких ножках и можно быстро выяснить правду».

     Как бы ни хотела этого девушка, но ей пришлось ответить.

     – Никаких… – грустно опустив голову, сказала она. – Я сирота. Только не знаю, по-настоящему или нет. Я даже не уверена, умерли мои родители или еще живы?

     Итальянец не сразу понял ее ответ и решил уточнить:

     – Что ты имеешь в виду, дорогая?

     С печалью в сердце, Вероника призналась:

     – Я взята из приюта, и даже не в курсе, как зовут моих маму и папу и откуда они. Я только знаю, что они дальние родственники моей неродной тети, с которыми она никогда не зналась. Следовательно, у меня никого нет, кроме нее.

     Сердце Милано сжалось от боли. Он думал, что эта девушка – простая гордячка, которая была слишком избалована вниманием своих родителей. Но он ошибся. Она была куда уязвимее всех, кого он знал. Девушка никогда не ведала любви, настоящей любви родителей, которая должна была испытать любая маленькая девочка.

     – Извини... – тихо сказал он, прикасаясь губами к ее руке. – Не хотел тебя обидеть. Ты не должна была рассказывать мне об этом. Это слишком личное.

     – Все в порядке, – спокойно проговорила Вероника, не ожидая от Милано такого ответа. Этот ответ медленно согрел ее израненное сердце, никогда не знавшее любви родителей. – Теперь, наверное, ты не захочешь больше иметь со мной дело. Я гадкий утенок!

     – Не говори так! Ты не знаешь, насколько ты – прекрасный лебедь! И уже давно не гадкий утенок. Впрочем, никогда им не была, – раскрывая свои мысли, говорил ей Милано.

     – Откуда тебе знать? – стараясь усилить свой тоненький голосок, спрашивала его девушка.

     – Я чувствую. Мне незачем знать… – прошептал он, еще раз целуя ее руку.

     – Не целуй мою руку! Я не хочу этого!

     – Ты боишься кому-то понравиться, поэтому каждый день своей жизни ты думаешь, что недостойна этого. Если твои родители оставили тебя, это не значит, что и другие люди также поступят с тобой. Пойми же это! – Итальянец убеждал Веронику в обратном.

     – Прекрати! – закричала она. – Я не намерена это выслушивать!!!

     – Но все, что я сказал, правда. Позволь мне быть рядом и убедить тебя в том, что ты прекрасный человек и заслуживаешь счастья. Заслуживаешь всего того, что должна иметь девушка с чистой душой, как ты, – тихо говорил ей Милано, пока гладил ее вьющиеся русые волосы.

     – Я не хочу этого! Не хочу!!! – пылала собственными сомнениями Вероника, пытаясь вырваться из его железной хватки. Она никому не хотела доверять. Она хотела жить своей жизнью и никого в нее не впускать. Даже любовь. Девушка боялась, что с ней может повториться тоже, что было в ее детстве: ее также оставят и бросят, как оставили и бросили ее родители. И она будет страдать в одиночестве до самой смерти.

     Понимая ее переживания, мужчина освободил ее руку, и Вероника сразу успокоилась. Милано не стоило приводить Веронику сюда и знакомиться с ней так близко. Он узнал о девушке больше, чем следовало. Зачем ему это было надо? Если женщина нравилась ему, он просто спал с ней и потом выбрасывал, как ненужную бумажку. Он даже не звонил.

     Но в этот раз все было иначе. Мужчина не хотел причинять боль девушке, которую встретил сегодня на улице родного города. Просто воспользоваться ей и оставить ее одну? Нет! Это было бы чересчур мерзко с его стороны!

_________________________________________________________________________________________

*Браво! (итал.)
**Спасибо. (итал.)

Вступить в МовелласУзнать о чем вся эта суета. Присоединись сейчас и начни делиться своей креативностью и страстью.
Loading ...