Роковая итальянская cтрасть (Fateful Italian Passion) (Русская версия)

  • от
  • Рейтинг:
  • Опубликовано: 6 апр 2015
  • Обновленные: 7 янв 2016
  • Статус: В Процессе
Эротический, психологический, любовный роман. *****В раннем детстве Веронику Ледянову удочерила ее тетя Генриетта. Вероника не знает своих настоящих родителей и живет только ради своей любимой тети. Заканчивая четвертый курс университета по профилю дизайн одежды, девушка мечтает отдохнуть и хотя бы на неделю уехать от своего каждодневного окружения - сокурсников, которые постоянно издеваются над ней, вследствие ее происхождения. Генриетта решает подарить Веронике тур по Италии, который сможет сможет отвлечь ее от проблем. Вскоре Вероника едет в Италию и встречает в Риме молодого мужчину по имени Милано Венециани, который кажется ей очень хорошим человеком. Но Вероника не знает ни его прошлого, ни настоящего, как и не знает, что принесет ей будущее. Вступая в эти отношения, Вероника чувствует, что влюбляется в Милано. Но убьет ли ее это? Или заставит девушку почувствовать себя как никогда живой? А может Вероника просто упадет на дно этой губительной страсти и никто не поможет ей?

41Likes
39Комментарии
4306Просмотры
AA

19. ГЛАВА 19


***

«Вместе не скучно!»

 

     Зайдя в лифт, Вероника еще долго удерживала кнопку блокировки дверей, чтобы Милано успел войти в кабину. Когда же он вошел, он чему-то хмыкнул, поставив свой кожаный чемодан на пол. Двери лифта закрылись, и он выпрямился, как горный олень, облокачиваясь на стену лифта и распластав повсюду свои длинные руки. Милано стоял в такой позе, будто был хозяином и этого отеля, и всей прилегающей к нему территории. И это его ни капельки не волновало, пусть Вероника и стояла спиной к нему, не желая быть снова искушенной этим соблазнительным Демоном.

     Как можно было устоять, когда она созерцала Милано в деловом костюме? Мощь мужского начала просто сбивала ее с ног! Костюм так подчеркивал энергетику итальянца, придавая столько шарма его личности, что даже малейшая слабина Вероники, чтобы взглянуть на него и полюбоваться его телом, могла стать роковой ошибкой падения в ад вожделения!

     – В моей жизни я никогда не думал о сексуальных фантазиях, но признаюсь, что был дураком. Ники, ты знаешь, чтобы я сделал, если бы не движение лифта вниз?

     Девушка проглотила слюну, увлажняя свое пересохшее горло, но на общее ее состояние это никак не повлияло. Ноги не слушались, ее тело дрожало, а двигаться к двери лифта было бесполезно.

     – Лучше бы мне не знать, иначе не доедем до конца, – пискнула Вероника.

     – Ты всегда поражаешь меня своей непосредственностью и непредсказуемостью. Никогда не знаю, что ты ответишь в следующую минуту, – ухмылялся Милано, гладя свою щетинистую бороду. – Черт, из-за тебя я даже не побрился!

     – А ты поражаешь меня тем, как легко переходишь с темы на тему! – фыркнула Вероника, натягивая свое платье до самых колен, дабы Милано не глядел на ее прелести. Но платье не могло стать длиннее, сколько бы девушка ни пробовала. Да дело было даже не в этом. Милано мог смотреть на Веронику, даже если бы она была одета в грубую робу. Не было никакого различия.

     – Так хочется покопаться в твоей милой головке и узнать о чем ты думаешь, когда не говоришь со мной, – засмеялся итальянец, когда они уже доезжали до второго этажа и обстановка в лифте накалялась.

     – Я думаю, что ты – коварный соблазнитель! Вот что! – отрезала Вероника, смотря, как цифры на жидкокристаллическом цветном дисплее сменяются одна за другой.

     – А… – протянул Милано, оттолкнувшись от стен кабины лифта и подходя к Веронике. – Тогда этот коварный соблазнитель хочет получить свой оргазм!

     Нажав на кнопку остановки, Милано слегка качнулся, когда лифт остановился, и девушка испугалась, подозревая, что они застряли, и теперь придется ждать спасательной бригады. Но она же не видела, что творил за ее спиной этот буйный в страсти мужчина.

     – Получишь позже! – стояла на своем Вероника.

     – Ты не потеряла ветвь нашего разговора после остановки, – засмеялся Милано, уже горячо одаряя теплом ее затылок. – Ники, я скажу тебе свою фантазию. Она такова: я бы прислонил тебя к двери лифта, медленно бы снял с тебя трусики, одновременно лаская ножки, и поднялся бы ладонями вверх, доходя до твоих упругих половиночек, то есть ягодиц. Поднимая платье, я бы скользнул языком в твое теплое место попки, отчего бы ты издала томный вздох, и потом, не ожидая следующего действия, вскрикнула от того, как бы я взял тебя сзади: сильно и воинственно.

     Прослушав до последнего слова, Вероника поняла, что у нее подогнулись колени, и сейчас она упадет: «Милано обезумел! Желает соблазнить меня в лифте?! Просто чеканутый в квадриллионе!»

     Ощущая, что голова слегка затуманилась от выброса гормонов, Вероника схватилась за дверь, как за ближайшее спасение. Но как дверь могла спасти Веронику, когда ее ладони заскользили по гладкой поверхности двери? Она лишь промычала в ответ своей несобранности, но Милано успел поймать ее, держа девушку в своих руках, как варвар римскую пленницу.

     – Ты падаешь от моих фантазий или потому что тут жарко? – ухмыльнулся мужчина, гладя пальцами ее точеную спину и склоняя голову к ее плечу.

     – Не знаю… – прошептала девушка, ощущая, как язык Милано уже скользит по ее подбородку. – Прекрати это! Немедленно! – Вероника отдавала ему приказ, как предводительница амазонок, пытаясь остановить разгорающееся безумие своего Демона.

     – Как скажешь, – произнес он, нажав на кнопку вызова и отступив в угол лифта. – Видимо, не сейчас получу свой оргазм…

     Девушка чуть не упала от потери сильной поддержки, но итальянец снова пришел ей на помощь, зная восприимчивость своей богини к его ласкам.

     – Спасибо, – ответила Вероника, когда двери лифта в подземный гараж открылись, и Милано прошел вперед.

     – За что? За то, что я перестал претворять свою фантазию в жизнь, или потому что поддержал тебя, чтобы ты не упала?

     – За все. Ты просто непревзойденный искуситель! – Вероника снова укоряла своего итальянца за его зверский сексуальный аппетит.

     Направляясь за Милано в сторону стоянки, Вероника внезапно остановилась посередине подземной парковки, не зная, какая же машина принадлежит ее Демону: как у любого богатого парня, у Милано было дорогое хобби – собирать коллекцию автомобилей, которые стоили бешеных денег.

     – Пошли туда, – словно прочитав мысли своей богини, Милано указал пальцем на иномарку белого цвета. – А ты смышленая, Ника. Облекла мое соблазнение в более интересную форму.

     – В какую же?

     – Более пристойную, – отметил итальянец.

     – Ведь я же общаюсь в культурном обществе, Милано!

     – А я в развратном, – смеялся итальянец, размышляя, что же ответит ему Вероника.

     – Мы с тобой понимаем друг друга, – хихикнула она, наблюдая за настроением Милано, которое могло меняться за одну минуту, как окраска хамелеона.

     – Видимо, как никто другой.

     – Мы поедем не на ламборджини? – поинтересовалась Вероника, когда Милано взял ее под руку и повел в самый дальний угол стоянки автомобилей.

     – Поедем на Ford Mustang Convertible! – заносчиво высказался мужчина, зная, что предлагает девушке только самое лучшее.

     – Почему на другой машине? Мне очень понравилось кататься на твоей серебристой «малышке»! – восторженно проговорила Вероника, вспоминая прошлую поездку на ламборджини.

     – Потому что я берегу мою малышку ламборджини для города, а для дальних расстояний беру машину помощнее.

     –  А я могу быть тоже твоей малышкой? – Вероника заморгала ресницами, встречаясь с взглядом Милано и ожидая его честный ответ.

     – Я назову тебя малышкой, когда буду тебе больше доверять.

     – А почему ты сейчас мне не доверяешь? – Вероника была огорчена, слыша от Милано такую откровенную речь.

     – Потому что ты хотела уйти, даже не борясь за меня.

     – Я не толстокожая, Милано. Я была в истерике!

     – Можешь не объяснять! – Милано непозволительно грубо ответил девушке, подталкивая ее быстрее идти к машине.

     – Опять слышу в твоем голосе дерзость. Ты когда-нибудь говоришь на обычные темы без тона военачальника и деспота?!

     – Так мне удобнее! – буркнул итальянец. – Идем скорее!

     Распределив в багажнике вещи, парочка села в машину, замечая, что стоянка была безлюдная. Милано почему-то замолчал, барабаня пальцами по рулю автомобиля, пока Вероника гадала, о чем он думает.

     – Я надеялся, что избавился от желания, но не смог. Сейчас в моей голове родилась фантазия, и надеюсь, ты подозреваешь, что причиной ее является обстановка на автостоянке. Мы находимся во мраке… и…

     – Ну сколько можно, Милано?! – Вероника оборвала итальянца на полуслове, критикуя его бесстыжие мысли. – Придерживайся лимита размышлений о сексе!

     – Заставь это сделать мое тело, – хмыкнул Милано, кивая головой в сторону брюк, где его «братец» уже отдал ей честь. Он стоял по стойке смирно, чему Вероника сразу рассмеялась. – Как всегда тебе смешно! – бубнил итальянец, отмечая, что его богиню веселит его состояние. – Тебя не волнует реакции мужского организма! Пока я был в лифте и ласкал тебя языком, сам возбудился, пусть ты мне и отказала. И теперь ты можешь видеть последствия/

     – У тебя очень, очень непослушный «мальчик»! – захихикала Вероника, расстегивая молнию его брюк и проникая рукой в его брифы. Милано сразу кашлянул, когда пальцы Вероники приблизились к его «мужскому царству».

     – Да уж. Усыпи его, пожалуйста… – промолвил Милано с озорным огоньком в глазах, и девушка поняла, что должна действовать. Оттянув резинку его обтягивающих брифов, Вероника немного приспустила их, и достоинство мужчины сразу встало, словно фонарный столб. Девушка невинно улыбнулась Милано, слегка гладя рукой его мужской орган, и Милано прошипел ей в ответ, как мангуст при виде змеи, коей представлялась рука девушки.

     Вероника желала сделать то, что делала в отеле под командованием итальянца, но тут задумалась, что может, не этого желал он? Ну а что тогда?

     Милано сам решил за нее, нежно взяв Веронику за ее тонкую шею и медленно опуская ее голову вниз, пока ее губы не соприкоснулись с его возбужденным достоинством. Вероника ахнула от властного поведения итальянца, но не стала сопротивляться. Она ждала указаний, потому что была так неопытна.

     – Теперь слушай меня и по возможности делай. Но сразу хочу спросить: если будет неприятно то, что ты делаешь – просто подними руку. Я пойму твой жест, и тогда все прекратиться. Я смогу сам удовлетворить себя.

     Девушка молчала, боясь сказать что-то невпопад, и тогда Милано продолжил:

     – Если не желаешь говорить, махни головой, что ты согласна на мое предложение или помотай в разные стороны, если не согласна.

     Вероника робко кивнула, и теперь Милано предстояло собраться с духом, чтобы все объяснить невинной в таких играх девушке.

     – Не сильно обхвати его губами, слегка попробуй на вкус. Если сможешь – погрей своим ртом, поцелуй или посмакуй. Остальное ты не сможешь сделать. Ты еще недостаточно натренированна в этом.

     Итальянец вдруг прервал свою речь, чувствуя, что голос становится хриплым: то, что он говорил девушке, эхом отзывалось в нем, и он еще больше возбуждался.

     Следуя указаниям Милано, Вероника робко обхватила губами его мужское достоинство. Она проследила взглядом, как Милано дико выгнулся навстречу ее рту, и поняла, что мужчине это нравится. Итальянец сам удивлялся тому, что происходило с ним: он никогда не испытывал такой ноющей боли внутри своего мужского достоинства, дабы поскорее приблизить экстаз. Это была действительно магия от его феи Вероники.

     Продолжая слегка посасывать «предмет» его гордости, Вероника сама возбуждалась от того, как ей приглянулось данное действие.

     – Попробуй поездить ротиком по всей его длине. Не бойся… – прошептал Милано, понимая, что значит быть со своей богиней. Значит, идти вслепую, не ведая, какой будет дорога, какие ухабы будут встречаться на пути.   

     – Я не боюсь, – также шепотом отвечала ему Вероника, начиная проводить губами вниз и вверх по достоинству Милано, отчего он странно хмыкнул, и его голос превратился в рычание голодного хищника саванны. 

     – Ника, скорее!!! – в каком-то тумане принуждал ее итальянец, все еще ощущая ее робкие поцелуи по всей длине своего достоинства. – Я сейчас «взорвусь» у тебя во рту!

     – Правда? – прищурилась она, чуть поднимая взгляд на Милано.

     – Да! Я больше не могу терпеть!!!

     Завершив свою секс игру, Вероника довела тело Милано до окончательной разрядки: итальянец выкрикнул ее имя, не в силах больше себя сдерживать. Он не сильно взял девушку за ее волосы, осторожно отстраняя ее от себя. Его мужской организм выбросил свой фонтан наслаждения, и Милано задержал руку Вероники прямо над ним. Девушке теперь открылось особое знание, касающееся удовлетворения мужчины, и случившееся стало для нее понимаемым. «Теперь надо привыкнуть и не торопиться с практикой», – решила она, слегка стесняясь того, что вся ее рука в семенной жидкости мужчины.

     – Тебе понравилось? – краснея, спросила его Вероника.

     – А ты как думаешь? – задавался вопросом итальянец, слегка прищурившись. – Если я выкрикнул твое имя да еще метался из стороны в сторону, ммм?

     – Понравилось. Значит, я не совсем безнадежная, – гордилась собой девушка.

     – Ты особенная... – улыбнулся Милано, гладя ее шею тыльной стороной ладони и далее следуя пальцами к ее темно-русым волосам.

     – Почему ты не дал мне закончить? – Вероника становилась храброй в своих расспросах, и ей было интересно познавать новый для себя мир секса.

     – Для тебя это первый опыт. Девушка не обязана глотать мужское семя, – отвечал он, застегивая на себе брюки и сканируя глазами стоянку. За ними мог наблюдать, кто угодно, ведь было темно.

     – Почему? – Веронику растревожило любопытство. – Это так неприятно?

     – Не всем женщинам это нравится, – Милано продолжал свою лекцию, найдя в бардачке машины бумажные салфетки. – Вот, возьми и вытри руки.

     – А может, мне бы понравилось! Почему ты все решаешь за меня?! – Вероника снова вспыхнула недовольством, с силой вырывая из его рук салфетку. – Дай мне тоже решать!

     – Ты еще будешь со мной спорить?! – разгневался мужчина. – Сиди и молчи!

     – Просто упрямый бык! – Вероника недовольно поморщила свой носик. – Как с тобой общаться?

     – Никак! Ты даже в сексе мне противоречишь! Не идешь на попятную! Ни разу в жизни не встречал такой девушки!!!

     – Ну вот, встретил. Теперь мучайся! – резко ответила ему Вероника, смотря на движения пальцев итальянца, которые вставили ключ в систему зажигания и с нежностью прошлись по ее поверхности, словно рабы-любовники ласкали свою госпожу.

     – Придется, – улыбнулся ей Милано, заводя мотор своего Ford Mustang. Вскоре машина плавно поехала с платной автостоянки, и через несколько минут они доехали до отеля. Милано попросил Веронику подождать его в салоне, пока он разберется с делами. Захлопнув дверцу своего автомобиля,  Милано направился к парадному входу, прихватив с собой кредитную карточку, с помощью которой мог заплатить сумму за проживание.

     Думая привести себя в приличный вид, Вероника посмотрела в зеркало заднего вида и обнаружила, что на ее губах еще остались следы их секс забав. Не ожидала она увидеть себя такой «испорченной», но почему-то этот облик ей очень понравился, пускай и нужно было стереть бумажной салфеткой следы их секс «преступления».

     Доставая помаду из сумочки, Вероника аккуратно подвела ею губы, чтобы они не выглядели так, словно она занималась в машине кое-чем неприличным. Причесав волосы и слегка подрумянив свои щечки, Вероника предстала в образе Венеры, чьи перемены вскоре заметил Милано. Он нырнул в машину, смотря, как Вероника отвлеклась на улицу. «Он везде такой живчик?» – всполошилась девушка, увидев, как итальянец сел в салон автомобиля и так быстро вернулся к ней. – «Единственный скоростной индивидуум мужского пола?!

     – Вижу, ты навела макияж, – улыбнулся Милано, удобнее устраиваясь за рулем своего Форда. – Хотя ты знаешь… Тебе так шло, когда дары моего оргазма были на твоих губах…

     – Ты хотел, чтобы я так ехала до Рима?! У тебя точно уехала крыша! – Вероника помешала ему закончить его речь, обрывая его на полуслове.

     – Позже я хотел облизать твои губы, вишенка… Но теперь жалею,  что не сделал этого, – разочарованно ответил Милано, потому что знал, что всегда должен был доделывать свои начинания.

     – Развратник! – вспыхнула она, кладя помаду в свою сумочку и проверяя, все ли документы на месте.

     – Не совсем. Просто знаю, что надо мужчине и что желает сама женщина.

     – Ученый! – засмеялась она в ответ, слегка ударяя его по коленке, на что Милано мгновенно нахмурился.

     – Ники! Ты опять меня дразнишь? Да?! – прошипел сквозь зубы итальянец, когда машина тронулась с места. – Смотри! А то займемся сексом прямо сейчас!

     – Извините, синьор Венециани. Я правда не хотела, – улыбнулась ему Вероника, зная, что Милано был очень недоволен ее подковырками. Но девушке нравилось, когда итальянец сердился: его губы приобретали более насыщенный оттенок кораллового цвета и становились больше и ярче. Веронике было волнительно смотреть на это соблазняющее проявление мужской сексуальности.

 

***

 

     Через час молодые люди уже ехали по автостраде, в то время как Милано настраивал радио, по которому передавали приятную песню музыкального ансамбля Jamiroquai «Feels so good (Knee Deep Remix)». Выехав за город, итальянец нажал на определенную кнопку в автосалоне, и машина вмиг трансформировалась в отличный кадиллак. Верх автомобиля приоткрылся, и на молодых людей подул свежий воздух лета. Веронике стало так приятно от близости Милано, что захотелось прижаться к нему. Но зная, что это отвлечет мужчину от дороги, девушка не стала двигаться и решила получше узнать его вкусы.

     – Тебе нравится эта группа? – поинтересовалась Вероника, в тоже время изучая лицо итальянца, сосредоточенное на дороге.

     – Обожаю. Не думал, что на радиоволнах так быстро найду Jamiroquai.

     – Купил бы диск и слушал. По радио редко можно найти то, что хочешь.

     – Кто ищет, тот всегда найдет! – ответил Милано, ухмыляясь своему двусмысленному ответу, и взяв пальчики девушки, сладко поцеловал, одной рукой держа руль машины.

     От такой ласки Вероника ощутила спокойствие бытия. «Ну, разве не романтик? – кивнула она своим мыслям. – А еще отрицает, что нет!»

     – Ты другое подразумеваешь под этими словами? – немного дразня его, девушка желала узнать о думах итальянца.

     – Ты умная, значит, должна понимать, – улыбнулся ей мужчина, смотря впереди себя.

     – Если ты имеешь в виду наше знакомство, то да. Я рада, что встретила тебя. Ты тот, кого я искала всю жизнь. – Ника не удержалась от эмоций и прислонилась головой к его плечу.

     – Да? Маленькая врунья! – не больно ударив по обнажившемуся бедру Вероники, мужчина предъявлял девушке свое обвинение.

     – Я не вру! Черт бы тебя побрал! – Ника вернула ему удар.

     – Поверю. Процентов на тридцать, – задумчиво сказал Милано, следя за дорогой и убирая руку с ее бедра.

     – Если бы не вещи, я бы не поехала с тобой! – протестовала девушка, решая, что если он не хочет слышать правду, пусть тогда слушает ее язвительные слова. Ника сразу отодвинулась от итальянца.

     – То есть ты поехала со мной, только чтобы забрать свои тряпки?! – Взгляд мужчины горел пламенем чистилища. – Стерва!!!

     – Сейчас же останови машину!!! – проорала девушка, не слушая его ругательства и желая, чтобы они сделали привал в лесу у какого-нибудь деревца. Но итальянец только увеличил скорость, переключая коробку передач.

     – Не буду останавливать машину из-за твоих причуд!!!

     – Если бы мы не ехали по дороге, я поколотила бы тебя, бес!!!

     – Может, доставлю тебе это удовольствие, когда мы снова будем в постели… – усмехался Милано, замечая, как их разговор переходит в тему секса, и их ссора теперь сходит на нет, превращаясь в затишье перед бурей.

     – Иди ты на фиг! – Вероника отвернулась от него, надувая свои пухленькие губки и на этом заканчивая их спор. Молодые люди замолчали, каждый смотря в свою сторону и более не говоря друг с другом.

 

***

 

     Через некоторое время Милано решил остановиться, заканчивая первым игру в молчанку и начиная новый бой со своей прекрасной амазонкой:

     – Мне кажется, нам следует передохнуть. Мы проехали по жаре больше трех часов и нужно перекусить. С завтрака мы ничего не ели, поэтому будем есть обед, который я взял у метрдотеля.

     – Сам ешь! Я не буду!

     – Ну что за упрямая! Если ты сейчас не вылезешь – силком вытащу из машины!!!

     – Попробуй только! Я буду звать на помощь!!!

     – Тебя на дороге никто не услышит. Все едут по своим делам.

     В ответ Вероника замолчала, обижаясь на прошлое оскорбление в свой адрес, а Милано лишь усмехался, подмечая, какая же девушка все-таки дитя. Она до сих пор не выросла.

     – Дорогая, тебе и малышу надо поесть. Хотя ты сама еще малыш, – улыбаясь ей, итальянец неохотно соглашался с данным фактом.

     – Ты обо мне?! – Девушка прервала свое молчание. – Сейчас я покажу тебе малыша!

     Выйдя из машины итальянца, Вероника изо всей силы хлопнула дверью. Поправив свое серебристое платье, она подошла к Милано, пылая злостью, пока в голове мужчины вертелись разные мысли: или девушка даст ему пощечину, или будет бить кулачками, доказывая свое прозвище «амазонка».

     Но произошло то, чего итальянец совсем не ожидал: Вероника улыбнулась, схватив его за затылок и притянув его к своим ожидающим поцелуя губам. Девушка так вцепилась в Милано, будто хотела сделать его пленником на всю оставшуюся жизнь.

     Милано очень удивился ее действию, не догадываясь, какая Вероника бывает многообразная.

     – Я доказала, что не ребенок, и отомстила так, как мстишь мне ты. Ведь ты всегда берешь все, что хочешь! Я тоже захотела взять то, что я хочу!!!

     – Интересная у тебя месть, – хмыкнул мужчина, принимая ее игру и слабо толкая Веронику к своей машине. – Но у меня еще лучше. Я могу заняться с тобой сексом прямо на капоте моего «Форда»!

     – Ты нахальный homo sapiens! Как ты можешь предлагать мне такое?! Я не…

     – Женщина вольного поведения, – спокойно закончил за нее итальянец. – Да, ты не она, и никогда не будешь ею. Но ты постоянно меня дразнишь, а я этого не люблю! Люблю, когда все идет по моему плану, – Милано пришел в негодование, прислоняя Веронику все ближе к машине и уже наклоняя девушку так, чтобы она легла на капот.

     – Не всегда все должно идти четко по твоему плану! – в ответ зашипела Вероника, борясь с ним в неравной схватке.

     – Зря ты так ответила, bella, – усмехнулся Милано, слыша рев автомобиля, мчащегося издалека. – Ну что? Подчинишься мне или нет?

     – Отвали, я сказала! – Вероника хотела изменить ситуацию в свою пользу, но у итальянца были свои козыри.

     – К нам летит легковушка. Уверен, людям понравится такое зрелище. А тебе, cara?

     – Снова пошлю тебя куда подальше! Перестань! – девушка все еще противоборствовала ему, наблюдая, как мужчина своим взглядом снова «прожигает» в ней дыры.

     – Ты не поняла моего намека? Ну и ладно! – Итальянец прижал Веронику к капоту и задирая ее платье до самых бедер. Пролетевшая легковая машина громко посигналила молодым людям и умчалась вперед, отдавая крики пассажиров ветру. Удовлетворенный Милано медленно поднялся с девушки, опуская вниз ее платье.

     Что странно, прежде он никогда не останавливался. Если Милано начинал дело в завоевании женщины, то всегда завершал его.

     – Сдвинутый по фазе ты! Точно! – Вероника встала с капота, еле дыша от жгучей страсти мужчины, которая теперь растворялась в воздухе. – Что они прокричали?

     – Интересно? – улыбнулся Милано, разворачиваясь к девушке. – Ты заводишь меня в тупик своими вопросами. То тебе нравится, что я творю в сексе, то нет. Противоречие в твоей крови, cara.

     – Может, перестанешь болтать?! Ответь же!!!

     – Они сказали, чтобы мы не останавливались. Практичные ребята! – захохотал он, вспоминая горячие прижимания к Веронике и думая спустить свой пар.

     Достав из багажника пиво, мужчина сразу попробовал его на вкус: пиво было прохладным и слегка пенящимся.

     – Что они подумали обо мне? Наверное, точно нехорошее...

     – Не беспокойся, cara. Они подумали только хорошее. Мы с тобой хотели предаться экстриму, а в Италии часто такое бывает: люди поглощены адреналином и любят жизнь во всех ее проявлениях. Ты не должна этому удивляться, потому что вскоре привыкнешь.

     – Я никогда не привыкну! – строго ответила девушка, желая поскорее прилечь на траву и скинуть свои босоножки. – Кстати, у меня ноги болят!

     – Потому что ты долго сидела в одном положении. Нам давно следовало остановиться, но я не хотел нарываться на твое настроение.

     – Мой настрой оставляет желать лучшего, – буркнула Вероника, пытаясь взять банку с пивом из рук Милано, но мужчина не позволил ей. Он серьезно посмотрел на девушку, не давая ее руке дотянуться до жестяной банки.

     – Cara, а тебе разве можно алкоголь? Сейчас позвоню врачу и все у него уточню. Но для начала постели нам одеяло на траве, разложи приборы и достань ланч, который есть в корзине. Жди меня, я скоро подойду. Только сделаю звонок доктору.

     Найдя в багажнике машины все вещи, о которых говорил Милано, Вероника мгновенно устроилась на траве, поджав под себя ноги. В тоже время она с интересом наблюдала, как Милано серьезно разговаривал по телефону. Даже строгое лицо итальянца излучало сексуальную энергетику, и на мгновенье горло девушки превращалось в жаркую среду пустыни Сахара. «Куда от него сбежишь?! Он насильно вернет своими чарами!» – Вероника это знала.

     Поговорив с врачом и положив телефон в брюки, Милано направился к Веронике. Присоединяясь к пикнику на природе, мужчина взял с тарелки кусочек сыра моцарелла и положил его в рот, довольно промычав. Потом он элегантно лег рядом с девушкой на шерстяное одеяло, наблюдая, как она с наслаждением пережевывает залитые в соусе баклажаны и кабачки цукини, закусывая нарезкой сыров, таких, как пармезан и рикотта. Итальянцу нравился аппетит своей девушки.

     – Ну что? – спросила мужчину Вероника, пытаясь говорить с ним с набитым ртом. Милано в момент рассмеялся на ее любопытство.

     – Сначала прожуй, потом говори.

     – Я просто есть хочу! – ворчала девушка, облизывая свои пальцы, на которых еще оставались крошки пармезана. Она снова потянулась к пиву, но Милано отрицательно покачал головой.

     – Опять твоя деспотия?!

     – Я спросил про алкоголь у врача, и знаешь, что он сказал? На ранних сроках беременности употребление спиртных напитков весьма опасно, поскольку в этот момент только формируются жизненно важные органы малыша. Так что, cara, забудь об алкоголе на все девять месяцев! – смеялся мужчина, убирая ее руку от мини-холодильника.

     – Черт! – ругнулась Вероника. – Мужчинам везет! Вы и девственности лишаетесь не так как мы, и детей не рожаете. Да еще все проблемы с ними взваливаете на нас!

     – Какие у тебя изумительные познания о жизни человека, bella. Да, ты заметила справедливо. Но в этом наша слабость, что мы не можем испытать то, что испытываете вы. Женщины больше приспособлены к жизни, чем мы мужчины. Вам и флаг в руки! – с искренним сердцем заявил ей Милано.

     – Зато в сексе вы асы. Вам надо открыть собственную школу! – фыркнула девушка, стараясь не злиться.

     – Ты такая забавная! У тебя острый ум, cara, – итальянец сдерживал смешки, ложась головой на ее колени и кладя ногу за ногу.

     – Спасибо, – улыбнулась Вероника, гладя мягкую шевелюру своего мужчины. – А у тебя очень острый язык!

     Милано, не сдержавшись, расхохотался вовсю. 

     – Что у нас еще есть в корзине? Дай мне, пожалуйста, дорогая. Я очень проголодался, – с особым нетерпением попросил он девушку, и Вероника подала ему карпаччо и итальянский хлеб – чиабатту. Запах хлеба моментально проник в нос мужчины, и он довольно улыбнулся. Метрдотель не соврал, что хлеб был свежий.

     – Что это такое? Я не знаю всей вашей кухни, – задала вопрос Вероника, подавая любимому бесу остальную еду.

     – Ты о карпаччо? – спросил итальянец, сворачивая длинный кусок мяса и отправляя его в рот.

     – Да.

     – Объясняю. Карпаччо – это тонкие кусочки сырой говядины, приправленные оливковым маслом с уксусом и/или лимонным соком. Хочешь попробовать?

     – Меня что-то тошнит при виде сырого мяса. Как-нибудь в другой раз, дорогой…

     – Тогда можешь попробовать ризотто и фриттату.

     – О ризотто я слышала и раньше, но все равно поясни, в какое время вы его едите, – девушка не теряла своего любопытства, со вниманием смотря на мужчину.

     – Фриттата – это омлет-запеканка с начинкой из овощей, а ризотто – блюдо из риса на бульоне/воде. Ризотто мы едим на обед, как первое. Ну, например, как вы едите борщ, щи или ту же самую солянку.

     – Ты знаешь русскую кухню? – Ника была поражена тому факту, что еще не очень хорошо знает о предпочтениях Милано: не только в сексуальном, но и жизненном плане.

     – А как же! У нас в семье часто готовили блюда вашей кухни, когда я еще был мальчишкой. Как дед умер, перестали. И я не знаю, почему. С его уходом потерялась связь с нашими родственниками, в ком текла русская кровь.

     – У вас все равно очень дружная семья. Я думаю, ты счастлив.

     – Почти дружная. Если не считать, что в ней стало много гонора.

     – Ты слишком строг к ним, – отметила Вероника, утопая пальцами в волосах итальянца цвета воронова крыла. Какие же приятные они были на ощупь. «Ах, Милано...»

     – Я бы хотел, чтобы все было, как раньше, но деда нет, и в семейных отношениях полный разлад… – Милано тяжело вздохнул, и Вероника поняла, что не стоит больше говорить об этом. Мужчина чувствовал в душе боль.

     – Ты будешь ризотто и фриттату? Я уже попробовала. Мне понравилось. – Девушка мгновенно изменила тему беседы, останавливая поток мыслей Милано о его счастливом детстве.

     – Конечно, буду, Ники! Я еще вдоволь не наелся! – засмеялся мужчина, взяв у Вероники фарфоровую посуду и удивляясь ее чистоте. – Ты когда успела помыть тарелки? И чем?

     – Протерла их влажными салфетками, лежавшими в моей сумочке.

     – Ты находчивая девушка, cara!

     – Стараюсь. Ешь давай! – наказывала ему Вероника. – А то ризотто, скорее всего, прокис.

     – Хорошо, командир! – подначивал девушку Милано и отдавал ей честь, словно лейтенант перед генералом.

     – Вот и следуй приказаниям, – пробурчала Вероника, смотря, как он любит посмеиваться над ней.

     – Но суп не мог пропасть, потому что корзину с обедом я тоже поставил в холодильник размером побольше... – сообщал ей мужчина. – Мой «Форд» умещает в себе два мини-рефрижератора, я специально заказывал такую модель.

     – Тебе делали машину на заказ?

     У девушки чуть чиабатта не выпала из рук.

     – А ты думаешь это невозможно? – усмехнулся итальянец ее неведению.

     – Думала, да. Или ты настолько богат, что тебя это не тревожит?

     – Не тревожит. Так как то, что я хочу, всегда получаю, – двусмысленно ответил Милано, поставив тарелку с доеденным ризотто и нежно погладив ягодицу девушки, завел руку за ее спину.

     – Я не марионетка, Милано! – рассерженно проговорила девушка. – Ты должен думать и о моих желаниях! А у тебя на уме лишь секс!

     – Я не о сексе говорил, il mio cervo di montagna! – Милано опять захохотал, хлопая Веронику по ее упругой попке, отчего девушка уперлась руками в его спину, желая скинуть с колен этого ненормального.

     – Опять грузишь меня итальянскими словечками! – резко вздернула головой Вероника. – Я же не понимаю!

     – Только хотел сказать перевод! Ты вечно меня перебиваешь! Нетерпеливая девица просто! – поднимаясь с ее колен, фыркнул Милано.

     – Надоел ты со своими нравоучениями! – сердилась Вероника, кидая в мужчину пустую пластмассовую тарелку.

     – Ты такая стервочка! Неужели мой сын или моя дочь так влияют на тебя?

     – Наша дочь или наш сын! Она либо он растет в моем чреве. И вообще, я самый главный родитель малыша, черт возьми!

     – Тебе мало холодного душа. Тебе нужен водопад Анхель!!! – смеялся итальянец, собирая крошки возле губ девушки и отправляя их себе в рот. Увидев, что делает Милано, Вероника вмиг остыла. Мужчина не брезговал ею и был такой располагающий к себе.

     – Что за водопад? Почему ты вспомнил именно его? – интересовалась Вероника.

     – Потому что он самый большой в мире. Анхель точно бы тебя остудил!

     – Так что ты хотел мне сказать?

     – Что ты – моя горная лань. Дикая и необузданная! – продолжал хохотать Милано, не смея сдерживаться.

     – А ты упрямый баран! –  как дуэлянт, сражалась с ним Вероника. – Вечно все делаешь по своему разумению!

     – Отличная парочка. Пора под венец, – заулыбался мужчина, вставая с одеяла и подхватывая девушку на руки.

     Веронику насторожило такое настроение Милано. Уж не перепил ли он пива? Тем более на жаре человек пьянеет быстрее. Девушка испугалась, что сейчас итальянец уронит ее, но он крепко держал свою амазонку, понимая ответственность перед ней.

      – Ты себя хорошо чувствуешь? Не пьян случаем?! – обеспокоенно проговорила Вероника, боясь за себя и ребенка.

     – Пьян. От тебя… Cara. – Приблизив к себе девушку в надежде поцеловать, Милано почувствовал, как что-то надломилось в нем. Неужели рухнула та стена, которую он строил все пятнадцать лет? Или стена только дала трещину?

     Прекрасная песня группы Camera Obscure «The sweetest thing», зазвучавшая со стороны поля из желтых лютиков, зародила в душе Милано какие-то романтические нотки, и ему захотелось потанцевать со своей феей. Раньше его никогда не пробивало на романтику, пусть Вероника и говорила, что стоит попробовать.

     Мысленно отбросив самоанализ, Милано стало интересно, кому же пришло в голову устроить дискотеку на свежем воздухе? Но была ведь суббота, выходной день, и можно было творить безумства! Безумство. Милано забыл о значении этого слова в обществе Вероники. Ведь привычные безумства, какие он совершал, не были похожи на те мелкие проказы, которые случались с его амазонкой.

     – О чем задумался? – спросила Вероника итальянца, погладив его щетинистую щеку и мечтая о том, чтобы у нее появилась волшебная палочка, которая исполнила бы ее желание – прочитать мысли Милано.

     – А ты о чем думаешь? – вопрос как мячик вернулся к ней.

     – О тебе. Почему ты в таком настроении? Ты же всегда чем-то недоволен.

     – Не знаю. Наверное, ты меня меняешь. Потанцуем?

     Девушка вняла предложению мужчины и вскоре растворилась в чудесной музыке, доносившейся с далекого поля, еле видневшегося сквозь густые деревья. Милано опустил Веронику на землю очень осторожно, будто девушка была сделана из горного хрусталя, легко разбивающегося. Взяв ее руку в свою, а другой обняв ее за талию, итальянец стал двигаться вместе с девушкой, когда песня ансамбля Glass Pear «Where Is My Home» уводила их в свой идеальный мир.

     – Где мой дом? – Милано спросил Веронику словами песни. – Порой я не знаю…

     – Там, где мое сердце, – прошептала девушка, следя, как итальянец нежно разгибает ее пальцы в своих ладонях. «Как же он неотразим!» – подумала она. – «Картинка, а не мужчина!»

     – А где мое сердце? – едва слышно сказал мужчина, когда его голос улетел куда-то в пространство.

     – Там, где мое. Я его храню, – негромко произнесла Вероника, смотря на Милано так, будто от этого зависела их жизнь, когда остановив взгляд на девушке, молодой человек понял, что не следовало этого делать. Итальянец почувствовал, как что-то горячее льется в его сердце и заставляет трепетать. Он влюбился по-настоящему?! Не может быть! Милано знал, что ему неведома любовь с тех пор, как он потерял ее. Тогда почему в следующую минуту мужчина приблизил свои губы к губам Вероники, чтобы поцеловать их? Он испытывал к ней симпатию? Или что-то еще?

     Музыка не дала ему поспорить со своим собственным «Я», когда группа Coldplay с песней «In my place» продолжила романтику предыдущего ансамбля, сохраняя умиротворение субботнего дня. Ветер подул на волосы Вероники, словно желая, чтобы они разметались во все стороны и Милано окунулся бы в их копну.

     – Ты такая красивая, Ники! – итальянец высоко оценил внешность своей девушки, зная, что никогда не сможет наглядеться на нее. 

     – Ты тоже не хуже, – улыбнулась Вероника, гладя по контуру лица своего итальянца.

     – Комплимент ниже пояса, – выдал речь Милано, немного сконфузившись на ее знакомые подковырки.

     – Я знала, что тебе понравится! – захихикала Вероника, продолжая свое вербальное сражение и зная, что уже заранее любит все ссоры с ее непримиримым Бесом.

     – Безобразница! – хмыкнул мужчина, проведя рукой по ее спине. – Подстрекаешь меня к битве за твое тело?

     – По-моему, ты еще ни разу не получал его без боя, – отмечала девушка, кладя руки на его шею и не переставая смотреть в его глаза.

     – Твоя правда.

     – А сколько сейчас времени? – прислоняясь к его груди, спрашивала Вероника.

     – Уже три по полудню, – взглянув на циферблат своих золотых часов, уведомил ее итальянец. – Надо ехать.

     – Мы установили с тобой рекорд. Но не по сексу, – смешком ответила девушка, замечая хорошие стороны в их поездке.

     – А по чему? – промямлил Милано, утонув губами в ее волосах и думая, как бы перестать целовать Веронику. Сейчас это было невозможно.

     – По примирению. Мы с тобой не ссоримся почти целый час. Тебя это не удивляет?

     – Хмм, нет! – засмеялся итальянец. – Видимо, потому, что ты стала меня слушаться.

     – Самоуверенный! – с небольшим прищуром и улыбкой, обвиняла его Вероника.

     – Есть в кого. В деда, – сказал Милано, замечая, как Веронике нравилось слушать о его семье. Ведь родной семьи у нее так и не было. Была только тетя Генриетта. – Родители деда были итальянцами, хотя его бабушка и прабабушка были русскими, – продолжал свой рассказ мужчина. – Не знаю, можно ли сказать, что он чистокровный итальянец?

     – Скорее всего, да. Расскажи еще о своих родственниках…

     – Хватит болтать о моей семье! Собери все и поставь в корзину! Нам надо ехать! – строго приказал девушке Милано, будто уже сидел в своем офисе и раздавал поручения.

     – Хорошо, диктатор! – прыснула Вероника, расцепив свои объятия и направляясь к одеялу, на котором сидели она и итальянец. – Я только не попила воды. А так хочется, Милано!

     – Заедем в ближайшую забегаловку. Найдем тебе минеральной.

     – Когда-нибудь я полностью искореню в тебе диктаторские замашки! – сжав губы, произнесла Вероника с негодованием.

     – Если в тот же день затрахаешь меня до смерти, – захохотал Милано, взяв два мини-холодильника и поочередно ставя их в багажник машины.

     – Следите за своим языком, синьор! – упрекнула его Вероника, убирая в корзину всю посуду, вычищенную до крошки. Девушка решила заняться воспитанием итальянца именно сегодня, для начала отшлепав его полотенцем по пятой точке за такой язык без костей. Когда прозвучал шлепок, Милано соблазнительно вскрикнул, и Вероника невольно уставилась на его ягодицы: «Попа у него что надо! Но следует держать себя в руках. А то Милано еще тот хитрец, все пронюхает!»

     – Смотришь на мой зад? Нравится? – томным голосом поинтересовался у Вероники мужчина, заметив ее взгляд еще до того, как она повернула голову к лесу, начиная собирать полотенца и одеяло.

     – Я же сказала! Следите за речью, Милано Венециани! – не проигрывала ему Вероника.

     – А то что?

     – Получишь по языку либо в следующий раз снабжу твою еду таким перцем, что ты ее и в рот не возьмешь! Сразу отучишься говорить девушке всякую похабщину!

     – Попробуй! – итальянец не мог сдерживать свой переливчатый смех и снова расхохотался. – Но ты, как всегда, не ответила на мой вопрос.

     – Что тебе ответить? – пробормотала Вероника. – Ты уже сам все знаешь наперед!

     – Хочу услышать от тебя… – Милано сузил глаза.

     – У тебя отличный зад. Что ты еще хочешь услышать?

     – Вполне достаточно, – хмыкнул Милано и, взявшись за край полотенца, одним рывком притянул девушку к себе, пока она держалась за другой конец. Мужчина жадно смотрел на свою воительницу, пробегая пальцами по спинке ее сверкающего платья до выступающей застежки бюстгальтера.

     – Милано! Ты как ребенок, который постоянно хочет молока! – Девушка снова противостояла новым налетам итальянца на свое тело.

     – Если ты намекаешь на секс, так оно и есть! – Мужчина не отпускал свою амазонку, стараясь хитростью навязать ей свое желание.

     – Переключись на другое! Позвони брату! Скажи, что ты едешь.

     – Не хочу, чтобы он волновался, – буркнул он. – Я знаю его.

     – Может, он уже волнуется?

     – В любом случае будет. Если скажу, где мы – подумает, что долго едем, если промолчу – тоже заволнуется. В этом он параноик!

     – Тебе виднее.

     – Ну, что, моя горная лань, поедем?

     – Нравится меня так называть? Да? – не желая ссориться, фыркнула Вероника.

     – Да! – улыбнулся мужчина, закручивая на указательном пальце ее длинный локон.

     – Только при брате, прошу, будь сдержаннее. Не называй меня ланью! И вообще! Неужели ты также себя ведешь и в высшем обществе?!

     Шаг за шагом девушка начинала понимать его личность.

     – Я не вижу разницы между «сливками» общества (многие туда вообще не должны относиться, как закоренелые сволочи) и простым народом. Для меня все равны.

     – Да дело не в этом, Милано! Я говорю о культуре речи! Ты хоть понимаешь ее?!

     – Я общаюсь так, как хочу! Ты еще вздумаешь учить меня?! Мне предков хватает! – Итальянец пытался сдерживаться, но для его темперамента это было не так легко.

     – Пойми же ты, остолоп! Если выставишь родного брата перед родственниками его невесты в дурном свете, ему это не понравится, и он обидится на тебя всю жизнь!

     – Ты так думаешь? – Милано опять стал разгораться в бешенстве. – Я плохой брат?!

     – Да нет же! – Вероника закатила глаза к небу, понимая, как же упрям бывает порой Милано. – Я говорю, что ты должен вести себя более культурно. А что это за ужин?

     – Можно сказать ужин перед свадьбой. Мой брат решился жениться. Вот дурак! – Милано старался не рассмеяться. Он все еще не понимал Лученцо.

     – Почему? Если он любит свою девушку… – мечтательно произнесла Вероника.

     – Она разобьет ему сердце! – Милано больше не хотел выслушивать ее убеждения, решая поскорее закончить их беседу.

     – Это ты так думаешь, потому что не можешь поверить людям. Если любишь своего брата – должен уважать его выбор! – давила на него Вероника, хотя боялась, что Милано снова выпустит своего беса.

     – Я еще выясню, как она к нему относится! – итальянец пылал недоверием к невесте своего брата, выбрасывая из себя гнев, словно геенна огненная выбрасывала из себя языки пламени. – Не хочу, чтобы мой родной брат страдал!

     – Ты просто эгоистичная личность! Почему в тебе нет хоть немного понимания?!

     – Поехали! Не желаю дальше вести этот идиотский разговор! – проскрежетал он зубами, плотно закрывая багажник своего «Форда».

     – Снова засовываешь проблемы в дальний ящик, вместо того чтобы их сразу решить! – уже больше кричала, чем говорила ему Вероника, надеясь, что Милано наконец услышит ее.

     – Вероника! Не надо на меня орать! Все-таки я мужчина и я здесь главный!!!

     Девушка поняла, что взрывается и она никак не могла себя остановить.

     – Это не дает тебе права помыкать мной! Сейчас женщины живут в век свободы, а не в век Средневековья! У нас есть право голоса! Ты слышишь?! – продолжала она, дергая за рукав пиджака Милано, когда он отвернулся от нее. Видимо, он пытался сдержать в себе ярость.

     – Вероника, знаешь что?! – прервал ее Милано, внезапно повернувшись к ней и видя, что девушка еле сдерживается, чтобы не ударить его. – Ты подтвердила свой статус мегеры!!!

     – Что ты сказал?!

     Занеся руку, Вероника хотела ударить его по щеке, но поняла, что промахнулась, когда Милано отклонился в сторону. Девушка потеряла равновесие, начиная падать вперед, но, слава богу, она упала не одна. Вместе с ней упал Милано, который лежал под ней, как ее бронежилет, и она ощущала его твердый пресс, упирающийся в ее мягкий животик.

     – Ты абсолютно такая же повернутая крышей, как и я! – взревел итальянец, все еще обнимая ее своими неугомонными руками. – Ты хоть думаешь когда-нибудь о ребенке или нет?!

     – Это ты ни о чем не думаешь! Ты сам меня заводишь!!!

     Вероника снова пыталась подняться, но Милано крепко держал ее, словно прилепился к ней намертво самым суперстойким клеем.

     – Остановись! – гаркнул на нее Милано, все еще смотря в ее радужки цвета шоколадного пралине. – Ты же знаешь, что волноваться нельзя – это убивает твои нервные клетки!

     – Ты остыла? Не надо так полыхать... – Вследствие какого-то порыва, Милано погладил Веронику по спине, и девушка сжалась в приятном ознобе, охватившем ее.

     – Ты ответишь на мой вопрос или нет?! – Вероника все еще не утихомиривалась.

     – Ну почему ты так злишься, cara?! Отвечу так – пока не буду тебя удивлять... Я хочу, чтобы ты успокоилась...

     – Я спокойна… – девушка тяжело выдохнула, показывая Милано свое полное подчинение. – Отпусти меня!

     – Только пообещай, что не будешь так нервничать на ужине.

     – Постараюсь, если ты не будешь выводить меня из себя!

     – Договорились. – Милано протянул Веронике руку, и она взаимно пожала ее, думая, что итальянец подметил верно. С беременностью она становилась похожей на мегеру. А может, к этому еще добавлялся ее несносный характер?

     Вероника все еще была поражена тому, что итальянец никак не отреагировал на близость ее тела, в отличие от того как он всегда реагировал на него. Он сразу же тянул девушку в постель. А может, мужчина действительно менялся, и его вожделение начинало постепенно затухать? Или когда Вероника падала, он так испугался за нее, что ни о чем больше не мог думать?

     – Садись в машину, Ника! И не спорь! – Милано отпечатал свою речь невидимой огненной линией в небе, словно каждая буква его слов отчетливо пронеслась по белым кучевым облакам.

     – А я и не хочу, – спокойно сказала Вероника, обходя автомобиль итальянца с другой стороны и больше не желая противостоять Милано.

     – Слава Богам Олимпа, хоть сейчас ты покорна! – возликовал итальянец в ответ на ее спокойствие и, открывая дверь со своей стороны, также сел в машину.

     Вскоре они двинулись по автостраде, переходя на скоростной ряд и мчась навстречу ветру свободы. По дороге молодые люди заехали в небольшое кафе, чтобы немного отдохнуть. В такую невыносимую погоду тело обезвоживалось, а беременной Веронике в особенности нужно было пить больше жидкости. Поэтому на всякий случай Милано купил целую упаковку минеральной воды, поставив ее в холодильник.

     «Я должен успеть на ужин брата! Должен!» – решил для себя Милано, когда они уже отъезжали от придорожного кафе.

Вступить в МовелласУзнать о чем вся эта суета. Присоединись сейчас и начни делиться своей креативностью и страстью.
Loading ...