Роковая итальянская cтрасть (Fateful Italian Passion) (Русская версия)

  • от
  • Рейтинг:
  • Опубликовано: 6 апр 2015
  • Обновленные: 7 янв 2016
  • Статус: В Процессе
Эротический, психологический, любовный роман. *****В раннем детстве Веронику Ледянову удочерила ее тетя Генриетта. Вероника не знает своих настоящих родителей и живет только ради своей любимой тети. Заканчивая четвертый курс университета по профилю дизайн одежды, девушка мечтает отдохнуть и хотя бы на неделю уехать от своего каждодневного окружения - сокурсников, которые постоянно издеваются над ней, вследствие ее происхождения. Генриетта решает подарить Веронике тур по Италии, который сможет сможет отвлечь ее от проблем. Вскоре Вероника едет в Италию и встречает в Риме молодого мужчину по имени Милано Венециани, который кажется ей очень хорошим человеком. Но Вероника не знает ни его прошлого, ни настоящего, как и не знает, что принесет ей будущее. Вступая в эти отношения, Вероника чувствует, что влюбляется в Милано. Но убьет ли ее это? Или заставит девушку почувствовать себя как никогда живой? А может Вероника просто упадет на дно этой губительной страсти и никто не поможет ей?

41Likes
39Комментарии
4283Просмотры
AA

16. ГЛАВА 16

 


 

***

«Конфликты и их решение».

 

     Тихое утро в Пизе. Солнце уже начинало вставать из-за горизонта, медленно поднимаясь над городом. Крыши домов становились багряными в его лучах, а солнечные блики, отражаясь, играли на стеклах больших и малых окон отелей и жилых домов. Город пока не просыпался. А зачем? Шесть часов утра – не повод рано вставать в субботу. Все-таки выходной день.

     Вероника с Милано все еще спали: легкая идиллия совершеннейшей жизни окружала молодых людей, и ничто не прерывало их глубокий, спокойный сон. Лучи солнца проникали через приоткрытые железные жалюзи в их номер, но не отвлекали молодых людей от событий, которыми происходили с ними в далекой стране Морфея.

     Неожиданно Вероника проснулась от истошного крика, пронзившего всю комнату. Это кричала она или… Милано?!

     Девушка быстро вскочила с постели, ощущая весомую, вспотевшую руку на своем плече. Это была рука итальянца: мужчина мотал головой из стороны в сторону, пытаясь проснуться, но кошмар так захватил его, что не выпускал из своих коварных лап. Вероника взяла в ладони лицо любимого, пытаясь его разбудить:

     – Милано, проснись! Милано!!!

     – Нет! Нет! Нет! – кричал он, стараясь очнуться от кошмара.

     – Милый, проснись! Это всего лишь дурной сон.

     Глаза итальянца внезапно открылись, безумно рассматривая всю площадь комнаты и застывая на потолке. Мужчина тяжело дышал, восстанавливая дыхание.

     – Милано, это я. Вероника. Ты слышишь меня?

     Понимая, что он находится в реальности, а не в том страшном сновидении, которое мучило его все эти минуты, Милано быстро метнул взгляд на Веронику. Он был рад видеть свою богиню.

     – Ника, – прошептал он, взяв ее за плечи и медленно наклоняя к себе, чтобы снова почувствовать вкус ее поцелуя. А Вероника и не сопротивлялась его желаниям, позволяя Милано мягко прильнуть к ее губам.

     И тут итальянец вдруг завыл, как смертельно раненный зверь. Почему? Было тому объяснение или нет? Неужели его жизнь была хуже, чем ей казалось?!

     – Я здесь, я с тобой, – прошептала ему в ответ Вероника, теснее прижимая его к своей груди и укачивая, словно шестимесячного ребенка.

    – Со мной… – будто не веря в то, что слышит и чувствует, говорил сам себе Милано. – Будешь всегда со мной? – завершил он, смотря с надеждой в ее глаза. От этого вопроса в душе Вероники все замерло. Почему итальянец спрашивал об этом?

     – Конечно, всегда! – ответила Вероника, чтобы успокоить Милано, даже если бы ее слова были неправдой.

     – Ты врешь! – прошипел он, отстраняясь от ее тела, когда его глаза наполнились непроглядной тьмой.

     – Не вру. Клянусь! – поднимая руку вверх, давала свое обещание Вероника.

     – Не клянись! Слова ничего не значат в нашей жизни! – злобно ответил итальянец, понимая, что клятвы – это пережитки прошлого.

     – А что тогда значит? Моя жизнь? – тихо вопрошала девушка, подхватив указательным пальцем густой локон его волос и стараясь отвлечься на это машинальное действие.

     – Не смей так говорить! – взревел Милано, не рассчитывая, что так внезапно взорвется.

     – Прости, милый. Я не хотела сказать, что умру, – договорила Вероника, понимая, что последнее слово вообще не должна была произносить, когда ощутила цепкие пальцы Милано, схватившие ее за предплечья. Девушке стало жутко больно, и она чуть не вскрикнула.

     – Еще одно слово, и я ударю тебя! Я тебе обещаю! – Итальянец жестко чеканил слова, чтобы Вероника поняла, что он не шутит.

     – За что?! – спросила девушка с невообразимым страхом.

     – За то, что произнесла. Еще раз услышу такое, тебе точно не поздоровится!

     – Извини, Милано, но я не пойму, о каких словах идет речь, – тонким голоском пролепетала Вероника, пока Милано безмолвствовал, смотря на нее враждебно-холодным взглядом. Только она решила стереть дорожки пролившихся слез на ее лице, как жесткая рука мужчины не дала ей это сделать.

     – Перестань хныкать! Ненавижу женские слезы! – вскричал Милано, пока упирался коленями в плотный матрас кровати.

     Девушка не понимала, что с ним творилось. Вчера вечером он был настоящим принцем из сказки, а сегодня – злым колдуном Сауроном из книги Д.Р. Толкина «Властелин Колец»!

     – Почему ты так изменился? – пугливо спрашивала Вероника, думая, что ее языком управляет кто-то другой, пытаясь узнать темные стороны Милано Венециани. А может, девушка становилась смелой из-за страха за будущее своего ребенка. Она не знала.

     – Потому что! – фыркнул Милано. – Мне не надо было спать с тобой! Тогда ничего бы не случилось и ребенка бы у нас не было!!!

     – Подлец! – вскричала она, вставая с постели. – Тогда зачем ты наговорил мне столько лжи? Зачем нашептывал сладкие речи, если не хочешь быть со мной? Зачем сказал, что важны дети? Зачем?! Чтобы я не ощущала себя потаскухой?!!

     – А разве ты не она?

     Вероника не смогла больше терпеть такие едкие слова в ее адрес и, хватая первый попавшийся ей под руку предмет, с силой запустила им в Милано. Мужчина стремглав нагнулся, и ваза со свистом пролетела над его головой, ударяясь о стену и разбиваясь с грохотом. Осколки разлетелись во все стороны, отчего поверхность паркетного пола превратилась в зеленую россыпь, похожую на лужайку в лесу.

     – Это все, на что ты способна? – дьявольским смехом захохотал Милано, отчего по коже девушки пробежали мурашки. «Надо бежать отсюда! Он похож на чокнутого!» – возникла мысль в голове Вероники. Успевая сообразить, что можно сделать, Вероника в три прыжка достигла ванны и с силой захлопнула за собой дверь. Девушку всю трясло от общества синьора Венециани, и она знала, что ей пора уходить. Нечего жить с таким человеком, который не уважает ее чувства и не верит в ее любовь! Ей не нужен робот без сердца! Лучше Вероника будет жить одна, вдали от Милано, и не мучить себя и ребенка каждодневными сценами его безумия

     Собрав свою сумку, Вероника вылетела из ванной комнаты, смотря по сторонам. Но Милано уже не было в номере, видимо, он даже не хотел ее остановить. Да и зачем? Если у него вместо сердца – камень, а может, и лед. Ведь у мужчины не было и капли сопереживания ей!

     Вскоре Вероника быстро вышла из номера, вдруг останавливаясь в темном коридоре. Прислоняясь к стене и глубоко затягивая сигаретный дым, итальянец стоял одетым в темные джинсы и черную льняную рубашку, не застегнутую на три верхних пуговицы. Даже таким он нравился девушке, потому что выглядел чересчур соблазнительным.

     Кто из женщин мог устоять?! Демон! Черт бы его побрал!

     Милано вдруг стремительно повернулся к ней, и Вероника оказалась в капкане его рук, пытаясь хоть немного продохнуть от курительного облака. Сейчас он был вылитый мальчиш-плохиш, сын крупного мафиози, наподобие персонажа Майкла Корлеоне из нашумевшего фильма «Крестный отец».

     – Ну что, нравятся мои пороки, Вероника? – с особым интересом расспрашивал ее Милано, выкидывая сигарету в урну, стоявшую в двух метрах от них. «Супер! С такого расстояния точность у него волшебная!» – подумала девушка, отвлекаясь на бросок сигареты.

     – Нет, – поворачивая голову в правую сторону, чтобы перегар не шел на нее, твердо проговорила Вероника.

     – Нет?! – смеялся Милано, все ближе придвигаясь к девушке. – А мне кажется, что ты без ума от них! Ты не можешь мне врать! Вся твоя искренность выплескивается наружу, как чистый водопад. Я узнал сигналы твоего тела, когда ты смотрела на меня.

     – Да что ты вообще за человек?! – порицала его Вероника. – То прогоняешь меня, то ласкаешь! Ты вообще дружишь со своей головой или уже давно нет?

     – Вообще-то, нет! – довольно хмыкнул Милано, приблизившись к Веронике так, чтобы она почувствовала своей грудью его напряженные бицепсы и жар его тела. – Ты разве не поняла, что я за личность? Я давно говорил тебе, что во мне нет ничего святого, а ты не верила. Хотя я чувствую людей, у которых есть достоинство. У меня тоже есть нечто положительное, и это только секс. Но чаще это бывает траханьем.

     – С твоих слов, как понимаю, я не отношусь к разряду хороших людей, так? Тогда почему ты тянешься ко мне, если я такая дешевка?! – оскорблено заявила Вероника.

     – Вот поэтому и тянусь! – Итальянец показал кислотную улыбку, когда схватил Веронику за ягодицу, но тут девушка сразу приняла решение: «Если он меня так оскорбляет, ну, ладно! Получи свое!»

     Не взяв в толк, откуда у нее появились силы, Вероника со всей мощью ноги ударила итальянца в пах, и он с диким стоном упал на ковер, расстеленный в холле. Спасаясь бегством, девушка устремилась к широкой лестнице, покидая отель и забывая свою дамскую сумочку, оставшуюся в номере итальянца.

     И что делать? У нее нет ни денег, ни документов. Опять «забыла» свою голову!

     Может, ей кто-нибудь поможет? Если бы!

 

***

 

     В семь часов утра на улице было пустынно. Подул легкий июньский ветерок, и Вероника передернулась от холода. «Надо было хоть кофточку прихватить с собой. Но все вещи я оставила в отеле Пизы. А может, Милано уже перевез их в Рим? Делает только так, как удобно ему!» – с раздражением проговорила девушка.

     Все, что она сейчас испытывала к Милано Венециани, была лишь ненависть. Он так легко убивал нежные чувства, которые питала к нему девушка, словно самый настоящий демон!

     Медленно идя по улице и смотря, что кругом никого нет, Вероника вскоре дошла до скамейки, стараясь отвлечься от дум об итальянце. «Почему этот плохой и такой порочный красивый мужчина преследует меня даже в мыслях?!» – горевала она. – «Это падение в никуда! Я приросла к нему не только душой, но и разумом. Я тоже стала немного сумасшедшей!»

     Заметив, что кто-то пристально наблюдает за ней, Вероника осторожно посмотрела на здание напротив. Мужчина довольно плотного телосложения внимательно следил за ее действиями, стоя через дорогу. «Кто это? Что ему нужно от меня?!» – страшилась в догадках Вероника. Но осознавая причину его слежки, ее чуть ли не вырвало. – «Неужели, это насильник или маньяк?! В такое раннее время? Ему не боязно? Хотя чего ему бояться? На улице никого нет, только ездят поливочные машины, освежая прогревшийся за день асфальт».

     Желая проверить свои опасения, Вероника пошла вдоль улицы, улавливая краем глаза, что и мужчина также пошел вперед. Девушке стало не по себе от этого, и, увидев другую улицу, она скорым шагом побежала туда, сворачивая в узкий переулок.

     Сердце Вероники колотилось, как бешеное. Она никогда не испытывала такой сильный страх за свою жизнь, особенно сейчас, когда слышала гулкое цоканье каблуков мужских туфель и зная, что незнакомец следует за ней. «Нужно спрятаться. А у меня даже зонта нет, чтобы защититься!» – бичевала себя девушка, но старалась успокоиться, забежав во двор какого-то старого дома и остановившись на середине пути.

     Но как можно было быть хладнокровной, если маньяк догонял ее?! А может, позвать на помощь? Но кого? Дом был пустой и заброшенный, видимо, бывшие постояльцы давно переехали в другой квартал, чтобы обживаться в новых квартирах. «О, ангел-хранитель! Помоги», – молилась Вероника, надеясь, что ангел все-таки услышит ее.

     Попятившись назад, девушка стала все дальше и дальше отдаляться от центра опустевшего двора. Она пробиралась между широкими стенами построек и уходила в темный «коридор», где можно было укрыться от преследователя. Она даже не заметила, как очутилась на другой улице. Вдруг кто-то закрыл ей рот рукой, отчего Вероника инстинктивно хотела вскрикнуть, но потом осеклась, узнавая губами слегка огрубевшую кожу смуглой мужской ладони.

     – Стой, где стоишь, Ника. Сейчас я разберусь с ним, – прошептал Милано, отчего Веронике хотелось разрыдаться. Как никогда, она была рада его видеть!

     – Как ты узнал, что я здесь? – как можно тише спросила его Вероника, пока итальянец осторожно смотрел в тот темный «коридор», из которого выплыла его богиня.

     – Проследил, потому что не мог отпустить тебя одну. Как-никак я отвечаю за тебя и за нашего ребенка! – признался итальянец, крепко прижимая ее к себе.

     – Надо же. В тебе проснулась ответственность! – вскинулась Вероника, пытаясь не чувствовать его теплую руку на своей талии.

     – Перестань ерничать! Тебе пора домой, а я поговорю с ним по-мужски!

     – Никуда я не пойду! – девушка встала на дороге, как упрямый баран, которого сложно было сдвинуть с места.

     – Хватит мне перечить, черт подери! Вероника! – стараясь не повышать на нее голос, говорил ей итальянец.

     – А тебе хватит быть закоренелой задницей! – девушка ответно послала ему речь, когда Милано, усмехнувшись, поцеловал ее в лоб.

     – Тише, – сказал он, оставляя ее за своей спиной. – Никуда не уходи! Я сейчас вернусь.

     – Но… Милано! – схватив итальянца за руку, Вероника старалась его остановить.

     – Ты когда-нибудь будешь слушаться меня или нет?! – хватая ее за локоть, Милано пилил взглядом свою воительницу. – Придем в отель, и в этот раз я тебя точно накажу!

     Вероника не успела поставить свой неповторимый ротик в виде буквы «О», как Милано прошел между стенами и исчез в темноте. Девушке стало так страшно за своего упертого Демона, что она пошла за ним, не желая стоять столбом. Вынырнув из «коридора» стен, Вероника видела, что вокруг не было ни одной живой души: только она одна, стоящая на середине своего пути. И вдруг, сверх всякого чаяния девушки, ее схватили, опрометью повалив наземь. Вероника вскрикнула, смотря на нож, сверкающий рядом с ее шеей.

     – А ты красивая, – прошипел маньяк. – Как я и думал.

     Судя по профессиональной английской речи, мужчина был родом из туманного Лондона.

     – Убери свои грабли, подонок! – сопротивлялась ему Вероника, чувствуя, как его руки бродят рядом с ее интимными местами.

     – Сначала я порезвлюсь с тобой, куколка, ну, а потом порежу твою нежную шейку и кину твой труп, куда-нибудь в ближайшую мусорку… Никто не догадается! – ухмылялся маньяк, стараясь запугать девушку, которая держалась изо всех сил.

     – Ты не сделаешь этого! – Вероника хотела нанести удар, но маньяк мигом перехватил его.

     – Почему это?! – все больше налегая на нее своим весом, смеялся самодовольный убийца.

     – Я беременна! – взмолилась девушка, думая, что этим разжалобит маньяка.

     – Это можно быстро исправить!

     Вероника догадывалась, чем пугал ее ужасный маньяк. При одной лишь мысли, что он изнасилует так, что ни о каком ребенке не будет и речи, Веронику бросало в холодный пот.

     Видя, что девушка не может пошевелиться и бьется, как птичка в клетке, маньяк расстегнул брюки, пытаясь сделать свое гнусное дело. Но внезапно его остановили, ударив чем-то тяжелым по спине. Маньяк вскрикнул и замолк, падая спиной на черную землю. Над Вероникой стоял ее своенравный итальянец, откидывая палку в сторону. Он поднял маньяка и с какой-то присущей ему ненавистью еще раз ударил его в живот и отшвырнул с такой силой, словно англичанин весил не легче пушинки. Глаза Милано пылали бешенством, и Веронике стало страшно, что сейчас он и ее ударит за то, что она не послушалась и пришла сюда одна!

     Губы Вероники дрожали, она не могла вымолвить и слова. А подняться вообще не было сил. Но увидев резкую перемену в поведении итальянца, когда он сел на колени и поднял ее, Вероника успокоилась. Она не могла предугадывать его действия, но чувствовала, что его угрозы и защиты от ее ласк – это фикция. Вероника ему нравится. Даже больше, чем он думает.

     – Эта мразь больше не прикоснется к тебе! Я вызвал полицию по мобильнику.

     Наблюдая, как Милано утихомирился и не ведет себя так жестоко, как вел себя в номере, Вероника поняла, что гром прошел. Теперь это он, тот самый Милано, которого неделю назад она встретила в Риме. Тот галантный и заботливый мужчина.

     Донеся девушку до ближайшей скамейки, итальянец сел вместе с ней, держа ее на коленях и в тоже время боясь, что его фея все еще в трансе от произошедшего.

     – Не понимаю твоего поведения: то ты галантен, то хамишь. Порой я думаю, что ты ненормальный! – призналась Вероника, обнимая мужчину за шею и греясь его теплом.

     – Порой, я тоже так думаю, – улыбнулся Милано, целуя девушку в уголки ее глаз.

     – Ты ходил к врачу когда-нибудь?

     – Сам нет. Родители вызывали ко мне психоаналитиков, но все бежали от меня, как от огня, – засмеялся итальянец, вспоминая свое прошлое. – Неужели я их так обжигал?!

     Чувствуя, что стало жарко после недавнего происшествия с ними, Милано потрепал ворот собственной рубашки, расстегивая остальные пуговицы. Теперь его идеальный пресс виднелся более отчетливо, и Вероника невольно облизнула свои губы.

     – Мне кажется, родители не понимали тебя, как и сами психоаналитики, – сказала девушка, подсознательно думая, что сможет сама решить эту проблему.

     – Отец часто пытался положить меня в клинику, – грустно ответил мужчина, смотря куда-то в сторону. – И я несколько раз сбегал из дома.

     – Но зачем? Как твой отец мог так поступить с тобой?! – удивлялась Вероника, пытаясь сдержать возмущение по поводу действий родителей итальянца.

     – Я хотел бы злиться на него, но не могу. Ведь отец спас меня. Ты не знаешь, что со мной произошло в ранней юности!

     Милано снова замолк, болтая ногой из стороны в сторону.

     – Поведай мне, – ласково произнесла Вероника, гладя его небритую щеку.

     – Не сейчас. Боюсь, что ты непременно сбежишь, если узнаешь, как моя личность была близка к саморазрушению. – Мужчина тяжело вздохнул, не смотря на Веронику и трепля свои темные джинсы.

     – Почему ты думаешь, что я тебя оставлю? Ты даже не хочешь раскрыться передо мной. Как я тебе помогу, если ты молчишь? Ты ничего не рассказал, что тебе приснилось сегодня. А ведь после этого сна ты стал обращаться со мной, как с женщиной легкого поведения. Но ведь я этого не заслужила! – последние слова Вероника сказала надрывным голосом, вставая с колен итальянца и отходя от него в сторону. Милано нахмурился, понимая, что вел себя сегодня утром гораздо хуже, чем вчера.

     Неужели, он такой подонок, что не может не оскорбить женщину? У него в душе больше не осталось светлых островков доброты?

     Медленно поднимаясь со скамейки и подходя к Веронике, Милано как можно легче положил свои ладони на плечи девушки, при этом прося помилования:

     – Прости меня, пожалуйста. Я знаю, что я ублюдок. Но ты заставляешь меня быть другим человеком каждый день, каждую минуту, даже секунду. Моя личность постоянно меняется, когда я с тобой. Так дай мне шанс находиться подле тебя, моя амазонка. Постараюсь держать себя в руках и не спать рядом, когда мне будут сниться кошмары. Я не потяну тебя в свой мрак, потому что знаю, что если ты войдешь туда – утонешь. Навсегда...

     – Ты никому не даешь возможности помочь тебе, Милано… – с изменившимся голосом проговорила девушка.

     – Да потому что никто не сможет помочь! Ведь я больше не верю в людей!

     – Не веришь? Тогда почему я рядом с тобой? – расспрашивала его Вероника, не обращая внимания на тушь, размазанную по щекам от недавно пролитых ею слез.

     – Потому что убеждаю себя, что правильнее остаться с тобой. Возможно, рождение нашего ребенка сможет исцелить мою душу. Хотя бы на некоторое время, – признался мужчина, ловя ладонями ее слезы и утешая девушку мягкими объятиями.

     – Порой ты действуешь как бессердечный придурок, но порой совершаешь добрые дела и приходишь людям на выручку. Почему ты такой разный? Я не понимаю.

     – Может, потому, что мое сердце разбивалось два раза и его осколки не собрать. Их унес ветер…

     Услышав слова Милано, Веронике еще больше захотелось плакать. Вот что скрывал ее мужчина. Он скрывал боль своего сердца. И как ей помочь ему преодолеть следующий барьер, если Милано был не до конца откровенен с ней? А может, он защищал девушку, потому что боялся выпустить озверелого беса, который сидел внутри него и ждал своего часа показаться во всей красе?

     Будто понимая Милано, природа подтвердила его слова ветром, который подул с севера, распахивая рубашку мужчины и открывая его крепкий торс. Милано давал унести ветру его печаль, которая укоренилась в тайном мире мужчины и которой пропиталась его душа.

     Видя итальянца совершенно потерянным, стоявшим на холодном ветру с развевающейся черной рубашкой, Вероника шагнула к нему, закрывая его тело от ветра и прислоняясь к его груди. Вероника крепко обняла Милано, словно хотела проникнуть во все клеточки его кожи и вдохнуть его боль. Только рядом с ним она чувствовала свою силу и энергию, возрастающую в десятикратном размере.

     Милано же не желал обнимать Веронику, стоя с опущенными руками по швам. Он думал, что он сам причина страданий и без него девушке будет только лучше. Итальянец уже хотел оттолкнуть от себя Веронику, но руки сами собой скрестились на ее спине, и он крепче прижал девушку к себе.

     Что же с ним творила Вероника? Пыталась заглушить боль или хотела ее искоренить вообще? Он не мог об этом думать. Думы – это тоже боль. Пускай, и не такая сильная...

     – Слышишь? – Милано шепнул на ушко Вероники, когда тишину города разрезал тревожный вой полицейских машин.

     – Да. – Не отрываясь от его груди, спрашивала девушка.

     – Сирены полиции, – недовольно сказал мужчина. – Я сообщил им о нападении на тебя, и сейчас они отвезут нас в участок, скорее всего, для дачи показаний.

     – Ничего страшного, – согревая его грудь нежным поцелуем, вымолвила Вероника. – Я выдержу.

     – Не хочу, чтобы ты проводила весь день в полиции. Это не место для беременных женщин! – роптал Милано на судьбу, отстраняя Веронику от своей груди.

     – Я в порядке.

     – Правда? Голова не кружится, не тошнит?

     Вероника отрицательно помотала головой, желая улыбнуться в ответ на его беспокойство, но не стала. Милано не надо было знать, что девушка все забыла, ведь это могло дать повод его новым безумствам.

     Решив, что с черепашьей скоростью будет узнавать его личность, Вероника осознала, что не должна давить на него. Она должна предоставить ему выбор, решить в какую же дверь войти, белую или черную? Если Милано выберет комнату света, то это даст мужчине подняться на высшую ступень возрождения его души.

 

***

 

     Пока молодые люди были погружены в свои мысли, к ним подъехала полицейская машина. Из нее вышел полисмен среднего роста, степенно направляясь к парочке.

     – Buon giorno, signori.*

     – Buon giorno!** – ответили вместе Вероника и Милано.

     – Siamo andati li. Nel luogo che ci ha indicato. Scusi la domanda, ma chi e la ragazza per lei? È sicuro che lei? Non avesse familiarita con lui?*** – спросил полицейский, оповещая Милано о возможной сопричастности Вероники к этому преступлению.

     – Ma che domande sono, agente?! Lei e mia mohlie! Quel bastardo voleva violentarla! Io l'ho salvata! Voi non sareste artivati in tempo!****

     Девушка недоуменно смотрела на обоих мужчин, понимая, что они о чем-то спорили, и предметом их спора была она. Взглянув на лицо своего итальянца, Вероника отметила, что он был недоволен допросом.

     – Нам надо кое-что выяснить. Проедем в участок, синьоры, – вдруг по-английски заговорил с ними полицейский.

     – Как вам угодно, – процедил Милано, не понимая, почему их задерживают. Он сразу подумал, что сегодня они вряд ли доберутся до Рима и попадут на ужин брата и его невесты.

     Неужели, Милано подведет Лученцо? Как он объяснит брату, что из-за своего идиотского поведения он подвергнул Веронику опасности, да еще поехал в полицейский участок до выяснения всех причин обстоятельств нападения на нее?! «Ну и дерьмо. И как же из него вылезти? Дать деньги? Задобрит ли это полицейского? – размышлял Милано. – «Надо решать быстро, мне некогда рассусоливать! Главное, чтобы полицейский не оскорбился, а то действительно придется сидеть в одиночной камере до посинения! А Нике вообще там нельзя находиться!»

     Милано отвел полицейского в сторону, что-то быстро говоря по-итальянски, в то время как страж порядка хмурил брови, пытаясь войти в положение молодых людей. Милано отрывисто доносил факты, а полицейский молчал, продолжая внимательно его слушать, пока тот эмоционально доказывал правоту своих действий, держась очень культурно. Хотя Милано хотелось послать все к дьяволу и уехать в Рим! Но он же понимал, что это ребячество, и даже ему, такому богатому человеку, это вряд ли сойдет с рук.

     Соглашаясь с доводами Милано, офицер повелел ему и Веронике сесть в машину. Девушка изумленно посмотрела на Милано, но он лишь кивнул головой, говоря, чтобы она не делала глупостей и не сопротивлялась решению офицера. Вероника приземлилась на кожаное сиденье салона машины, когда итальянец сказал полицейскому адрес отеля. Через несколько минут машина подъехала к парадному входу, и как птица, Милано влетел в гостиницу, преодолев за несколько секунд расстояние от холла до своего номера. Взяв сумочку девушки и документы из сейфа, он быстро спустился вниз, к столу ресепшен. Позвонив по навороченному мобильному телефону, достаточно дорогому на сегодняшний момент, Милано отдал приказания Пьетро, наскоро выбегая из отеля.

     Сидя в машине, Вероника очень переживала, бормоча про себя: «Ехать в участок – хуже некуда. Будут расспросы, а мне волноваться вредно. Но кого это волнует? Сейчас все думают только о себе. Равнодушных людей стало слишком много».

     Вскоре Милано подоспел к назначенному времени, и полицейская машина стала медленно отъезжать от их отеля. Пытаясь не нервничать, Вероника сосредоточенно смотрела на дорогу, желая хоть как-то отвлечься от произошедшего, но мыслями она снова возвращалась к этому ужасному утру.

     Понимая, что Вероника молчит и не хочет делиться с ним своими эмоциями, Милано сел поближе, сжимая ее холодную руку.

     – Что с тобой? – тихо спросил мужчина, пытаясь согреть ладонь своей амазонки.

     – Волнуюсь. А что? – смотря в окно машины, отвечала Вероника.

     – Со мной тебе не о чем волноваться, – обнадеживал ее итальянец, согревая теплыми поцелуями чудесную кожу своей феи.

     – А о чем ты говорил с офицером? – отвлекаясь от своих переживаний, полюбопытствовала Вероника.

     – О том, что он задает не те вопросы. Думает, что ты была связана с насильником, и возможно, сговорившись, вы хотели обокрасть меня. Нелепость! Я сказал ему, что ты – моя невеста, и если бы не я – тот ублюдок совершил бы свое преступление, а полиция не успела бы вовремя. Но офицер убеждал меня в другом, когда мы стояли около отеля. Я все же договорился с ним, чтобы он позволил мне взять твой паспорт и подтвердить твою личность. Ни черта не пойму! Какой хрен им нас допрашивать?! – Мужчина старался не переходить на громкий голос, пока они ехали до полицейского участка. 

     – Может, полисмен не верит, что я – твоя невеста.

     – Что за ерунда? Я сказал, что ты беременна и носишь моего ребенка. Мне что ли надо сдать анализ на ДНК? Идиотство!!! Я сразу выдвинул ему встречную претензию – если при допросе что-то случится с тобой или нашим ребенком – пожалуюсь на них куда следует!

     – Всегда бы ты был такой ответственный. Тогда мне бы не пришлось убегать от тебя, и тем более попадать в руки насильника.

     – Да, ягодка, ты права, – чувствуя за собой вину, согласился Милано. – Но ты тоже виновата. Зачем не послушалась меня и вернулась одна в тот опустелый двор? Я же ясно тебе сказал – ждать меня на улице!

     – Я знаю, что поступила опрометчиво. Прости.

     – Прощаю, – хмыкнул итальянец, потому что не мог злиться на своего Ангела. – У меня такое ощущение, что эта сволочь нажаловалась на нас. Я про насильника. Неужели, он чье-то богатенькое отродье?!

     – Ты так думаешь? – Веронику пробрал холод.

     – Предполагаю, – Милано зло сощурил глаза, смотря в другое окно полицейской машины.

     – Нас арестуют?! – понимая, что дело может принять другой оборот, боязливо интересовалась Вероника.

     – Дорогая, не переживай по этому поводу. Нас только допросят, и все. В крайнем случае, я всучу полисмену деньги. Какого черта?! Ты потерпевшая, да еще должна сидеть в участке? Просто слов нет!!! – итальянец чувствовал, что сейчас снова взорвется, как порох.

     – Не сердись! За нами наблюдают полицейские, еще чего недоброго – посадят тебя на сутки. Не надо, Милано, – сказала Вероника, гладя тыльную сторону его ладони.

     – Хорошо, – согласился он, перебирая ее пальчики. – Надеюсь, нас отпустят быстро.

     Подъехав к полицейскому участку, Вероника и Милано вышли из машины, идя за офицером вовнутрь черного здания, которое больше напоминало казарму, нежели полицейский отдел. Допрос проходил напряженно и порядком потрепал нервы молодым людям. Милано беспокоился за состояние Вероники, потому что не хотел подвергать ее такому испытанию. А по поводу насильника итальянец оказался прав: это был сын какого-то крупного английского финансиста в Италии, который так «весело» проводил выходной день. «Подонок!» – негодовал Милано. – «Теперь с этим говном надо еще возиться! Почему я сразу не прибил его?! Хотя он того не стоит!»

     Проверяя документы и несколько раз допрашивая Веронику, офицер полиции еще долго не отпускал молодых людей. Допрос стал раздражать мужчину, так как ему была высказана жалоба: у итальянца не было никаких прав наносить увечья человеку, даже если этот человек был преступником. Захватом и наказанием нарушителя занимается лишь полиция, представляющая закон. «Даже деньги не помогли!» – Милано озадаченно прокручивал в голове собственные мысли. – «Неужели этот сволочь-насильник дал им приличную сумму за неразглашение фактов?! Чтоб их!»

     Порой мужчине хотелось стать любимым супер героем комиксов – Кларком Кентом («Супермен») и размочить всех к чертовой бабушке! Тогда стало бы меньше коррупции в Италии.

     По всему миру такая особенность жизни была не нова, но как гражданин своей страны Милано хотел, чтобы на его Родине все было лучше и чище.

 

_________________________________________

* Добрый день, синьоры. (итал.)

** Добрый день. (итал.) 

*** Мы доехали до того места, куда вы сказали. Извините за вопрос. Кем она вам приходится? Вы уверены, что она не была знакома с ним? (итал.)

**** Что за вопросы, офицер? Она – моя невеста! Тот подонок хотел изнасиловать ее! Я спас ее! Вы бы не успели вовремя! (итал.)

Вступить в МовелласУзнать о чем вся эта суета. Присоединись сейчас и начни делиться своей креативностью и страстью.
Loading ...