Роковая итальянская cтрасть (Fateful Italian Passion) (Русская версия)

  • от
  • Рейтинг:
  • Опубликовано: 6 апр 2015
  • Обновленные: 7 янв 2016
  • Статус: В Процессе
Эротический, психологический, любовный роман. *****В раннем детстве Веронику Ледянову удочерила ее тетя Генриетта. Вероника не знает своих настоящих родителей и живет только ради своей любимой тети. Заканчивая четвертый курс университета по профилю дизайн одежды, девушка мечтает отдохнуть и хотя бы на неделю уехать от своего каждодневного окружения - сокурсников, которые постоянно издеваются над ней, вследствие ее происхождения. Генриетта решает подарить Веронике тур по Италии, который сможет сможет отвлечь ее от проблем. Вскоре Вероника едет в Италию и встречает в Риме молодого мужчину по имени Милано Венециани, который кажется ей очень хорошим человеком. Но Вероника не знает ни его прошлого, ни настоящего, как и не знает, что принесет ей будущее. Вступая в эти отношения, Вероника чувствует, что влюбляется в Милано. Но убьет ли ее это? Или заставит девушку почувствовать себя как никогда живой? А может Вероника просто упадет на дно этой губительной страсти и никто не поможет ей?

41Likes
39Комментарии
4321Просмотры
AA

15. ГЛАВА 15


 

***

«Твердость характера».

 

     Вероника проснулась только к вечеру, чувствуя, как собственную щеку жжет от солнца, уже спускающегося за далекий горизонт. Гостиничный номер преобразился от лучей могучего светила, играя разным спектром солнечного света, притом, что днем не создавалось такого эффекта, так как комната пребывала в тени закрытых жалюзи. Приподнимаясь на руках, Вероника прислонилась к мягкой подушке, обращая внимание, во что была одета – в ночную рубашку. Милано сам одел ее? Какой же он заботливый! А еще говорит, что не знает любви! Тогда что это, если не любовь?!

     Но пока было рано разуверять его в этом, и девушка решила, что нужно подождать. Время само даст подсказку, как вести себя в том или ином случае.

     Услышав шум на кухне, Вероника невольно улыбнулась: «Милано. Опять что-то творит. Такой добрый! Такой внимательный!» Но когда итальянец вошел в комнату, от улыбки Вероники не осталось и следа. Его лицо говорило о том, что он чертовски злился на нее.

     Но почему? От досады Веронике хотелось плакать.

     – Ты злишься, – девушка насупилась, говоря ему не то вопросом, не то утверждением.

     – Да, Вероника! Я зол, как демон! Ты не слушаешь меня! Как мне реагировать?! – буйствовал Милано, не меняя позу рук, сложившихся на груди и говорящих о том, что он еле обуздывает свой гнев.

     Вероника сразу решила, что лучшая защита от итальянца – смирение и покорность, и оказалась права, когда их разговор приобрел другое направление.

     – Прости. Я не хотела тебя раздражать. Но ты же знаешь мой характер, и в первую встречу сам познакомился с ним.

     – К сожалению, да. И что ты мне посоветуешь? Действительно связать тебя и насильно кормить с ложечки, как маленького ребенка?! – Гнев его еще не стихал.

     – Нет, – хмыкнула Вероника, представляя эту сцену в своей голове. – Не стоит.

     – Ты еще и смеешься?! Знаешь, Вероника!!!

     Подойдя к ней, итальянец хотел вытрясти из нее все ее упрямство, но зная, как Вероника слаба, решил для себя следующее: «Надо быть помягче с ней и не идти на поводу у ее шальных выходок. Следует быть сообразительнее».

     Поэтому Милано только приподнял подбородок Вероники, чтобы увидеть в ее глазах послушание и уважение к нему.

     – Поужинаешь? – ласково спросил ее итальянец.

     – Да.

     – Сейчас принесу.

     Милано ушел на кухню, пока Вероника невольно засмотрелась на него. Мужчина выглядел, как всегда, классно: обтягивающие синие джинсы и белая майка плотно облегали его рельефные мускулы, еще раз подчеркивая красоту его фигуры. «Когда он успел купить одежду? Неужели пока я спала?» – размышляла Вероника. – «А приготовить еду? Вот, метеор! Видимо, скорость в его крови».

     Не заставляя себя ждать, Милано вскоре принес поднос с ужином, который успел приготовить еще до того, как проснулась Вероника.

     – Ты сам все сделал?! – удивилась Вероника, все еще не веря факту, что Милано может быть простым человеком, не купающимся в роскоши и делающим обычные вещи.

     – А что тебя удивляет? Если хочешь сказать, что я белоручка, то ты не права, Вероника. Я не всегда жил со своим братом, я жил и один. Но брат так разбаловал меня, готовя еду каждый день, что я приходил с работы, ужинал и ложился спать, больше ничего не делая. Хотя стирать я умею, так как в детстве мать часто заставляла меня это делать. Ходить по магазинам не люблю, но знаю толк в модных вещах. Могу выбрать как отличное вино, так и вкусное блюдо. Но в остальном – я девственник: не умею гладить, чистить одежду, ухаживать за огородом, за садом, мыть или подметать полы и в особенности ухаживать за детьми. Это еще не весь список!

     Вероника засмеялась в ответ Милано, зная, что могла похвастаться большим опытом, чем он имел, ведь тетя Генриетта многому ее научила. Тетя. Вероника так соскучилась по ней. Она должна была позвонить своей тете и предупредить ее о скорой помолвке с Милано и, не скрывая факты, все рассказать о ребенке. Иначе потом будет столько крика. Хотя девушка не хотела, чтобы ее жизнь постоянно контролировали, ведь она чувствовала себя взрослой.

     – Могу похвастаться своим списком, в котором больше навыков, чем у тебя, – улыбнулась Вероника, рассматривая, что же на подносе ей принес итальянец.

     – Да? – поразился Милано. – То есть все, что не умею делать я, делаешь ты?

     – Да, в этом я не девственница! – захихикала девушка, вспоминая те же самые слова, которые ранее сказал ей итальянец.

     – Я безумно рад.

     – Все-таки я должна позвонить своей тете, рассказать ей все.

     – Конечно, дорогая. Но для начала ты должна поесть.

     – Спасибо тебе, Милано. Ты душка!

     Взяв поднос в свои руки, Вероника стала наяривать еду. Все было вкусно, пускай и приготовлено в микроволновке: тушеная капуста брокколи, нежные котлеты из кролика, паста со сливочным соусом, сладкие помидоры черри и разнообразная зелень. Также Милано угостил девушку прохладным персиковым соком, после которого у нее сразу прояснилась голова и будто жить стало лучше.

     «Как Милано угадал, что я обожаю этот сок?» – промелькнуло в уме Вероники, пока она наслаждалась напитком.

     – Я очень люблю персиковый сок. Еще раз спасибо, дорогой.

     – Видно, что я читаю твои мысли…

     Девушка снова улыбнулась на проницательность итальянца. Ему ничего не нужно было говорить. Он понимал все без слов.

     Но вспомнив о том, что Вероника собиралась позвонить своей тете, Милано сразу принес ей радиотелефон.

     – Так проще. Не хочу, чтобы ты снова упала в обморок. Лучше звони с постели.

     – А моя тетя правильно все поймет? Она подумает, что я падшая женщина.

     – Опять ты говоришь чепуху! Если она тебя любит – поймет, – твердо говорил ей Милано.

     – Неужели ты знаешь, что значит любить, Милано? – не зная, как реагировать на его речь, спросила Вероника. «Почему с его уст слетели такие слова?» – в то же время подумала она. – «Хотя бы по чешуйке, но начинает откалываться панцирь броненосца? Это правда?»

     – Не знаю… Просто... Я так подумал.

     Мужчина не совсем понимал, почему теперь говорит о любви? Она ему не нужна. Без нее ему было легче жить.

     Пока Милано был погружен в себя, Вероника набрала номер телефона тети и долго ждала ответа. Гудки были длинные, и никто не отвечал. Наконец кто-то поднял трубку, немного ворча в нее.

     Это был не тетин голос, а мужской.

     – Але!

     – Будьте добры Генриетту Ледянову.

     – Минуточку… – буркнул мужчина, словно совсем недавно встал с постели. И тут его осенило. – Вероника?!

     Узнав тембр голоса Рикардо, девушка моментально вспомнила их поездку в аэропорт: «Неужели это тот испанец, который подвозил меня до Пулково? Тот мужчина, с кем живет моя тетя? Ну и перемены!»

     – Рикардо? Я вас сразу не узнала.

     Милано вдруг надулся, замечая, что его амазонка уж очень вежливо разговаривает с посторонним мужчиной. Он начал нервно дергать мускулами лица.

     «Неужели Милано ревнует меня к Рикардо?! Ужас!» – возмущалась про себя Вероника, видя, как ее Демон недоволен ее беседой с тетиным ухажером.

     – Я тоже не узнал твой голос по телефону, Вероника, – ответил испанец. – Как ты? Как путешествие?

     – Занимательное. Как тетя? – интересовалась Вероника.

     – Отдыхает. Позвать ее?

     – Да. Хочу с ней поговорить. Это серьезно.

     – А в чем дело? – забеспокоился Рикардо.

     – Да особенно ни в чем. Просто передайте ей трубочку.

     – Повиси на проводе. Она подойдет через несколько минут.

     Отойдя от телефона, Рикардо пошел в спальню, чтобы разбудить Генриетту. «Я оторвала их от сна или от …? О! Но нельзя так вмешиваться в личную жизнь тети!» – ставила себе в укор Вероника. – «Она же взрослый человек!»

     Милано все еще дулся, и его прекрасное лицо начинало приобретать оттенок пурпура.

     – Кто этот Рикардо?! – вспылил он.

     – Милано, хватит! – не особо мягко ответила Вероника, потому что ей уже надоели подозрения по поводу ее женской верности.

     – Если ты хочешь изменять мне, то у тебя ничего не выйдет!

     – Значит, тебе можно спать со всеми, а мне нет?!

     – Ага! – разозлился Милано. – Значит, этот испанец будет твоей следующей победой?

     – Если думаешь, что все женщины шлюхи и залезают в постель к любому мужику, то ты придурок! Я не такая!!!

     – Поживем-увидим, – Милано прошипел сквозь зубы, пока Вероника с силой не отвесила ему пощечину, что трубка чуть ли не вылетела из ее рук. Но справившись с ситуацией, она снова взяла телефон в руку, ожидая услышать знакомый голос тети. Милано лишь помассировал свою щеку, отходя от удара своей хрупкой упрямицы.

     – Привет, тетя!

     – Господи, солнышко мое, Вероника! Я уж испугалась, что с тобой! Ты не звонишь, не посылаешь смс, никакого сигнала! Я уже стала думать, что что-то случилось. Я хотела тебе позвонить, но на неделе сломался городской и сотовый телефон, и я оба отдала в починку. Пока их делал сервисный центр, я была как на иголках, да еще и приболела. Рикардо ухаживал за мной. Прости, моя дорогая, что я так и не позвонила тебе! – женщина прокашлялась, надеясь, что Вероника не почувствует ее внутреннего волнения.

     – Тетя, не оправдывайся. Это же твоя личная жизнь. Как я могу указывать тебе, как жить?! Кстати, Рикардо – хороший человек. Я так рада за тебя!

     – Потом об этом поговорим, – перебила ее Генриетта. – Ты лучше скажи, что у тебя нового? Нравится поездка? В каких городах была?

     – Очень нравится, тетя, но…

     Генриетта Ледянова сразу уловила настроение в голосе своей любимой племянницы, предполагая, что, возможно, произошло что-то серьезное.

     – Что случилось, дорогая?

     – Знаю, ты осудишь меня, но я влюбилась.

     – Не осужу! – воскликнула Генриетта. – Это же чудесно! Подожди! Ты хочешь сказать, что находишься дома у своего молодого человека?

     – Да, тетя. Но это еще не все. Я не могу уехать. Я жду от него ребенка.

     Тетя поникла, и в трубке было слышно только шипение. Вероника занервничала, стуча пальцами по радиотелефону и размышляя, почему тетя не отвечает ей. Но ощутив мягкое поглаживание ее пальцев рукой Милано, Вероника стала успокаиваться.

     – Тетя. Скажи хоть что-нибудь. Пожалуйста. Я не хотела тебя расстраивать.

     После минутного молчания Генриетта заговорила.

     – Вероника! Я не знаю, что тебе сказать. Надеюсь, он не богатый плейбой, который поймал тебя в свою ловушку, или мерзавец, воспользовавшийся твоей невинностью?

     – Первое более близко к истине.

     – О, боженьки! – воскликнула женщина, бросая трубку на пол.

     Послышались странные звуки, похожие на шарканье, и девушка испугалась, думая, что так сильно расстроила тетю, что та потеряла сознание. Долгое время трубку никто не поднимал, и Вероника с грустью смотрела на Милано. Даже не зная русского языка, он понял все. Новость девушки так повергла ее тетю в шок, что та либо ничего не могла ответить, либо упала без чувств.

     Но вдруг кто-то подошел к телефону, желая продолжить разговор.

     – Это Рикардо, – сообщил мужчина. – Вероника, послушай меня, пожалуйста. Твоя тетя очень расстроена и сейчас лежит в комнате; я дал ей успокоительное. Не волнуйся, с ней все будет в порядке. Просто хотел кое о чем тебя спросить. Отвечай честно.

     – Спрашивайте... – переживая за тетю, с беспокойством проговорила Вероника.

     – Он любит тебя? Предложил руку и сердце? Подговаривал тебя идти на аборт? Скажи все, что было между вами.

     – Он предложил выйти за него замуж. Как вы думаете, почему я остаюсь? Я бы уже давно вернулась в Россию. Ведь так?

     – В твоих словах есть истина, дорогая, но меня мучает то, что ты не ответила мне на первый вопрос.

     – Я не могу на него ответить, потому что сама не знаю ответа, – грустно призналась ему Вероника, царапая ногтями телефонную трубку.

     – Это плохо, – тяжело вздохнул Рикардо. – Но если ты осталась с ним – значит, веришь в него. Не знаю, что тебе посоветовать, Вероника, но если ты поймешь, что он тебя не уважает и поднимает на тебя руку – бросай его. Ни один мужчина не стоит того, чтобы попирать ногами свою честь. Ты поняла меня? Даже если он отец твоего ребенка. У моей двоюродной сестры была похожая ситуация: она страдала, любя мужа и многое прощая ему, но пришло время, и она сдулась как шарик. Муж убил всю ее личность, несмотря на то, что она была матерью его детей. Поэтому подумай хорошо, прежде чем стать его женой. Стоит ли этого мужчина?

     – Стоит, – не сдерживаясь от слез, сказала ему Вероника, ощущая тепло пальцев Милано в своей ладони. Итальянец нежно смотрел на нее, целуя ее в висок.

     – Вероника, еще раз все взвесь и позвони нам! – Рикардо подталкивал девушку к разумным решениям по поводу ее собственной судьбы. – Или ты уже согласилась? – Даже несмотря на твердость голос у испанца становился чужим. Он тоже переживал за Веронику.

     – В субботу я еду в Рим, на семейный ужин. Считайте, Рикардо, что я уже решилась – познакомлюсь с братом моего жениха.

     – Одного я не спросил, он итальянец?

     – Вы дальновидный человек, Рикардо.

     – В одном я спокоен, итальянцы любят детей и хорошо относятся к женам. Надеюсь, что не ошибся. Хотя в жизни всегда есть исключения.

     – Прилетите с тетей к нам? В Рим? – быстро переменив тему на более подходящую к их разговору, спросила Вероника испанца.

     – Думаю не сейчас, но постараюсь уговорить Генриетту приехать к тебе, пусть она и будет злиться. Ведь это твое решение и тебе жить, Вероника. Главное – не пожалей.

     – Надеюсь, не пожалею...

     – Сильно не переживай во время беременности. Волнение будет тебе лишь во вред. Мы тебе еще позвоним! – Рикардо поддерживал девушку как мог, обдумывая ее положение.

     – Жду не дождусь, – более спокойно ответила ему Вероника, внутренне желая, чтобы тетя сейчас оказалась рядом с ней и обняла ее, как всегда.

     – Береги себя. Счастливо.

     – Я постараюсь. Всего доброго.

     Рикардо положил трубку, задумавшись над тем, какую задачку задала им Вероника: ему и Генриетте. Как не оберегала ее женщина – ничего не получилось. «Хотя чего хотела Генриетта, когда отправляла девушку в Италию? Она думала своей головой?!» – корил испанец свою несмышленую женщину. – «Как можно остаться невинной, если в Италии столько искушений? Тем более что эта страна, полная чувственности и эротики, ни в чем не уступает Франции – родине Мулен Ружа!»

     Но одно обстоятельство очень успокаивало Рикардо: если парень Вероники не сбежал от ответственности и решил жениться на ней, значит, девушка чем-то его задела. Как мужчина, он не отрицал, что Вероника красивая, но это было не главным поводом для женитьбы. Рикардо разберется в этом только тогда, когда познакомится с самим итальянцем. А пока он должен позаботиться о состоянии Генриетты.

     Вероника сидела, молча, думая о том, как она посмела так расстроить тетю, что та теперь лежит в комнате, пытаясь прийти в себя? Что же она за ребенок такой?! Приносит только несчастья!

     Беспокоясь о Генриетте, девушка вся дрожала, словно от холода. Моментально заметив ее состояние, Милано сел рядом с Вероникой, сжимая ее трясущиеся ладони своими сильными руками. Он нежно обнимал девушку, пока она принимала этот знак внимания, подарив итальянцу теплое прикосновение своей шеи к его плечу.

     – Тетя расстроилась. Не знаю, примет ли она со временем это известие? – вдруг подала голос Вероника.

     – Твоя тетя все поймет, – лаская ее волосы, говорил Милано.

     – Ты так думаешь?

     – Да, – убеждал он ее, продолжая исследовать пальцами пушистую, русую копну ее волос. – Поверь мне.

     – И ты тоже.

     – Что я?

     – Поверь мне, – ближе прислоняясь к его крепкому плечу, вздыхала девушка.

     – Я и так тебе верю, вишенка.

     – Я не об этом.

     – А о чем? – лениво улыбнулся Милано. – Ты всегда ставишь мои предположения в тупик.

     – Поверь, что я люблю тебя! – со всей прямотой сказала ему Вероника.

     – Опять ты за старое! – огорчился Милано. – Я не…

     – Поверь. Просто поверь! – с заплаканными глазами просила его Вероника, пока смотрела в его темные от переживания очи.

     – Так и быть, моя ненаглядная, – поклялся он, подушечками пальцев вытирая слезы на ее лице.

     – Люблю тебя, люблю! – Вероника призналась искренне, спускаясь поцелуями от груди Милано к его торсу. – Займись со мной сексом, как ты того хочешь.

     – Не могу. Ты еще не окончательно выздоровела. Хорошо бы тебе поправиться, Ника, потому что ты очень похудела за эти дни. Для женщины лучше быть слегка полноватой во время беременности, как сказали мне врачи вчера вечером.

     – Следовательно, ты не хочешь заняться сексом?

     – Хочу, но я же не такое чудовище, Ники! Я понимаю твое положение, – оборвал ее речь Милано. – И если я поддался сегодня искушению, то только потому, что ты была в нормальном состоянии, а сейчас ты огорчена из-за разговора с тетей, да и падала в обморок уже два раза. Поэтому ложись в постель и поспи. Тебе нужно отдохнуть, так как завтра мы поедем в Рим. Извини, что расстроил твои планы по экскурсиям в другие города, но обещаю, что мы побываем и во Флоренции, и в Венеции, и в Неаполе. Поедем, куда ты хочешь. Твои вещи заберет мой помощник и потом поговорит с твоим гидом.

     – Ты соображаешь быстрее, чем я, – усмехнулась девушка, разглаживая складки на одеяле и с улыбкой прокручивая в голове мысли о том, чем они тут недавно занимались.

     – Я бизнесмен. Моя голова должна работать, как часы.

     – Умный мужчинка! – смеялась Вероника, переключая внимание на его челку и начиная разделять ее своими тонкими ноготками.

     – Вообще-то для любой девушки я самая завидная партия в Риме, – горделиво заметил Милано, делясь своей улыбкой, побеждающей всех женщин. – Да и не только в Риме!

     – Не перехваливай себя! – укоряла итальянца девушка. – У тебя дьявольский характер!

     – Знаю, – подтверждал мужчина. – Поэтому до сих пор не женат.

     – Только поэтому? Неужели ни в кого не влюблялся после той итальянки?

     – Влюблялся.

     Милано замолчал. Ему было тяжело вспоминать самый больной отрезок юности, и он лишь желал стереть его из памяти. Жаль, что не существовало такой машины, которая могла бы сделать это. Он бы с радостью пошел на такую операцию и заплатил бы любые деньги!

     Смотря на каменное лицо итальянца, Вероника поняла, что в данный момент лучше помалкивать по поводу этой темы. Мужчина сам все расскажет, когда будет готов.

     – Даже мой брат не знает тот кусочек жизни, где я был счастлив и несчастлив одновременно. Я никому не рассказывал об этом и не знаю, расскажу ли, – признался Милано, растрепав рукой свои густые волосы.

     Чистосердечие итальянца поражало девушку: он то молчал, то объяснялся. Его было сложно понять.

     – Прекратили болтать! Ложись в постельку. Сию секунду! – осудил ее поведение Милано, пытаясь уложить свою амазонку в кровать.

     – Я еще не приняла душ! – взбунтовалась Вероника.

     – Ну тогда я тебя отнесу до ванны.

     – Но… Милано! Я сама могу.

     Не успела девушка его остановить, как итальянец поднял ее на руки и мигом понес в ванную.

     – Тебе не надоело? – с недовольством спросила его Вероника, осуждая его действия.

     – Что конкретно? – прикидываясь дурачком, Милано не понимал ее вопроса.

     – Таскать меня без конца.

     – Просто, когда я тебя слушаю, ты вечно падаешь в обморок! Поэтому в следующий раз такого не будет! Будешь выполнять то, что скажу тебе я!!!

     – Ты тиран. От тебя так все сбегут!

     – Брат пока не сбежал. Так что… Привыкай к тирании, будущая женушка.

     – Нерон № 2! – с обвинением Вероника набросилась на итальянца, думая, как же изменить его норовистый характер.

     – Что близко к правде! – захохотал Милано, снимая с нее сорочку и оставляя девушку совершенно обнаженной. – Теперь ты можешь принять душ, но я останусь. Мало ли еще загремишь в ванной! Что я тогда буду делать?!

     – Неужели будешь смотреть, как я мою себя? – стыдливо спросила Вероника, догадываясь о его непристойных мыслях.

     – Могу и не смотреть, – словно не замечая ее голого тела, сказал мужчина. – Я должен быть уверен, что с тобой все хорошо.

     – Но я правда чувствую себя лучше. Не беспокойся так, – успокаивала его девушка, крепко сжимая его плечо.

     – Не могу! – буркнул Милано. – Мне надо быть уверенным.

     – Ты опять мне не веришь?

     – Пока не могу поверить. Так что давай! Мойся при мне!

     – Ох! Ты невыносим!!!

     Не отступая, Милано положил руки на свои бедра, разведя локти в стороны и показывая всем своим видом, что никуда не уйдет. Он ждал, когда Вероника начнет водные процедуры.

     – Я жду, Ники.

     Вероника пробормотала себе под нос какие-то непонятные для Милано слова на русском языке, отчего он сразу расхохотался. Открывая кран, она стала осторожно настраивать температуру воды душа-лейки и после, повернувшись спиной к Милано, начала тщательно намыливать свое юное тело виноградным гелем для душа.

     – Знаешь, – садясь на стиральную машинку, признавался мужчина. – У тебя попка в сто раз лучше, чем у Терезы! Я ошибался насчет зада блондиночки.

     – Откуда тебе знать? Или ты соврал мне, что не был с Терезой?! – Вероника догадывалась, что Милано нравилось тестировать на ней свои новые опыты по «запудриванию» мозгов.

     – Не был. Я сказал тебе правду. Просто по ее юбке я понял, что у нее зад отличный, но не настолько, чтобы превзойти твою попку!

     – Да как ты можешь сравнивать меня с какой-то блондинкой?! – взревела Вероника, запуская в Милано мочалку, но тот сразу поймал летевший в него снаряд.

     – Я не сравнивал тебя с ней. Просто хотел пооткровенничать... – Милано медленно раскрывал свою личность перед пылкой амазонкой, чтобы не казаться для нее замкнутым человеком.

     – Это тешит мое самолюбие, – с поддевкой говорила ему Вероника, стоя к итальянцу спиной и пытаясь не захихикать.

     – Определенно, – улыбнулся мужчина, слезая со стиральной машинки и подходя ближе к девушке. – У тебя красивая спина, cara mia.

     – А я будто не знаю! – съехидничала она в ответ. – Лучше бы выжал нам свежего сока.

     – Да… меня… тоже… мучает… жажда, – проговорил Милано, делая паузу между каждым словом и начиная водить мочалкой по гладкой спине Вероники. Она лишь передернулась от ласки итальянца: он еле касался ее кожи, и девушка подозревала, что сможет испытать оргазм даже от такой нежности.

     – Милано, перестань фокусничать, – прошептала Вероника, прижавшись к гладкому кафелю, когда итальянец достиг ее расщелины между двумя ягодицами.

     – Фокусничать? – расспрашивал он, притворяясь непонимающим.

     – Ты специально это затеял? Не видишь, как я изнемогаю?!

     – Не вижу… Нет! – ухмыльнулся Милано, продолжая сладко мучить свою богиню едва совершаемыми движениями. Схватившись за мочалку, Вероника пыталась отвергнуть «истязания» Милано, но он сжал ее руку, аккуратно заломив ее за спину. Вероника застонала, почувствовав спиной мускулистую грудь мужчины, в то время как струи воды смывали мыло с ее тела. – Отпущу скоро, мой Ангел…

     Опустившись к ногам Вероники, Милано принялся медленно проводить губами по ее икрам, поднимаясь вверх и щекоча языком ее кожу. Проходя нежное место у коленей и достигая складки между бедром и попой девушки, он скользнул своим языком дальше, описывая форму ее ягодицы. Вероника так истошно простонала, будто ее нещадно мучили в пыточной комнате Римской инквизиции.

     – Что ты делаешь? – прохрипела Вероника, желая восстановить тон своего голоса.

     – Просто мою тебя, – усмехнулся Милано, радуясь тому, как быстро его богиня лишилась оружия в войне с ним, Демоном.

     – Врун! Это не…

     – Замолкни.

     Девушка попыталась высказать еще одну свою мысль, но поняла, что не сможет. Проглотив слова, она забылась, когда итальянец языком проник в расщелину ее попки, и стоны Вероники превратились в короткие вздохи, словно в помещении не хватало кислорода. Девушка готовилась уже ускользнуть от мужчины, да не тут-то было! Милано крепко держал ее бедра, даря незабываемое наслаждение, пока нервы девушки были оголены, словно провода высокого напряжения.

     Неужели беременность давала такую чувствительность ее телу? Или все женщины испытывали это помимо того, что находились в положении? Она не знала.

     Даря Веронике остроту ярких ощущений, Милано продолжал ласкать ее до тех пор, пока она не вскрикнула, прислонившись к кафелю ванной комнаты. Экстаз был необычным, как и все, что творил с ней этот итальянец. На самом деле мужчина был профи в сексе.

     – Это… было… – хотела договорить Вероника, но ее голос почти исчез после такого необыкновенного оргазма.

     – Хорошо? – спросил Милано с улыбкой плохого парня, поддерживая свою амазонку за талию.

     – Высококачественно! – простонала Вероника, возвращая голос своим связкам и надеясь, что тело не превратиться в мягкое тесто.

     – Я знаю. Ты все еще не пришла в себя от оргазма, да? – низким тембром говорил ей Милано, скользнув пальцами в ее лоно. – Я могу повторить, если хочешь. Но в этот раз я желал бы испробовать нежную плоть твоей попки, потому что другое место я уже исследовал, – улыбнулся он, лизнув ушную раковину Вероники.

     – Не надо… – стоя совершенно покорной и податливой, тихо промямлила девушка.

     – Я и не буду сейчас это делать. Ты еще не окрепла, – закончил свою мысль Милано, вынимая пальцы из тела своей амазонки и проводя ими по бархатистой коже ее ягодиц.

     – Тогда зачем возбуждаешь меня?

     – Возбуждаю? – Милано нравилась откровенность Вероники. Он посмотрел на нее с ухмылкой. – Просто отдаю должное твоему телу. Оно прекрасно. И знаешь чем?

     – Чем? – удивленно хлопая глазами, расспрашивала его Вероника, забывая о своей прежней сдержанности.

     – Потом скажу, когда мы будем близки. Иначе не поймешь меня и снова будешь поносить, – мужчина отступил назад, убирая руки с ее тела.

     – Ты всегда не раскрываешь секреты?

     – Не всегда. Но сейчас ничего не скажу.

     Милано положил мочалку на деревянную подставку и, чмокнув Веронику в лопатку, вышел, закрыв дверь. «Как же он посмел оставить меня в таком состоянии?! Я хотела не его ласок, а его тела! Плевать на остальное! Он палач! Убивает запросто и одним махом!» – девушка едва не капризничала, ругая про себя своего любимого Демона. 

     Милано умело управлял женщиной, как того желал. Он знал, что может сделать женщину более покорной и безвольной в мужских руках: только изощренные, медленные, сводящие ее с ума ласки. Поэтому вокруг его персоны всегда вилась целая толпа девушек. Он был потрясающим мужчиной, имея опыт в том, как сделать женщине приятное не только в постели, но и на свидании. Итальянец не заботился о своем «я», чтобы дать наслаждение лишь себе, а больше заботился о партнерше. Это был его конек.

     Вероника уже начинала ревновать его даже к его бывшим девушкам: «И как мне вести себя? Не нападать же на улице на каждую экс-любовницу Милано?! Но я не могу позволить стае голодных баб гоняться за моим будущим мужем! Пусть только попытаются, и я сделаю все от меня зависящее, чтобы не подпустить их к нему!»

     Прекращая думать об этом, Вероника завернулась в полотенце и вышла из душа. Вдруг она снова почувствовала себя нехорошо: голова закружилась, и в коленях появилась знакомая дрожь. «Неужели это происходит из-за того, что я так мало поела? Или потому что жара так измывается надо мной? А может, потому, что я едва думаю о ребенке?! Хватит быть безответственной и пора браться за ум!!!» – бранила себя Вероника. – «Все-таки мне уже давно не пятнадцать, а двадцать три! Следует усиленно следить за собой. Теперь я принадлежу не себе, а малышу!»

     – Милано! – вдруг вскрикнула Вероника, начиная быстро оседать на кафельный пол. Итальянец, как ошпаренный, влетел в ванную, сообразив, что стало причиной крика Вероники. Он мгновенно подхватил ее на руки, ведь реакция у него была очень быстрая и точная, как у змеи. Недовольно покачав головой, он вынес Веронику из ванной, аккуратно кладя ее на постель. Подойдя к тумбочке и найдя определенные таблетки, Милано протянул девушке стакан с водой, при этом сказав предложение таким тоном, которому нельзя было перечить:

     – Ники, выпей это! Немедленно! А то поневоле заставлю!

     Не сердя своего Демона, девушка взяла таблетку из его рук, моментально запивая ее водой.

     – Умница. Врач сказал, что эти таблетки не будут тебе вредны, так как сделаны из трав. Тут нет никакой химии, только натуральное.

     – Для меня это как нельзя, лучше, – смиренно ответила Вероника, удивляясь тому, что не протестует и слушает своего владыку по имени Милано Венециани.

     – Ложись спать. Тебе надо отдохнуть. И секса, даже орального, на сегодня хватит! – жестко сказал ей Милано, устремляя на девушку свои зеленые глаза с черными пушистыми ресницами, от которых у Вероники сбивалось дыхание. Ей так хотелось прикоснуться к ним.

     – Оральный? То есть, где используется рот и язык? – догадывалась Вероника.

     – Верно! – улыбнулся Милано. – А теперь спать! Хватит болтать, неугомонная!

     – Ну, знаешь! Не тебе меня учить! – Девушка хотела брыкаться и возмущаться в ответ на его слова, но сразу унялась, когда увидела, что Милано все еще смотрит на нее свирепым взглядом.

     – Вижу, что покорности среди твоих добродетелей почти не бывает! Верно я говорю?! – с укором заметил итальянец.

     – Да! – обиженно проговорила Вероника. – Ведь ты можешь идти и гулять по Пизе, а я, к сожалению, не смогу составить тебе компанию: плохо себя чувствую. Скорее всего пойдешь в местный клуб, будешь развлекаться с женщинами и не станешь ночевать в отеле!

     – Что за нелепица?! – захохотал итальянец, слушая ее слова. – Я никуда не пойду, лягу рядом с тобой, пока ты не заснешь.

     – Пока я не засну? А потом уйдешь?! Лицемер!!! – обвиняла его Вероника, кидая в него небольшую подушку, которая лежала рядом с ней на кровати. Но Милано легко поймал ее новый снаряд. «Ему бы играть в регби и крикете. Потрясающая реакция!» – подумала Вероника, смотря на мужчину и изучая его совершенную фигуру. – «Да и мышцы у него, как скала!»

     – Нет, я останусь с тобой, моя амазонка. На всю ночь, – мужчина опроверг все ее домыслы, пока Вероника молчала, боясь выдать свои мысли. – Думаешь о моем теле? – добавил он, понимая жаркие взгляды, которые бросала на него его красавица.

     – В общем, да. Хотя не совсем. Думала о том, как бы ты классно смотрелся в регби или крикете. У тебя изумительная реакция!

     – Спасибо за комплимент. – Милано действительно удивлялся всему, что говорила ему Вероника или хотела донести до его сердца. Но пока его сердце молчало. Даже не шептало.

     Слегка зевая, Вероника скоро нырнула под покрывало, не обращая внимания на то, что совершенно голая.

     – Надень сорочку, а то заболеешь. Ночью бывает прохладно, потому что я не закрываю окна в номере. Если закрою – станет душно, – пояснил Милано, подавая ей одежду.

     – Как прикажете, синьор, – иронично проговорила Вероника, надевая ночную рубашку и снова забираясь под одеяло.

     – Отлично, что слушаете меня, синьорина! – подмигнул ей Милано, долго смотря на Веронику, как на свою воительницу.

     – Почему синьорина, а не синьора?

     – Ты еще не замужняя леди.

     Девушка сразу возразила ему в ответ.

     – А таксист назвал меня синьорой!

     – Да потому что он идиот. Он не итальянец и многого не знает о нашей культуре речи. Тем более синьора – это женщина преклонных лет. А ты молодая, словно горная лань!

     – Опять ты сравниваешь меня с этим парнокопытным животным!

     – Но ты ведь похожа на нее, – смеялся итальянец, раскидывая ей комплименты. – Такая же дикая и необузданная!

     – Мне почему-то очень хочется спать… – Вероника еще раз зевнула, закрывая рот рукой и ощущая, как на ее тело нападает хроническая усталость.

     – Таблетки с легким усыпляющим средством – валерьяной. Я думаю, поэтому тебе так хочется спать, – хмыкнул Милано, ложась рядом с девушкой и закидывая руку над ее головой.

     – Ты обманул меня! – высказалась Вероника, ударив кулачком в его грудь и все еще не отрывая от него взгляда.

     – Но так бы ты не уснула, – нажав на ее точеный и аккуратный носик, произнес он с мягкостью.

     – Ну и ладно, – голосом, в котором будто не было чувств, отвечала ему Вероника. – Если ты уйдешь этой ночью, я не буду биться головой о стену.

     – Я не уйду, Ника, – обнимая ее левой рукой, клялся итальянец. – Мне надо быть уверенным, что ты не потеряешь сознание, когда встанешь в туалет.

     – Ты солнышко. Мое темное солнышко! – сияя счастьем, сказала девушка, взаимно обнимая своего итальянца и прижимаясь к его груди, где билось его сердце.

     – Темное солнышко? Меня еще никто так не называл, – улыбнулся Милано, убирая локон с ее загоревшего лица и также прижимаясь к своей воительнице.

     – А я буду, – игриво отвечала ему Вероника, начиная поглаживать шесть кубиков его пресса и пробуждая в мужчине древний инстинкт охотника.

     – Мне становится жарко! – еле терпя близость со своей амазонкой, жаловался ей итальянец.

     – От моих прикосновений или от жары в городе? – издевательски расспрашивала его Вероника.

     – В обоих случаях, – засмеялся Милано, вставая с мягкой кровати и открывая в их комнате окна, чтобы в номере стало попрохладнее. Вероника не заметила, как быстро сон окутал ее: девушка очень устала за эти дни, и ей нужно было восстановить силы.

     Желая сказать своей амазонке приятные слова, Милано повернул голову в ее сторону, но понял, что слова были уже не нужны. Его богиня тихо спала, лежа щекой на мягкой подушке и осторожно дыша, будто рядом с ней простиралась живая скатерть белоснежных одуванчиков и Вероника боялась задеть ее своим дыханием.

     Пока Вероника спала, Милано знал, что его главная мечта в том, чтобы Вероника осталась с ним. Осталась, хотя бы пока его злое «Я» не вылезло наружу, круша все, что он хотел построить с Вероникой в настоящем, а может быть, даже и в будущем.

     А хотел ли этого сам Милано? Или он просто лгал себе?

Вступить в МовелласУзнать о чем вся эта суета. Присоединись сейчас и начни делиться своей креативностью и страстью.
Loading ...