Роковая итальянская cтрасть (Fateful Italian Passion) (Русская версия)

  • от
  • Рейтинг:
  • Опубликовано: 6 апр 2015
  • Обновленные: 7 янв 2016
  • Статус: В Процессе
Эротический, психологический, любовный роман. *****В раннем детстве Веронику Ледянову удочерила ее тетя Генриетта. Вероника не знает своих настоящих родителей и живет только ради своей любимой тети. Заканчивая четвертый курс университета по профилю дизайн одежды, девушка мечтает отдохнуть и хотя бы на неделю уехать от своего каждодневного окружения - сокурсников, которые постоянно издеваются над ней, вследствие ее происхождения. Генриетта решает подарить Веронике тур по Италии, который сможет сможет отвлечь ее от проблем. Вскоре Вероника едет в Италию и встречает в Риме молодого мужчину по имени Милано Венециани, который кажется ей очень хорошим человеком. Но Вероника не знает ни его прошлого, ни настоящего, как и не знает, что принесет ей будущее. Вступая в эти отношения, Вероника чувствует, что влюбляется в Милано. Но убьет ли ее это? Или заставит девушку почувствовать себя как никогда живой? А может Вероника просто упадет на дно этой губительной страсти и никто не поможет ей?

41Likes
39Комментарии
4296Просмотры
AA

10. ГЛАВА 10


 

***

«Оглянись, и ты увидишь свет».
    

     На следующее утро Милано проснулся с тяжелого похмелья, простонав от дикой и невыносимой головной боли. Как же трещала башка! А что он наговорил вчера брату? Ему хотелось провалиться сквозь землю. Какой же стервец! Родного человека, который всегда помогал ему, так оскорбить!

     Услышав вчера вечером телефонный разговор брата и его невесты, Милано понял, что не одинок. Хотя он не хотел признавать то, что он не безразличен и чужим людям, так как не верил в их добрые мотивы. А может, мужчина составил неверное мнение об окружающих, и не нужно всех чесать под одну гребенку? Люди разные, и пока не пообщаешься с большинством из них, не поймешь как же разнообразно общество! Нельзя всех осуждать или оправдывать: каждый совершает ошибки.

     Стремглав надев дорогой костюм цвета кофе с молоком, итальянец вышел из своей комнаты, спускаясь по длинной лестнице. Но сегодня на кухне он не услышал кипящего электрочайника и шипящей сковороды, на которой Лученцо всегда готовил яичницу. Милано осознал, что своей выходкой заставил брата уехать от него.

     Расстроившись из-за ссоры с Лученцо, Милано наскоро приготовил кофе. Он выпил его залпом, потому что в желудок больше ничего не влезало. Милано проклинал себя за то, как вчера поступил с Лученцо. И правильно, что брат ударил его. Нужно было вообще убить его за такие слова.

     Неужели он только и мог, что причинять страдания своим близким?

     Выйдя на крыльцо, Милано не ожидал, что увидит брата, сидящего на ступеньках и нервно покуривающего сигарету.

     – Доброе утро, Лу, – как можно мягче сказал юноше Милано. – Прости меня за вчерашнее. Я знаю, одного моего слова «прости» мало, да и твоего хука справа тоже. Я сволочь, козел, свинья! Короче, все плохие слова, которые ты знаешь, можешь записать на мой счет. Я думаю, что должен уехать из коттеджа. Я сниму отдельную квартиру, а ты будешь спокойно здесь жить вместе с Фрэ. Не хочу портить вам жизнь.

     Молчание Лученцо было красноречивым. Милано и правда все испортил и мог надеяться только на то, что Лученцо когда-нибудь заговорит с ним. Милано хотел лишь испариться и никому не мешать, ведь он не желал причинить боль родному брату.

     Понимая, что Лученцо больше не будет с ним разговаривать, Милано стремительно спустился по ступенькам, освобождая любимую ламборджини от сигнализации. Но вдруг испытал облегчение, когда Лученцо положил на его плечо свою ладонь.

     Он не хотел, чтобы Милано уезжал впопыхах. Он же любил своего старшего брата.

     – Не уезжай, – упрашивал его Лученцо. – Я даю тебе еще один шанс.

     – Брат, – только и смог сказать Милано, когда крепко обнял Лученцо. – Я думал, что ты больше никогда не заговоришь со мной. Извини меня, пожалуйста. Я не хотел делать тебе больно.

     – Если ты мой брат, то на ужине в доме Ласкатти не дашь чести семьи Венециани упасть ниже плинтуса. Если же поведешь опрометчиво – считай, что у меня больше нет брата, – вымолвил юноша без тени чувств.

     Милано никогда не видел брата таким. Значит, его поведение действительно перешло всякие границы и он не мог оправдывать себя. Он должен был думать о семье, а не о себе!

     – Я обещаю! – твердо ответил Милано, смотря в глаза Лученцо.

     – Поверю, – таким же тоном отвечал ему Лученцо, всей душой надеясь, что старший брат ему не врет.

     – Сегодня я должен ехать в командировку, хотя голова трещит нещадно!

     – Интересно куда? – заинтересовался Лученцо, выкидывая бычок сигареты в урну, стоящую неподалеку от их коттеджа.

     – В Венецию, в Милан. Потом еще в Пизу, –  вяло отвечал Милано. – И если честно – мне нужно проветриться. В Риме я задыхаюсь…

     – Ты хоть поел? – Юноша знал, что с утра у Милано во рту не было и маковой росинки, и он даже не приготовил себе простой бутерброд.

     – Только кофе выпил. На работе секретарша Сьюзен сделает мне разные сэндвичи.

     – Эх, ты! Даже завтрак себе приготовить не можешь.

     Милано от недовольства сморщил нос.

     – Ладно… – Лученцо улыбнулся, подавая ему пластмассовый контейнер. – Вот тебе моя стряпня. Возьми. Домашняя еда лучше.

     – Спасибо, – Милано отблагодарил брата за завтрак, радуясь тому, как быстро Лученцо простил его.

     – Ты не в обиде за… – Лученцо показал брату жестом вчерашний хук.

     – Нет, – хмыкнул Милано, пусть щека все еще болела от удара.

     – Ты надолго в командировку?

     – Может, на четыре, а то и на пять дней. Но я вернусь к субботе. Во сколько ужин?

     – Думаю, в восемь часов вечера.

     – В восемь, так в восемь, – согласился Милано.

     – Кстати, ты еще не видел нашего братика? Он так подрос. Ему уже полгода! Наша мама только сейчас смогла приехать, потому что ей пришлось лечь в больницу. Если помнишь, роды были с осложнениями, а ведь в ее возрасте такое может случиться с любой женщиной. Даже не верится, что сейчас ей сорок восемь и она родила третьего сына. Героиня! Только вот не знаю, приедет ли из Парижа на мою свадьбу наша младшая сестра Даниела? Но все-таки пошлю ей смс. Так хочу увидеть ее. Я очень по ней соскучился! И кто мог знать, что отец в восемнадцать лет жениться на нашей пятнадцатилетней матери? Прямо как Ромео и Джульетта! – усмехнулся этому факту Лученцо.

     – Нет, Лу, я не видел младшего брата. Родители не показывали его мне, – с грустью произнес Милано, прослушав целый монолог юноши. – Хотя кого заботит мое мнение, кроме тебя?

     – Не говори так. Ты очень дорог, как родителям, так и мне, – с добротой убеждал его Лученцо.

     – Мне кажется наши предки не взлюбили меня, потому что я испортил им жизнь. Ведь ты знаешь, что мать вышла замуж за отца, потому что ждала ребенка. И этим ребенком был я, черт подери!!!

     Милано чувствовал, что снова накаляется в гневе, в то время как Лученцо понимал его эмоции. Родители показывали Милано всем своим отношением, что он не так любим, как остальные дети. Но по идее Милано был первенцем, и надо было его обожать больше, чем других детей. Но на родителей Милано это не распространялось.

     – Отец и мать любят тебя, просто когда ты подрастал, они сами еще были детьми и не могли уследить за тобой. Если бы не наш дедушка, родители потерялись бы в жизни. Ты это сам прекрасно знаешь. Да, тебе пришлось нелегко, Милано, но ты всегда можешь опереться на мое плечо. Ты – мой самый любимый брат, хотя порой и непутевый. – Лученцо старался доказать старшему брату, что очень любит его. Ведь без любви люди становятся черствыми, как сухари, без намека на мягкость.

     – Я знаю, – тяжело вздохнув, сказал Милано. – Поэтому так рано стал заниматься бизнесом, чтобы не зависеть от родителей. Чувствовал, что они обвиняют меня в том, что я так рано пришел в этот мир. Может, меня вообще не надо было рожать?!

     – Хватит пороть чушь! – с гневом высказал ему Лученцо. – Ты им нужен, мне нужен. Неужели надо повторять постоянно?

     – Не надо, – невольно улыбнулся Милано. – Смотря на нашу семью, сразу можно понять, что ты и Даниела были запланированными детьми, а я нет. Мать родила тебя в двадцать три, а сестру в двадцать девять. Один я родился, как отшельник, в ее пятнадцать лет...

     – Ты прекратишь говорить ерунду или нет?! – накричал на него Лученцо. – Или тебя ударить еще раз? Тогда твои компаньоны поймут, что вчерашняя ночь у тебя была не из легких!

     Милано расхохотался.

     – Не стоит, брат. У меня и так челюсть болит. А не скажешь, что ты не занимался спортом. Уложил меня, боксера, в один удар! Молодец!

     – Спасибо большое за ремарку, но ты же сам учил меня боксировать еще в юности... – с довольной ухмылкой, признался ему Лученцо. – Тебе пора в офис. А то опоздаешь.

     – Да… – вспомнив про время, ответил ему Милано.

     – Держи, чтобы не болело. – Лученцо вручил старшему брату пакет со льдом, чтобы после вчерашнего у Милано не раздулась щека.

     – Ты меня спас! – с иронией произнес Милано, когда хлопнул брата по спине.

     – Не издевайся! – Лученцо намеревался дать затрещину по черноволосому затылку старшего брата за его колкости в разговоре, но тот сразу пригнулся, чтобы не заработать ее.

     – Не буду.

     – Успехов тебе. Возвращайся побыстрее. И если приедешь к самой субботе, надень нормальные джинсы. А не те рваные, что ты часто любишь одевать в гости!

     – Будет сделано, шеф.

     Милано пожал руку брату и, усевшись в свой серебристый ламборджини, вихрем улетел с улицы, унося за собой столбы пыли. Подняв глаза к небу, Лученцо помолился, чтобы Господь Бог образумил Милано. Милано – добрый мужчина, но если не изменит образ жизни, то упадет в глубокую бездну. Ведь так легко соскользнуть с обрыва и улететь прямо в пропасть.

***

     Пробыв два дня в чудесном городе Милане вместе со своей группой, Вероника многое узнала о моде, которой всегда интересовалась. После Милана она поехала в Пизу. День был теплым и солнечным, словно погода сама позволяла увидеть падающую башню на фоне яркого неба. Для Вероники было так захватывающе фотографироваться на ее фоне, ведь она никогда не видела столь изумительного и необычного строения XIV века. Рассказывая о Пизе и ее знаменитой башне, экскурсовод Клара глубоко проникала в историю быта народа этого города, добавляя интересные случаи из его жизни. Группа слушала гида с открытым ртом, и со стороны такая пантомима казалась немного комичной.

     Завершив свой интересный рассказ, Клара сообщила туристам, что они задержатся здесь на три дня. Пиза – небольшой милый городок и удобен тем, что тут можно приобрести совсем недорого разнообразные сувениры и товары на память. Также здесь можно с пользой провести свободное время, прогуливаясь по музеям, картинным галереям и площадям, дабы проникнуться атмосферой города.

     На второй день, посмотрев многие достопримечательности Пизы, туристы вскоре разбрелись по отелям. Вероника с Тимофеем очень устали и не хотели развлекаться, пусть Клара и советовала им сходить на местные дискотеки, которые были классными и очень зажигательными. Но из-за самочувствия Вероники и ее постоянного переутомления Тимофей не хотел искушать судьбу, разведывая территории местных клубов, ведь он оберегал девушку и заботился о ней.

     Что интересно, Вероника не знала, что номера, в которых она останавливалась как в Милане, так и в Пизе, были зарезервированы на деньги Милано Венециани. Клара не раскрывала этот секрет девушке, так как в фирме существовали правила неразглашения информации третьим лицам.

***

     И вот на третий безоблачный день в прекрасном городе Италии Вероника с Тимофеем отделились от целой группы и пошли гулять по площади Чудес, стараясь спрятаться от жаркого солнца в прохладных каменных храмах.

     Но никто из них не думал и не гадал, какой новый сюрприз преподнесет им судьба.

     В шикарном серебристом костюме, переливающимся в лучах дневного светила, Милано сидел в уличном кафе, допивая черный кофе. Он разговаривал с одной бизнес-леди, которая постоянно поправляла свою прическу, время от времени бросая жаркий взгляд на своего партнера по бизнесу. Что интересно, в любой другой момент итальянец принял бы ее вызов с моральным удовлетворением, но сегодня с памятной встречи с Вероникой, семь дней назад, ему не хотелось никого, кроме нее.

     Вспоминая слова, сказанные брату в тот злополучный вечер, когда Милано так напился, он чувствовал себя последней скотиной. Такое сказать о будущей невесте Лученцо, но в особенности о Веронике! Лучше бы девушка никогда не узнала о его отвратительных словах! Она – глоток свежего воздуха для Милано! А он так плохо говорил о ней! Кто выйдет за него замуж, если он никого не уважает?

     Недовольно поводя носом после воспоминаний о разговоре с Лученцо, Милано неспешно перевел взгляд в сторону баптистерия Святого Иоанна Крестителя и его сердце моментально взорвалось эмоциями. Он увидел знакомую девушку, стоявшую возле старинного здания и безмолвно восторгавшуюся архитектурой. Вероника смотрела на большой купол баптистерия, ни на мгновение не отвлекаясь на прохожих.

     Наблюдая за ней, Милано понимал, что прекрасней девушки на свете нет. Ему так хотелось ринуться к Веронике и, наплевав на все приличия, зацеловать ее до полного обморока и увести в отель!

     Или со стороны это будет выглядеть чересчур дерзко? 

     Заметив рядом с девушкой молодого парня, Милано презрительно фыркнул: «Опять этот Тимофей! Ну что он вечно ошивается возле моей Ники?! Я преподам урок этому смельчаку. Пусть только попробует сделать Веронику своей, я оторву ему все руки и ноги, а может, и самый важный мужской орган!» – Да. Ревность бурлила кровь Милано Венециани, и его лицо становилось красным. – «Да пошло все к черту!» – решил итальянец. – «Я сейчас же встану и направлюсь к Веронике. Плевал я на морали и законы! Надоело делать то, что говорят. Я всегда делал так, как нравится мне

     Но вспомнив, что сидит с бизнес-леди, слушающей его деловые предложения, Милано свыкся с тем, что нужно закончить разговор. Завершив беседу, Милано пожал руку итальянке и сказал ей, что ему нужно выполнить одно неотложное дело. Блондинка в темно-красном костюме изумленно подняла брови, но промолчала, слегка улыбаясь его планам и кивком головы говоря, что будет ждать его здесь.

     Встав со стула и сделав несколько обходов вокруг белых столиков, Милано вскоре достиг зеленой лужайки. Слава архангелам, блондинка не следила за ним и смотрела в другую сторону. Тем более ему надоедало пристальное внимание со стороны женщин, особенно таких приставучих, как она.

     Увидев, как Вероника, улыбнувшись, кивнула Тимофею в ответ, когда тот что-то шепнул ей на ушко и пошел к магазину сувениров, итальянец просто вскипел от гнева. «Как Вероника могла так легко забыть меня?! Хотя, может, она злится, что я не пришел на свидание? Вполне возможно», – хмыкнул он, хорошо зная природу женского характера, зная, как женщины могут реагировать на мужские выходки.

     Быстрыми шагами леопарда Милано добежал до своей лани, пристально изучая ее внешний вид. Вероника выглядела просто ошеломляюще: цветастое платье необычайно спокойной расцветки, подпоясанное на талии и ниспадающее до земли, очень стройнило фигуру девушки и в то же время показывало длинные ножки его обладательницы. Если бы не люди, мужчина овладел бы Вероникой прямо здесь, на траве. Страсть никуда не исчезла. Он осознал, что хочет Веронику еще больше, чем прежде. У него ехала крыша, находясь так близко к этой красавице!

     Подойдя к девушке, итальянец горячо задышал на ее темно-русые волосы.

     – Этот Ангел прилетел так быстро. Вот только не дождался меня в Риме... – диким шепотом произнес он, отчего Вероника пугливо дернулась, слегка удивляясь, что слышит знакомый голос.

     Девушка развернулась на сто восемьдесят градусов и, конечно, увидела... Милано. Он был также красив и неотразим, каким был с момента их расставания. Серебристо-серый костюм настолько подчеркивал линии его тела, что казалось, будто его вытачали прямо на итальянце; воротник белой рубашки был по-бандитски расстегнут, а галстук спокойно болтался на шее. Как всегда, Милано выглядел соблазнительно и сексапильно.

     «Ну, уж нет! Теперь этот номер со мной не пройдет!!!» – Вероника дала себе слово, что никогда больше не попадется на удочку его соблазна. Или захочет быть пойманной снова?

     – Что ты тут делаешь?! – недовольно прошипела она, пока изучала итальянца с головы до ног. Милано, конечно, не ожидал такого «теплого» приема со стороны Вероники, но никак на это не отреагировал.

     – У меня деловой ужин, – спокойно отвечал мужчина. – С одной блондинкой.

     – Ну и вали к ней! Я-то тут причем? – возмутилась девушка, нетерпеливо смотря на итальянца.

     – Все еще ревнуешь? – усмехнулся Милано, осторожно гладя ее волнистые волосы.

     – Нисколько. Обслужи хоть всех итальянок, мне нет никакого дела до тебя!

     – Неужели, mia cara? – ехидничал мужчина. – Ты просто злишься, ведь неделю назад я назначил тебе встречу, но сам опоздал.

     – Иди ты к черту! – вспыхнула Вероника, чувствуя, что не должна поддаваться его обаянию, хотя она определенно поддавалась. Ведь в данный момент Милано Венециани самодовольно улыбался, смотря, как девушка нервничает в его присутствии.

     Бес! Самый настоящий бес!!!

     – Ты знаешь, я пойду к черту только после того, как совращу тебя, мой прекрасный Ангел. А потом пусть хоть Армагеддон начнется! Но ты будешь моей, пока я сам тебя не прогоню!!! – дерзко отвечал мужчина, засовывая ладони в карманы своих брюк и немного покачиваясь вперед и назад на своих черных туфлях-штиблетах.

     – Самодовольный ублюдок! – Вероника, пылая негодованием, ругалась на Милано, направляясь в сторону белоснежного собора. – Ты никогда меня не получишь!

     «Почему Вероника может обвинять меня в чем-либо, если, возможно, сама испачкала свои небесные крылья в грязи?» – гадал итальянец. – «Или нет? Может, она действительно не виновата?»

     Осознав умоисступление своей амазонки, Милано внезапно подбежал к ней, хватая за руку и таща Веронику в сторону раздевалки, относящейся к Пизанской башне, пусть помещение и предназначалось только для персонала.

     Вероника отпихивалась от итальянца, как могла: «Что он себе позволяет, плейбой несчастный?! Сейчас я ему врежу! Пусть только попробует приблизиться ко мне!!!»

     Зайдя в маленькую комнату и закрывая за собой дверь, Милано схватил девушку за предплечье, да так сильно, что Вероника чуть не вскрикнула от боли.

     – Пусти меня, черт бы тебя побрал! Убери свои грязные руки, извращенный в сексе мерзавец! Ищи развратниц у себя в Риме, а про меня забудь. Ты понял?!

     – Ты трахалась с ним?!! – грозно спрашивал Веронику итальянец, чувствуя, что сомнение набирает новые витки силы в его голове.

     – С кем?! – Девушка пришла в ярость, слыша такое оскорбление от Милано.

     – Не притворяйся дурой! Я имел в виду Тимофея! – огненным взглядом смотрел на нее Милано, притом что радужки его глаз были цветом сине-зеленой бездны.

     – Тебя это никоим образом не касается! – кричала она, пытаясь вывернуться из его цепких пальцев.

     – Еще как касается! Если ты спала с ним – ты шлюха!

     Милано злился на Веронику, пытаясь хотя бы взглядом приковать к себе внимание гордой амазонки, но все было тщетно.

     – А ты мразь, если думаешь, что после всего, что ты наговорил мне, я буду с тобой! Да кто вообще захочет иметь с тобой дело?!

     Рука Милано взлетела, и мужчина со страхом понял, что ударил дверь в нескольких сантиметрах от головы Вероники. Он был в шоке от того, как она разозлила его и хотела его рукоприкладства. «Вот же ведьма!» – подозревал девушку итальянец. – «А еще прикидывалась ангелом».

     – Сейчас сам узнаю, спала ты с ним или нет. Узнаю через самый любимый и верный мне способ.

     – Только попробуй дотронуться до меня, и я закричу! Я порву весь твой хваленый костюм! Обещаю тебе, чертов бес!

     Девушка не успела еще что-то сказать ему, как вдруг итальянец закрыл ее рот крепким поцелуем. Он целовал ее с таким ражем, что Вероника думала: мужчина съест все ее губы. Девушка терпеливо поддавалась ему, боясь рассердить или получить от него удар, но с изумлением понимала, что Милано не делает этого, а только теснее прижимается к ней.

     – Сейчас возьму тебя резко и быстро. Посмотрим, было твое тело под ним или нет? Если будет больно, значит, ты не врешь, если будет приятно, значит, ты была в его постели и не раз!

     – Животное! Отпусти меня! – внезапно девушка почувствовала, как Милано поднял ее платье и, снимая с нее белье, жестко вошел в ее тело. Вероника вскрикнула, чувствуя, как боль пронзила все ее внутренности. Закусив губу, она не желала показывать, как ей неприятно и как злость и обида все больше проникают в ее душу.

     Но Милано сразу просек ее обман, когда увидел, как девушка теребит зубами свои прекрасные губы. По ее щекам текли слезы, но она терпела, не желая показывать, что ей больно. «Ну, и женщина!!! Настоящий боец! Настоящий!» – думал он, смотря в глаза Вероники. – «Теперь точно никуда ее не отпущу!» – закончил мысль Милано, когда вышел из тела своей смелой амазонки и она чуть ли не рухнула от потери его поддержки.

     – Ну и сколько ты будешь мне еще врать, маленькая лгунья? – улыбался Милано, мгновенно успевая подхватить Веронику за талию и нежно поглаживая ее гибкую шею. Итальянец понимал, что девушка не обманывала его по поводу своего целомудрия и теперь ее тело ноет от его жестокости.

     – Убирайся к черту! Не хочу тебя видеть! Насильник! – говорила Вероника сквозь слезы, думая о Милано только самое плохое.

     – Я соединен с тобой, cara, и никуда не уберусь, – урчал мужчина рядом с ее ухом. – Я ополоумел от ревности, но сейчас я доставлю тебе наслаждение, и ты меня простишь.

     – Уходи отсюда, иначе я позову полицию!

     – Тогда нас арестуют за секс в общественном месте, – хмыкнул Милано.

     – Чудовище! Изверг! – снова кричала на него Вероника, нещадно ударяя его в грудь, пока Милано не стал чувствовать, что ее удары становятся сильнее. Он терпел их до поры до времени, пока терпение не лопнуло. Не желая больше выносить колючие нападения своей воительницы, он с силой захватил ее локти, ведя девушку в сторону кухонной мебели. Повалив Веронику на стол, Милано прижал ее запястья к крышке стола, и девушка задрожала, ощущая на себе похотливый взгляд ее любимых глаз.

     Какой же он был демон и ангел! Как могли обе стороны человека – черное и белое – так остро наблюдаться в характере итальянца? Он был просто монстром из сказок, но в тоже время принцем, на котором лежало заклятие ведьмы.

     – Ты возбудилась. Мне это приятно… – прошептал Милано, сжимая обе ее кисти одной рукой, а второй поднимая ее платье. – Я тоже хочу тебя, мой Ангел. Отдайся мне!

     – Только под страхом смертной казни! И то не обещаю! – Вероника посылала ему взглядом все свое сопротивление, чувствуя, как глаза итальянца прожигают всю ее кожу. Он будто смотрел на нее через лазерный монитор.

     – Ты не понимаешь, bella, что с твоими постоянными отказами мое возбуждение растет с удвоенной силой? Перестань. Я знаю, что ты желаешь меня!

     – Похотливая скотина!!!

     – Ругайся, как тебе вздумается. Ты все равно моя!!!

     Не давая Веронике остыть в своей страсти, Милано, не торопясь, вошел в ее тело, отчего спина девушки вмиг изогнулась тетивой лука. Всхлипнув и понимая, что ей уже не будет больно, Вероника окончательно сдалась. Милано слегка приподнял ее мягкие ягодицы, чтобы глубже протолкнуться в ее восхитительном теле, и хрипло простонал, когда мышцы плоти  его амазонки с силой захватили его достоинство. Оно полностью потонуло внутри ее женского царства, как будто снова пришло в свой дом.

     – Ты так убьешь меня, mia amore, – шептал итальянец, горячо дыша в ее ключицу.

     – Убью. Если ты не слезешь с меня, сейчас же! – все еще пытаясь сопротивляться, надрывно говорила с ним Вероника.

     – Ты злишься, но я знаю отличное средство против этого, – усмехнулся Милано, кидая свой пиджак в сторону. – Я не буду жалеть тебя, амазонка. Сейчас ты узнаешь все, что должна знать, и будешь стонать от того, чтобы я повторил это снова, снова и снова. Поверь, я знаю, что говорю. Тебе понравиться, что я сделаю!

     – Пошел ты! – ругалась на итальянца Вероника, наблюдая, как его быстрые пальцы расстегивают перламутровые пуговицы на ее летнем платье.

     – Я пойду, как раз туда. Вместе с тобой, сara, – хмыкнул итальянец, скидывая с себя рубашку и швыряя на то место, где лежал пиджак. – Ты запросишь о пощаде, но будет поздно. Я смогу это повторить только в отеле, когда нам никто не помешает.

     – Ты отстанешь от меня или нет?! – сбесившись, снова наорала на него девушка.

     – Я тянусь к тебе и хочу быть рядом… Все просто… – пробормотал Милано, снимая бретельки ее бюстгальтера и гладя ее грудь легкими массирующими движениями.

     Вероника сделала непонятный выдох, больше похожий на взрыв смеха, в то время как мужчина продолжал мучить ее поглаживаниями и пощипываниями, оставаясь полностью обнаженным перед ней и не отходя от своего русоволосого Ангела ни на минуту.

     – Дай мне свободу, – шепотом умоляла его Вероника, чувствуя, что наступает час сладкой расплаты и Милано запросит своего.

     – Дам, если ты меня привяжешь, – пошутил мужчина, приближая к себе ее уже такое мягкое и податливое тело. Войдя в него, Милано начал набирать новый темп, мыча от удовольствия. Утонув в объятиях своего итальянца, Вероника вторила его быстрым движениям, так как тело уже не желало подчиняться хозяйке. Все ее предали: и внутренние силы, и сама плоть.

     Девушке хотелось рыдать от бессилия, но слезы уже не выдавливались из ее глаз. Она не могла понять, почему так слепо доверяет свое тело этому ненормальному и бешено страстному итальянцу?!

     Темп толчков стал ускоряться все быстрее и быстрее, пока девушка не вонзила свои длинные ногти в спину Милано. Вероника застонала, когда мужчина издал тихий смешок, зарываясь с головой в ее темно-русые волосы.

      Тихо говоря на ухо Милано, Вероника признавалась, что вся его и больше никому не будет принадлежать. От ее слов мужчина возбуждался сильнее, испытывая яркий экстаз и не желая останавливаться и вожделеть тело Вероники с еще большим азартом. Он только хватал ее за нежные ягодицы, стараясь приблизить девушку к себе, пока Вероника сильнее впивалась ногтями в его лопатки, и Милано осознавал, что она царапает его до крови. Но понимая, что такую воинственную особу не стоит унижать, мужчина только усмирял ее усладами секса.

     Она еще запросит большего, Милано был в этом уверен.

     – Перестань пользоваться моей слабостью! – шипела Вероника, чувствуя, как крепкие ладони Милано сдавливают ее разгоряченные ягодицы. – А то закричу!

     – Если бы хотела, давно бы уже закричала, – улыбаясь, произнес мужчина, не сбавляя темп своих, ощутимых для девушки толчков. – Могу сильнее, если ты хочешь. Я весь в твоем распоряжении, Ангел мой. Демон – твой раб!

     – Ты циник! – пылала сопротивлением Вероника. – Как только удовлетворишь свою похоть, я сбегу.

     – Только попробуй, – в ответ пригрозил ей Милано. – Я тебя найду и заодно убью твоего Тимофея! Так что подумай над этим!
     – Монстр! – с пренебрежением ответила итальянцу девушка, видя, как он пытается ее поцеловать. – Я разорву твой рот до крови!!!
     – А ты оказывается садистка. А еще притворялась, что нет. Но если ты порвешь мои губы, клянусь, секс для тебя станет невыносимым! Я не дам тебе взорваться оргазмом!!!
     – Настоящий инквизитор! Пусти меня! – Вероника долбила своими маленькими кулачками по его груди. – Пусти!!!

     Не в состоянии более держать оборону, девушка стала всхлипывать, и вскоре ее лицо покрылось розовыми пятнами. Улыбка Милано мгновенно сменилась угрюмостью, и мужчина остановился. Осторожно выходя из девушки, он понял, что только что усилил ее ненависть к своей личности.

     Она никогда его не простит. Никогда.

     Застегивая на себе пиджак, Милано стал бегло одеваться, доставая из брюк гигиенические салфетки и аккуратно протирая женское место девушки. Вероника закрыла лицо руками. Ей были непонятны его жестокость и ласка. «У него ум за разум заходит?!» – гадала она.

     – Прости меня, Ники… – извинялся итальянец, надевая на нее прозрачные трусики и одергивая ее шифоновое платье. – Я действительно не достоин тебя. Реальный ублюдок!

     – Почему ты был так нежен со мной в первый раз, Милано, а сейчас похож на озверевшего волка?! – Вероника всхлипывала, все еще лежа на столе и не желая подниматься с него.

     – Возможно, что во мне живут два человека, как по сюжету книги «Доктор Джекилл и мистер Хайд». Но ты права, дорогая, я монстр и должен жить в логове, а не тащить тебя на самое дно. Во мне нет ничего святого, и сегодня я это понял, когда сделал с тобой такое. И теперь все больше верю в то, что не должен был рождаться. Моя личность отравляет все вокруг. Особенно твою жизнь, мой Ангел. Может, я напьюсь до умопомрачения и умру!

     Вероника прекратила плакать, когда на ее лицо легла невыразимая печаль. Девушке стало страшно за Милано. Неужели она влюбилась в него, несмотря на всю его беспощадность? «Да… Скорее всего», – звучал голос в ее голове. – «Ты не сможешь жить спокойно, зная, как он добровольно губит себя».

     – Я ухожу. Ты больше никогда не увидишь меня. Ангел не должен жить с демоном. Иначе, ангел погибнет... Демон убьет его... его свет! – Милано произнес речь с такой горечью, что у девушки от слез запершило горло. Она поняла, что если не остановит его, больше никогда не увидит своего любимого Демона.

     – Нет! – вскрикнула Вероника, слезая со стола и подбегая к двери, чтобы заслонить ее. – Я не дам тебе уйти! Нет!

     – Ты не можешь насильно удерживать меня, – грустно улыбнулся ей мужчина. – Клянусь, я больше тебя не потревожу.

     – Эгоистичный болван! Ты понятия не имеешь, что творится в моей душе! И с этим хочешь оставить меня в одиночестве? Не знаю, что случилось в твоем прошлом, но чувствую, не очень хорошее, ведь ты плохо относишься к людям. Я постараюсь повести тебя к свету, если ты, конечно, хочешь сделать это вместе со мной.

     Милано застыл на месте, и его глаза стали похожи на два темных озера, с каждой минутой становившиеся все светлее и светлее. Ему было невдомек, что Вероника понимала его и чувствовала. Ему не верилось, что он нашел такую девушку, единственную на белом свете, которая без слов ощущала, что творилось в его душе. Она была так похожа на его любимого брата Лученцо. Такая же добрая и открытая.

     Медленно подойдя к Милано, Вероника стала прощупывать почву. Ей нужно было понять, кто перед ней сейчас – дьявол или человек? Но замечая, что мужчина спокоен и не похож на того безумца, который потащил ее в эту комнату, она поняла, что это человек. Ее Милано. «Почему он не хочет открыться передо мной?» – Вероника никак не понимала его молчания. – «Почему он скрывает боль под маской ненависти ко всем? Неужели его сердце никогда не оттает?!»

     Поддавшись внутреннему чувству, Вероника осторожно подошла к поникшему Милано и посмотрела в его глаза, которые ничего не выражали. Сколько же в них было холода! Но Вероника решилась попытать счастье растопить его ледяное сердце, когда потянувшись к его губам, нежно взяла его лицо в свои хрупкие пальчики. Милано стоял словно замороженный, будто у него и вовсе не было чувств.

     Не обращая на это внимания, Вероника сильнее целовала его, осторожно захватывая каждую губу, пока он поддавался ее нежным поцелуям. Как бы девушка ни старалась, Милано не отвечал ей, словно его залили в цементе и он стал камнем.

     Из-за безразличия итальянца из глаз Вероники полились слезы, и она уже отчаялась в попытке завоевать его. Но Милано вдруг очнулся от забвения, понимая эмоции своего Ангела и ощущая, что она сейчас оставит его. Он не мог быть таким бесстрастным к Веронике, так как чувствовал к ней что-то непонятное, то, что не было похоже на те чувства, которые он испытывал к той итальянке. Но он не хотел вспоминать отрезок времени, от которого ему все еще было больно. Он хотел забыть.

     Возможно, Милано осознавал, что путал прошлые чувства с настоящей любовью и не мог сделать шаг навстречу чему-то новому.

     Но тут Милано сжал Веронику в своих крепких объятиях, страстно отвечая на ее поцелуи, пока девушка немного улыбалась и боялась, что потеряет то хорошее, что выбралось наружу, то светлое, что она вынула из его души, погрязшей во мраке. Веронике было больно осознавать, что этот человек сможет исчезнуть и на его место сядет на трон жестокий монстр. Она пыталась хотя бы поцелуями удержать добрую часть итальянца, показывая, что он не безразличен ей.

     – Cara, – вдруг прохрипел Милано. – Зачем ты это делаешь? Я не подхожу тебе.

     – Спорщик! – заулыбалась девушка, захватывая его мощную шею в кольцо своих рук и отдавая мужчине свою нежность. – Я тебя не отпущу, даже если прогонишь. Найду в Риме дом твоего друга и буду ждать тебя там.

     – Строптивица! – хмыкнул итальянец, все сильнее обнимая свою амазонку и желая завоевать ее всей душой.

     – Ты меня не знаешь, – смеялась Вероника, пока обнимала его широкую спину.

     – Видимо, да, bella, – слегка ухмылялся Милано, проводя пальцами по позвоночнику своей феи вверх и вниз и подумывая, как бы повторить их страстный секс. – Почему ты хочешь остаться со мной?

     – Потому что люблю тебя, Милано, – изъяснялась девушка, смотря с искренностью в глаза итальянца. – Не могу дать тебе уйти, даже если бы очень захотела. Ты веришь мне?

     – А как же слова «ненавижу» и «уйду»? – отвечал ей мужчина вопросом на вопрос.

     – Я сказала это в сердцах. В гневе могу наговорить все, что угодно, – улыбнулась ему Вероника. – Прости меня.

     – Ты правда любишь меня? И сделаешь все, что попрошу? – Милано откровенно говорил с ней, желая знать правду и поверить в то, что его любят.

     С тяжелым сердцем Вероника посмотрела на него. Мужчина был похож на ребенка, которому следовало постоянно доказывать, что он дорог людям и опекаем ими. А могла Вероника дать Милано такую любовь? Ведь она никогда не чувствовала ее со стороны настоящих родителей. Но, видимо, могла, что было достаточно неординарным ее качеством.

     – Сделаю все, что захочешь.

     – Тогда я хочу тебя… Без промедления, – прошептал итальянец, коснувшись широким лбом ее небольшого лба.

     – Хорошо… – в ответ прошептала Вероника, взяв его за руку и ведя к столу. – Ты хочешь сделать это на столе?

     – Я должен предлагать тебе, мой Ангел, а не ты, – ухмыльнулся Милано, крепко держа ее руку и не думая выпускать ее из своей сильной ладони.

     Вероника развернулась, в изумлении посмотрев на Милано. Его ответ иногда было сложно предугадать: мужчина был закодированной книгой, и страницы мог прочесть лишь человек, который знал код. Ей нужно было стать лучшим взломщиком этого кода и прочесть все страницы, не важно – прошлого, настоящего или будущего.

     Не ожидая следующих действий от итальянца, Вероника ахнула, когда он поднял ее на руки и положил на гладкий стол. Что-что, а джентльменством Милано отличался от остальных мужчин.

     От его приятной заботы девушка содрогнулась, и тут мужчина нахмурился, понимая, что, по-видимому, сделал больно прекрасному Ангелу.

     – Извини… Я, наверное, сильно схватил тебя за талию.

     – Нет, – Вероника отрицала предположение Милано, завороженно смотря в его глаза. – Мне приятны твои объятия. Не обращай внимания. Это я так реагирую на твою заботу.

     – Меня это радует, – отвечал он, показывая девушке сияние своей улыбки. – Но мне порой кажется, что я не контролирую свою силу. Я тварь!

     – Хватит обзывать себя и иди ко мне, – Вероника с радостью открывала свои объятия единственному для нее мужчине. – Надеюсь, ты не будешь со мной таким, каким ты был минутой назад…

     Милано с ужасом вспомнил, что творил с девушкой, и ему стало противно. Он воплощал в себе почти абсолютное зло.

     – Прости меня, bella. Я думаю, что больше этого не повторится. Я боюсь прикасаться к тебе. Ты верно обо мне сказала. Я вел себя, как дикое животное! Мы больше не будем заниматься сексом, у нас будут только платонические отношения.

     Вероника осознавала, что сейчас у Милано меняется взгляд на мир, и он осознает, что все у него переворачивается с ног на голову. Он не может сам принять решение и начинает гадать, что нужно Веронике. Неделю назад мужчина казался девушке таким взрослым, но, видя, как сейчас он менялся в эмоциях, Вероника осознавала, что он все еще находится в детстве.

     Притянув к себе итальянца и скользя рукой к его достоинству, Вероника сжала его напряженный половой орган, отчего мужчина издал какой-то непонятный для нее рев.

     – Не дразни меня. Я же серьезно… – осипшим голосом просил ее Милано, замечая, как же упряма его амазонка.

     – И я серьезно, – усмехнулась девушка в ответ на его целомудрие. – Если ты не можешь сам, я тебе помогу. – Быстро расстегнув серебристые брюки Милано и снимая его нижнее белье, Вероника ощутила, как достоинство любимого мужчины мгновенно уперлось ей в ногу.

     Итальянец не мог понять, почему он разрешает темно-русому Ангелу раздевать себя, позволяя ей делать все, что захочется?! Он терялся рядом с Вероникой...

     Сняв с себя трусики, Вероника прижалась теплыми гениталиями к горячему телу своего итальянца, нежно поцеловав его в шею. Освободив его от рубашки, она осторожно пробралась до стальной груди мужчины, где бегали его напряженные бицепсы.

     – Ника... – позвал ее Милано, пытаясь продрать горло от своего хрипа. – Я правда сейчас займусь с тобой сексом. Ты хоть понимаешь, что ты творишь?

     – Понимаю. Я мечтаю об этом, – с хитрецой в глазах поведала ему Вероника, целуя его за ушком и наблюдая за его реакцией. В ту памятную для них встречу, она уяснила для себя, что это было самое чувствительное место на коже итальянца и он будет рад ощутить там ее огненные поцелуи.

     И Вероника не ошиблась. Милано сразу застонал, прижавшись телом к своей фее.

     – Ты или погубишь меня, или возродишь…

     – Я думаю, второе.

     Охваченный вожделением, итальянец почти терял последние остатки своего разума. Он снова захватил тело своей богини, с гигантской скоростью начиная совершать сильные толчки. Вероника чувствовала, что сейчас взлетит над землей. Ее тело пело нотами целой гармонии, разливавшейся в каждой клеточке ее организма; нега проникала в каждый его уголок, и девушка таяла от такого осязаемого земного чуда. Милано же чувствовал, что стихии без жалости сжигают его. И этими стихиями были страсть и желание.

     Итальянец боялся признаться в том, что Вероника пошатнула его убежденность, изменила его жизненные принципы, сдвинула стену его отчужденности и теперь пытается разрушить ее до основания, сделав его сердце мягким. Мужчина хотел противиться этому, но он не мог укрепить собственную оборону. Он постепенно сдавал свою крепость.

     Крепко схватив Веронику за талию, он упивался ее податливостью и страстью. Как же она была прекрасна, пока стонала в его объятиях! Милано не хотел признавать, что перед его взглядом лицо его богини сияло всеми цветами радуги: «Я делаю ее счастливой? Я, кто причиняет всем одни лишь беды?!» Но ее лицо действительно сияло.

     Закрыв глаза, Милано устало положил голову на грудь своей волшебницы Вероники и, резко совершив последний толчок, услышал пение своего Ангела. Ангел взлетел прямо к свету, на воздушном парном облаке. А видел ли этот свет Милано? Это оставалось нерешенным вопросом. Он всегда пытался уйти в темноту, чтобы не чувствовать боли от света. Даже сейчас он осознавал, что так и не смог ее избежать!

     Хотя в данный момент, мужчине было с кем делить свою боль.

     – Мой Ангел… – прозревая от тумана страсти, прошептал Милано.

     – Тебе правда было хорошо?

     – Да, мой Демон. Даже больше. Восхитительно!

     – Я твой Демон? – печально хмыкнул итальянец.

     – Мой. И останешься им навсегда. Если, конечно, не прогонишь меня.

     – Никогда не прогоню… Верь мне, – проскрежетал Милано сквозь зубы, борясь со своим внутренним голосом, который хотел все испортить. Злое «Я» хотело жестокости.

     – Я верю тебе, моя радость… – со вздохом ответила ему Вероника, положив руку на его сильное мужское плечо.

     – Твоя радость? – Милано изумился ее ответу. Прежде он не слышал таких теплых слов от женского пола, несмотря на то, сколько девушек побывало в его постели.

     – Я могу повторять такие слова бесконечно! – пролепетала Вероника, снова посылая свою улыбку итальянцу и вытягивая пальчиками его черные, густые волосы.

     – Ты действительно посланница небес! Останься со мной.

     Милано нежно поцеловал счастливую Веронику в губы, и это был более целомудренный поцелуй, полный уважения и преклонения перед девушкой.

     Вероника была приятно удивлена такому поцелую, не пытаясь еще о чем-то спрашивать итальянца. Она боялась спугнуть его светлую сторону, ведь это было так легко, учитывая его темперамент. Милано нужно было лишь знать, что его любят со всеми его недостатками. Что Вероника и делала.

     Поднимаясь с девушки, Милано быстро оправился, пока она надевала свое нижнее белье и опускала вниз шифоновое платье. Подав руку Веронике, итальянец подхватил ее, кружа возле себя.

     – Опусти меня на землю! – засмеялась Вероника. – Я и так была над ней достаточно долгое время.

     Переставая кружить, итальянец буйно воззрился на нее.

     – Ты говоришь о сексе?

     – Да… – прошептала Вероника. – О чем же еще?

     – Значит, тебе действительно понравилось, – улыбнулся мужчина, как чеширский кот из книги «Алиса в стране Чудес» Л. Кэрролла.

     – Конечно! Это так важно для тебя?

     – Сейчас это действительно важно, дорогая, потому что ты не безразлична мне.

     В душе Вероники запели птички: она пробила небольшую, но значительную брешь в броне бессердечного Милано.

     Теперь все будет по-другому.

     Она так надеялась…

Вступить в МовелласУзнать о чем вся эта суета. Присоединись сейчас и начни делиться своей креативностью и страстью.
Loading ...