Роковая итальянская cтрасть (Fateful Italian Passion) (Русская версия)

  • от
  • Рейтинг:
  • Опубликовано: 6 апр 2015
  • Обновленные: 7 янв 2016
  • Статус: В Процессе
Эротический, психологический, любовный роман. *****В раннем детстве Веронику Ледянову удочерила ее тетя Генриетта. Вероника не знает своих настоящих родителей и живет только ради своей любимой тети. Заканчивая четвертый курс университета по профилю дизайн одежды, девушка мечтает отдохнуть и хотя бы на неделю уехать от своего каждодневного окружения - сокурсников, которые постоянно издеваются над ней, вследствие ее происхождения. Генриетта решает подарить Веронике тур по Италии, который сможет сможет отвлечь ее от проблем. Вскоре Вероника едет в Италию и встречает в Риме молодого мужчину по имени Милано Венециани, который кажется ей очень хорошим человеком. Но Вероника не знает ни его прошлого, ни настоящего, как и не знает, что принесет ей будущее. Вступая в эти отношения, Вероника чувствует, что влюбляется в Милано. Но убьет ли ее это? Или заставит девушку почувствовать себя как никогда живой? А может Вероника просто упадет на дно этой губительной страсти и никто не поможет ей?

41Likes
39Комментарии
4291Просмотры
AA

1. ГЛАВА 1



Отдельное, огромное спасибо моей подруге по переписке - Мэри Котса из Милана (Италия) за перевод итальянских диалогов и большое спасибо моей подруге Елене-В Л. за помощь в редактуре текста, как филолога. Я вас обеих обожаю и люблю!

 

"Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя".
Фридрих Ницше

 


КНИГА ПЕРВАЯ.

***

«Другая жизнь».


     Не ожидала от себя Вероника, что так быстро согласится на поездку в Италию. Да с чем черт не шутит? Ей надоело находиться под пристальным вниманием своей неродной тети, которая всегда опекала ее, хотя это должны были делать ее собственные родители, которые приходились дальними родственниками Генриетте Ледяновой. Но чего Вероника могла ожидать от людей, которые отказались от нее, как только девочка издала свой первый крик после рождения, от людей, которые бросили ее, совсем маленькую, в тесной корзинке, у приюта? Да вообще-то ничего. Некоторые люди понятия не имеют, что должны отвечать за человека, которому дали жизнь. Ответственностью, видимо, они не отличались. Да и не нужна она была им! Впрочем, как и сама дочь.

     Тетя Вероники давно уже решила, что девушке нужно посмотреть на мир другим взглядом, ведь розовые очки постоянно скрывали от нее реальное положение вещей. Генриетта хотела научить Веронику никогда не сдаваться, быть умной, смелой, когда того требовали новые впечатления, и, конечно же, быть честной по отношению к самой себе.

     Поднакопив средств, которые она получала от дополнительной работы швеи, Генриетта решила подарить Веронике поездку в теплую солнечную страну, где жили ее родственники. К сожалению, за долгие годы связь с ними потерялась, и Генриетта не лелеяла надежд устроить у них свою племянницу. Поэтому она решила купить недорогой тур по Италии, чтобы ее воспитанница могла вдоволь насладиться природой этой страны.

     Пока девушка училась в университете на деньги, которые ее тетя скопила за долгие годы кропотливого труда на шоколадной фабрике, она бегала от непроглядной жизни. Сверстники и однокурсники всегда гнобили ее и дразнили за то, что девушка – отпрыск без роду без племени. Хотя когда Веронику волновало, что о ней подумают люди?

     Однако, замечая, как девушка приходила из университета вся в слезах, тетя мгновенно понимала, что происходило за стенами престижного учебного заведения: постоянные оскорбления и недопонимания со стороны ее друзей по факультету. Вероника Ледянова училась на предпоследнем курсе по специальности модельер-дизайнер. В далеком детстве ей всегда нравилось рисовать всевозможные эскизы мужской и женской одежды, поэтому она и решила попробовать себя в данной профессии.

     Генриетте никогда не хотелось в чем-то ограничивать свою девочку. Она была очень привязана к Веронике, несмотря на ее вздорный характер: девушке не нравилось, когда тетя учила ее правде жизни. Но Генриетта все равно любила Веронику, как свою дочь, и девушка, несомненно, понимала, что многим обязана своей тете. Пускай Генриетта была ей и не родным человеком, но за годы, которые она воспитывала девушку, эта смелая и добрая женщина, пятидесяти пяти лет, волосы которой уже слегка посеребрила седина, была Веронике ближе всех на свете. Не только потому, что они так хорошо знали привычки и характер друг друга, а еще и потому, что за долгие годы между ними возникло полное взаимопонимание. В любой момент они были готовы прийти друг другу на помощь. Вероника и Генриетта были почти как сестры, несмотря на большую разницу в возрасте.

***

     Вероника, как обычно, вернулась после университета домой и с облегчением вздохнула, понимая, что скоро отдохнет от своих однокурсников, которые постоянно издевались над ней. Девушка уедет в совсем другую, незнакомую ей страну получать новые эмоции.

     Но страх перед неизведанным одолевал Веронику. Она еще никогда не путешествовала, и это рождало в ее душе какую-то странную тревогу. Но девушку влекло за собой желание увидеть, как жизнь людей другой страны отличается от ее.

     Долго смотря на улицу из окон своей спальни, в которой она всегда любила чувствовать свое одиночество, Вероника не заметила, как в комнату вошла тетя. Она слегка улыбалась, глядя на свою единственную воспитанницу.

     – О чем задумалась, моя хорошая? – ласково спросила ее тетя Генриетта.

     – Да так. Подумала… Какая там жизнь, в Италии? Какие там люди? – спокойно ответила Вероника, хотя внутренне очень нервничала.

     – Я думаю, там все, как у нас. Может быть, жизнь немножко отличается от нашей. Но тебе не о чем беспокоиться, милая. Я заказала групповой тур по Италии, поэтому ты не будешь одна, а будешь везде ездить с группой. Главное, будь внимательной и всегда находись рядом с гидом, и ты никогда не потеряешься в этой солнечной стране, – отметила ее тетя.

     – Тетя, я не маленькая! И если мне двадцать три года, это не означает, что я ничего не знаю о том, как устраиваются поездки за границу. Я не такая глупая, как ты можешь подумать!

     – Опять прослеживаются черты твоего вздорного характера, Вероника. Ты не могла это сказать более вежливым тоном? – попрекала ее тетя Генриетта.

     – Прости, – вдруг осеклась девушка. – Я не хотела тебя обидеть…

     – Я очень хорошо тебя знаю, чтобы обижаться на такие мелочи, – весело ответила женщина. – Хотя ты должна приструнить свой характер. А если он вдруг не понравится молодому человеку, которого ты встретишь?

     – Вздор! Мне никто не нужен, кроме тебя, – призналась Вероника, развернувшись от окна и переключая внимание на свою тетю. Она ближе подошла к ней, чтобы нежно ее обнять.

     – Это хорошо, – засмеялась Генриетта. – Но тебе нужна семья и муж, который будет заботиться о тебе, когда меня не станет…

     – Прекрати так говорить! – гневно ответила девушка, хотя понимая, что тетя абсолютно права. – Ты будешь жить вечно. Помяни мое слово!

     – Как бы я хотела верить, моя девочка! – горестно вздохнула Генриетта. – Но жизнь идет своим чередом, а я старею. А тебе нужен человек, на которого ты сможешь опереться в жизни и который проведет тебя по дороге своего сердца, крепко держа за руку и шепча тебе на ухо слова любви.

     – Мне порой кажется, что это у тебя на носу розовые очки, а не у меня, – хмыкнула Вероника. – Кто захочет породниться с такой, как я, без роду и без племени?! Ответь.

     – Ты плохо думаешь о себе, дорогая. У тебя чистое сердце и добрая душа. Что еще надо мужчине? Остальное ты познаешь в процессе взросления... – Женщина смело подмигнула Веронике.

     – Тетя! – вспыхнув, сказала ей девушка. – Ну и мысли у тебя!

     – А я не знаю, о чем ты подумала. Каждый думает в меру своей испорченности, – невинно посмотрев на нее, ответила тетя Генриетта, которую удивляла скромность своей воспитанницы.

     – Ты такая хитрая женщина! – Вероника поддразнивала свою тетю, прищурив карие, с восточным разрезом глаза.

     – О, да! – в ответ ей засмеялась Генриетта. – Я всегда была такой, даже когда была молода и юна, повстречав мужчину всей жизни. Но твой дядя так рано ушел в другой мир, и моя жизнь изменилась. Теперь я живу только для тебя, и ты это знаешь.

     – Знаю, – удрученно ответила девушка, понимая, насколько ее тетя была одинока в жизни без спутника. – Я так бы хотела, чтобы твой муж был с тобой...

     – Видно не судьба, – пробормотала женщина, чувствуя, что глаза предательски наливаются слезами. Ее муж был для нее всем.

     Понимая, что расстроила свою тетю, Вероника взяла ее за руку:

     – Тетя Генриетта, ты еще будешь счастлива. Я верю.

     – Спасибо, моя радость, – ласково коснувшись ее щеки, поблагодарила ее женщина. – Но хватит лирики. Почему ты все еще не готова?!

     – В смысле? – встрепенулась девушка.

     – В смысле, что через пять часов у тебя самолет в Рим. Забыла? – немного сердясь на беспечность своей воспитанницы, сказала ей Генриетта.

     – Так скоро?! Совершенно не замечаю времени, когда нахожусь здесь, – прошептала Вероника, имея в виду, что всегда чувствовала себя в своей комнате спокойной, умиротворенной и счастливой. Она находилась в приятной атмосфере мечтаний, которую создавала сама.

     – Ты собрала все вещи для поездки?

     – Осталось совсем немного. Ты же знаешь, тетя, мой гардероб не велик, – грустно промолвила девушка. – Мне нечем похвастаться.

     – Есть чем. У тебя острый ум и неограниченная энергия. Ну, а о внешности мне и говорить не стоит! Ты сама это знаешь.

     – Я не уверена, что когда-нибудь найду себе мужа.

     – Когда ты совершенно не будешь ожидать этого, судьба укажет тебе путь, – подбадривала Веронику ее тетя.

     – Надеюсь, ты права! – усмехнулась девушка замечанию дорогого ей человека.

     – Интуиция меня никогда не подводила, дорогая, но хочу сказать тебе одну вещь. Я сегодня работаю вечером, и, к сожалению, начальник меня не отпускает. А я так хочу проводить тебя в аэропорт! Ты не обидишься, если поедешь одна? – переживая, что не может подольше остаться со своей воспитанницей, спросила Веронику Генриетта.

     – Нет, – улыбаясь, убеждала ее девушка. – Ты же занятой человек. Не то что я, которая слоняется по улицам, гуляя в одиночестве.

     – Не  говори  так. Когда  ты  выучишься, у  тебя  будет  любимая профессия, и ты еще покоришь всех своим талантом. Несомненно!

     – Тетя, ты так безгранично веришь в меня, что я не смогу отступить! – с чувством благодарности, сказала ей девушка.

     – Ты сможешь сделать фурор в мире моды! Я это чувствую.

     Вероника больше не хотела задерживать свою тетю, потому что знала, что та зашла ненадолго, только чтобы перекусить и отдохнуть. Ведь скоро ей нужно ехать на вторую работу, которая давала ей солидный заработок. Швеи требовались везде.

     Расстроившись из-за обстоятельств, Генриетта произнесла:

     – Вероника, хочу тебя предупредить. Будь очень осторожна в чужой стране! Твоей наивностью могут воспользоваться. Особенно, мужчины. Поэтому, я даю тебе это. На всякий случай.

     Женщина достала из своих светлых брюк газовый баллончик и протянула его девушке.

     – Уж не думаешь ли ты, что до этого дойдет дело? – удивлялась Вероника, понимая, что за предмет дала ей женщина.

     – Всякое может случиться. Ты же одна, и я не смогу защитить тебя. Но страх мне не помощник, если я решила, что ты должна проветриться и увидеть новый мир. Это пойдет тебе на пользу, Вероника. Тем более что занятия в университете закончились, и начинаются каникулы. Следовательно, в Петербурге тебя больше ничего не держит.

     – Держит. Ты… – ласково сказала ей девушка, поцеловав женщину в щеку.

     – Милая, не будем сейчас предаваться чувствам. Ты должна ехать, а то я и вправду никуда не отпущу тебя от своей юбки! В данном случае, брюк.

     Они обе расхохотались, но понимая всю серьезность ситуации, крепко обнялись, будто навсегда прощаясь друг с другом.

     – Ты знаешь мой мобильный. Если что – звони. Я всегда на связи, – наградив свою племянницу объятием матери, Генриетта отошла от Вероники в сторону.

     – Спасибо, тетя. Я никогда не смогу расплатиться за все, что ты для меня сделала и еще сделаешь!

     – Тебе не терпится поскорее избавиться от моей опеки! – засмеялась Генриетта.

     – Это только в мыслях... – улыбка мгновенно осветила лицо Вероники. – А в сердце – нет. Я тебя очень люблю и всегда буду!

     – И я тебя, моя родная. Иди! Тебе, правда, пора собираться! – строго сказала ей тетя, и девушка поняла, что действительно пора уезжать.

     Засуетившись и кидая в сумку из шкафа легкие, летние вещи, Вероника положила еще две теплые кофты и пару ботильонов на случай, если будет холодно и Италия не будет радовать теплой погодой.

     Генриетта долго смотрела на девушку, которую опекала двадцати три года. Как же быстро пролетело время. Казалось, она только вчера взяла эту кроху из приюта, которая своим вскриком возвестила о том, что будет хвататься за каждую возможность жить в этом мире. Малютка была такой милой и такой хрупкой. Она стала неотъемлемой частью жизни Генриетты и наполнила ее радостью и счастьем.

     Но теперь Вероника улетала в другую страну, и очень далеко. Так далеко, что Генриетта уже не могла следить за ней, как раньше, и знать, что девушка в абсолютной безопасности. Но она должна была отпустить Веронику.

     – Я заказала для тебя такси, – поведала Генриетта Веронике, когда та собиралась и причесывала свои непослушные русые кудри перед зеркалом.

     – Зачем так тратиться?! – укоряла свою тетю Вероника.

     – Потому что я так хочу! – гордо вскинув голову, ответила ей Генриетта. – Тем более, я буду уверена, что ты в безопасности доехала до аэропорта.

     – Тетя! – остановив ее речитатив, сказала Вероника. – В такси тоже не безопасно.

     – Тебя отвезет мой хороший и близкий друг. Ему за шестьдесят, – засмеялась женщина, понимая, о чем волнуется ее племянница.

     – Одного не пойму, откуда у тебя такие связи?

     – Остались после супруга, – печально ответила Генриетта, вспоминая своего покойного мужа.

     – Твой любимый муж всегда будет с тобой, – уверяла ее Вероника, положив свою ладонь на плечо такой сильной, но порой уязвимой женщины.

     – Я чувствую, – тихо произнесла Генриетта. Но вспомнив о том, что девушке пора в путь дорогу, продолжила. – Не хочу больше грустить о прошлом. Поезжай, дорогая. Я так волнуюсь! Ты должна успеть на самолет! А то мало ли пробки, и машина задержится в пути. А ведь мы с тобой живем в крупном городе!

     – Хорошо, тетя! – согласилась Вероника, крепко обнимая самую близкую ей женщину. Вдруг в домофон позвонили, и Генриетта сразу поняла, что за ее воспитанницей приехало такси.

     – Подожди! – вдруг вскрикнула женщина, быстро убегая в свою комнату и через минуту возвращаясь к Веронике. Она держала в руках листок бумаги, на котором было что-то написано. – Это адрес моих родственников в Риме. Если у тебя будет много времени после экскурсий, найди их. Я не очень уверена, но, должно быть, они сейчас улетели на Галапагосские острова. Но если нет, то ты их встретишь в Риме. Они очень приятные люди. Я не успела их предупредить, что ты летишь в Италию, так как сама знаешь, все получилось так спонтанно и неожиданно. Твой тур в Европу не был запланирован.

     – Не беспокойся. Я постараюсь их найти, если будет свободное время. Но я думаю, ты осознаешь, что такое количество экскурсий, которое есть в моем графике, сделает мои дни полностью занятыми, – не желая огорчать тетю, проговорила Вероника.

     – Я понимаю, но все же… возьми, – Генриетта протянула листок, и, взяв бумажку, девушка одобрительно кивнула головой.

     – Спасибо.

     – Береги себя, – дрожащим голосом сказала ей Генриетта, чувствуя, что к горлу подступает комок и слезы наворачиваются сами собой.

     – Только ради тебя буду осторожной, – тихо произнесла Вероника, крепко сжимая в объятиях добрую, чудесную женщину, которая так сильно любила ее.

     – Моя золотая, – зашептала Генриетта, и не в силах сдерживаться, отвернулась от девушки. Она махнула Веронике рукой, чтобы та не обращала внимания на ее расплакавшееся лицо и не теряя времени, ехала в аэропорт.

     Девушка должна была идти к заветной цели – поездке в Италию.

     Понимая, что сама сейчас заплачет, Вероника быстро взяла свои сумки и вышла из квартиры, идя вниз по лестнице, не вызывая лифт. Их квартира находилась на втором этаже жилого дома, и не было смысла спускаться на первый этаж в лифтовой кабине.

     Выйдя на улицу, Вероника сразу увидела возле такси пожилого человека, одетого в строгий темно-серый костюм. Он стоял рядом с черным ауди и с важным видом покуривал сигарету, кидая пепел подле себя. Заметив Веронику, мужчина сразу встрепенулся, выбрасывая окурок в урну и протягивая руку девушке, чтобы познакомиться. Вероника также пожала ему руку, и мужчина улыбнулся. Он положил ее вещи в багажник машины и открыв ей дверь, предложил сесть с ним в машину.

     – Куда прикажете, леди? – спросил  незнакомец, повернув ключ зажигания и ожидая ответа девушки. Вероника слегка улыбнулась его словам.

     – В аэропорт Пулково.

     – Хорошо, – спокойно ответил мужчина. И тут они так быстро поехали по дороге, что девушка даже не поняла, как они оказались на пересечении улицы с проспектом, по которому машина уже направилась в сторону аэропорта.

     Вдруг в салоне автомобиля затрезвонил телефон испанским рингтоном, и мужчина нервно передернулся. Он поднял трубку, пытаясь привести мысли в порядок.

     – Да… Это я, Гети. Ну сколько можно?! – резким тоном отвечал мужчина. – Она едет со мной. Веду машину осторожно! Черт возьми, твоей девочке уже двадцать три года, а ты все беспокоишься о ней, как о годовалом ребенке!!!

     Вероника захихикала, понимая, что не она одна устает от чрезмерного контроля своей любимой тети.

     – Дорогая... – Вероника стала более отчетливо слышать голос мужчины, говорящего по телефону с ее тетей. Тон его голоса начинал приобретать эмоциональную насыщенность. – Я понимаю, но все же. Дай ей волю! Девочка совсем затюкана твоим воспитанием!

     Буркнув женщине что-то непонятное на испанском, он положил трубку, нервно ударяя пальцами по рулю машины. Вероника улыбнулась, понимая, что даже такого мужчину, как ее сопровождающий, тетя могла довести до белого каления.

     – Неужели, она и за вас взялась? – смело спросила таксиста девушка.

     – Да! – отчеканил мужчина. – Ее контроль распространяется не только на твою личность. Не надевай то, надевай это, сходи сюда, а не туда! Неужели все женщины такие? Знаешь, что она мне сказала?!

     Вероника подавила смешок.

     – Что?

     – Что если я буду вести машину, как ненормальный, и не буду осторожен на дороге, она оставит меня вечером без ужина! Какова! А? – вспыхнул он.

     – Понимаю, – улыбнувшись, ответила таксисту Вероника, хорошо зная свою тетю. – Но вы не переживайте. Тетя всегда такая, когда дело касается людей, которых она очень любит.

     – Я заметил, – сменив гнев на милость, успокоился пожилой мужчина. – Извини. Я не представился. Твоя тетя может вскружить голову!

     – Точно-точно, – захихикала девушка в ответ на его жалобы.

     – Меня зовут Рикардо. А тебя?

     «Неужели моя тетя встречается с испанцем?!» – Вероника вздрогнула, анализируя его разговор с тетей и рассматривая черты его лица. Хотя Рикардо Алонсо и говорил на ломаном русском, но речь у него была отличная, почти без акцента.

     Мужчина в момент понял, почему Вероника замолчала. Его имя давало понять, что он не местный, и девушка была недалека от истины. Его отец был испанцем, а мать – русской, и переехал мужчина в Россию только в юности.

     – Извините, – сказала девушка, прервав молчание. – Я не ожидала, что моя тетя встречается с мужчиной из другой страны.

     – Я так и понял. Но ты не ответила на мой вопрос, – снова спросил ее Рикардо, пытаясь узнать о девушке побольше.

     – Меня зовут Вероника, – представилась она, слегка краснея.

     – Не смущайся, дорогая. Я слишком стар, чтобы смущать тебя!

     Девушка засмеялась в ответ его шутке, и напряжение в разговоре сразу ушло.

     – Ну вот, ты уже не нервничаешь. А то мне, право, неприятно думать, что Гети и тебя держит в узде.

     – Она добрая… Не думайте о ней, как о расчетливой женщине.

     – В жизни бы так не подумал! Кстати, по поводу происхождения. Не удивляйся, что я наполовину испанец.

     – То есть как наполовину? – раскрыв глаза от удивления, спросила Вероника.

     – Моя мать была русской, отец испанцем. Вся моя семья жила в Испании, а иногда в России, когда мы часто переезжали с места на место. Но когда я вырос, я сам решил осесть здесь, – с грустью рассказывал Рикардо о своем прошлом.

     – А почему были?

     И вдруг Вероника поняла, что сказала лишнее. Она всегда была тактичной, но тут не сдержалась.

     – Потому что они умерли. Давно. Лет двадцать тому назад. Отцу пришлось заняться бизнесом на родине, в Испании, и моя мать согласилась на это. Но она не вытерпела разлуки с мужем, и спустя три года умерла. Я думал, что люди никогда не умирают от тоски по любимому. Но они умирают... если слишком сильно любят...

     На мужчину волной накатили воспоминания, и он загрустил. Испанец очень любил своих родителей, и до сих пор души в них не чаял. Он очень скучал по ним.

     – Простите меня… – прослушав маленькую исповедь от Рикардо, извинялась Вероника. – Не хотела бередить ваши старые раны...

     – Ничего страшного, – буркнул он. – Все проходит.

     Вдруг мужчина резко замолчал, и они долго ехали в тишине, пока не показался аэропорт. Приехав, Рикардо выгрузил багаж Вероники и как ни в чем не бывало поднял тяжелые сумки, будто они весили легче пуха. «Столько лет, а держится бодрячком», – подумала Вероника и сразу представила, как было бы хорошо, если бы ее тетя и этот испанец поженились в скором времени.

     – Спасибо, – сказала девушка, пожав ему руку.

     – Пока не за что, дорогая. Я еще должен убедиться, что посадил тебя на самолет и с тобой все хорошо. Иначе твоя тетя оторвет мне голову и съест ее на завтрак.

     Вероника рассмеялась, но потом быстро одернула себя.

     – Тебе смешно? – изумленно хмурясь, но в тоже время чему-то радуясь, спросил ее шестидесятилетний Рикардо.

     – У меня никогда не было друзей, имеющих черное чувство юмора. Вы забавный. Я думаю, поэтому, так нравитесь моей тете.

     – Генриетта что-нибудь говорила обо мне? – понимая, что сейчас сможет услышать о себе правду, испанец мгновенно встрепенулся.

     – Немного. Сказала, что вы ее самый близкий и хороший друг, – ответила девушка.

     – И только? – огорчаясь, спрашивал он ее.

     – Я думаю, «не только» она скажет вам потом сама.

     Мужчина расхохотался в ответ Веронике.

     – Вы так похожи! Никогда бы ни подумал, что она твоя неродная тетя. – Рикардо вдруг осознал, что сам сболтнул лишнее. – Прости, дорогая. Не хотел тебя обидеть... – извиняясь, добавил он, но Вероника моментально его прервала.

     – Все в порядке, ведь это правда. Правду еще никто не отменял. Я должна жить с этим и понимать, что у меня никогда не будет полноценной семьи. Я всегда буду одна, – пролепетала Вероника, шмыгнув носом, как маленькая девочка.

     – Это не так! – взяв ее за плечи, сказал пожилой мужчина. – У тебя есть тетя. Она – твоя семья. Ну, может быть, я буду твоим дядей, как бонус.

     Рассмеявшись, Вероника расслабилась, когда душевная боль внезапно отступила. У испанца был талант поднимать ей настроение своими шутками.

     Но зная, что уже пора, они медленно направились внутрь здания аэропорта. Но тут Рикардо быстро взял ее за руку и проговорил:

     – Никогда не пытайся идти на поводу у кого-то, уняв свои чувства. Не пытайся притворяться, что тебе все равно, если ты чувствуешь боль. Когда дело коснется этого, ты вспомнишь мои слова. Поверь мне, Вероника, и прислушайся к себе. Никогда не изменяй своим желаниям или будешь сильно страдать. Этим примером тебе могут послужить мои родители, которые умерли от тоски. Прости за признание, но я хотел тебе это сказать, так как вижу, что ты – добрый человек и достойна лучшего. Ты должна знать всё о жизни.

     – Спасибо, Рикардо. Извините, не знаю вашей фамилии.

     – И не надо. Я просто Рикардо, – улыбнулся мужчина, показав свои белоснежные зубы, которые так контрастировали с его загорелой кожей. «Наверное, в молодости он был чертовски привлекателен и такой же заботливый, как и сейчас. Поэтому, тетя Генриетта нашла в нем свою защиту и свой женский покой», – размышляла Вероника. – «Теперь мне нечего бояться, я могу спокойно лететь, зная, что дома мою тетю охраняет настоящий мужчина, готовый постоять за нее».

     – До свидания! – сказала она, пожав руку испанцу.

     – Может, помочь? – спросил он, видя, как девушка осторожно берет сумки.

     – Я сама. Спасибо большое за помощь и берегите мою тетю! – Вероника нечаянно сказала ему, вдруг испугавшись собственной откровенности.

     – Обязательно. Ты, главное, береги себя! – Испанец похлопал ее по плечу. – Я бы дал тебе свой нож, но тебя не пропустят через металлоискатель.

     – Все нормально. Я справлюсь. Не становитесь моей тетей!

     Рикардо нервно усмехнулся в ответ на ее юмор.

     – Не смогу, – снова улыбнулся он. – Твоя тетя оригинальна по своей сути. Но, пожалуйста, будь начеку в чужой стране. Удачи!

     – Вам также удачи!

     Помахав мужчине рукой, Вероника направилась к столу регистрации, когда в кармане Рикардо снова зазвонил мобильный телефон.

     Конечно, это была Генриетта. Кто же еще?

     – С Вероникой все хорошо? Ты проводил ее до стойки регистрации? Посадил ее на самолет? – тараторила женщина без умолку.

     – Да, дорогая. Не переживай. Ей уже дали посадочный талон.

     – Спасибо, горячий мужчинка, – слегка дразня его, пропела в трубку Генриетта.

     – Нехорошо меня дразнить, Гети, когда я так далеко от тебя… Я могу что-то сделать с тобой, когда вернусь обратно… – страстно зашептал в телефон Рикардо.

     – Абсолютный бесстыдник! Возвращайся на работу, а вечером тебя будет ждать ужин. Если ослушаешься меня – ничего не получишь! – пригрозила ему Генриетта.

     – Ничего это что? – взъерепенившись, как ястреб, спросил ее испанец.

     – Догадайся, Рикардо, – лукавила Генриетта, загибая ткань изделия и думая, как красиво прострочить шов.

     – Вот приеду домой и накажу тебя! – вскинул брови мужчина, готовый к битве за сердце Генриетты. Он был полон сил завоевать женщину, пусть не был молод телом, но был молод душой. Ведь, главное же, насколько лет чувствует себя сам человек, а не на сколько лет он выглядит в реальной жизни.

     – Ах! Ну, погоди! У меня тоже кое-что припасено для тебя, страстный испанец! – бросила ему в ответ Генриетта, меняя тон голоса на более искушающий. Она любила его слова, его буйство энергии, будто ему было не 60, а все 20 лет!

     – Страстная дама! – шепнул ей Рикардо и повесил трубку.

     Проснувшись от мечтаний об испанце, Генриетта снова принялась строчить швы на машинке. Платье становилось все более элегантным и красивым, потому что Генриетта умела творить чудеса с вещами.

     Но вспомнив про свою воспитанницу, она уже соскучилась по ней...

Вступить в МовелласУзнать о чем вся эта суета. Присоединись сейчас и начни делиться своей креативностью и страстью.
Loading ...